ОтчетыСпиннингФидерНахлыстПоплавокМорскаяБарахолкаРеклама
  1. Рекомендуем вам ознакомится с кратким путеводителем по форуму

Рассказы про Штирлица

Все темы которые можно отнести к юмору, сатире и т.д.
  1.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    Автор неизвестен

    ОПЕРАЦИЯ "ИГЕЛЬС"

    ПРЕДИСЛОВИЕ.
    За окном шел снег и рота красноармейцев.
    Иосиф Виссарионович отвернулся от окна и спросил:
    - Товарищ Жюков, вас еще не убили?
    - Нет, товарищ Сталин.
    - Тогда дайте закурить.
    Жуков покорно вздохнул, достал из правого кармана коробку "Казбека" и протянул ее Сталину. Покрошив несколько папирос в трубку,
    главнокомандующий задумчиво прикурил от протянутой спички.
    Через десять минут он спросил:
    - А как там дела на западном фронте?
    - Воюют, - просто ответил Жуков.
    - А как чувствует себя товарищ Исаев?
    - Ему трудно, - печально сказал Жуков.
    - Это харашо, - сказал Сталин. - У меня для него есть новое
    задание...
    А за окном шел снег и рота красноармейцев.

    ГЛАВА 1
    Низкий закопченный потолок кабачка "Три поросенка" был почти черным от сажи, стены были изрисованы сценами из знаменитой сказки, в честь которой был назван кабачок. Кормили в кабачке не очень хорошо, поили еще хуже, но это не отпугивало его завсегдатаев. Отпугивало их другое. С недавних пор в кабачок повадился заглядывать штандартенфюрер СС фон Штирлиц.
    Вот и сейчас он сидел у дальнего столика, который был заставлен едой на семерых, а бутылками на восьмерых. Штирлиц был один и никого не ждал. Иногда ему становилось скучно, он вытаскивал из кармана маузер с дарственной надписью "Чекисту Исаеву за освобождение Дальнего Востока от ФелФикса Эдмундовича Дзержинского" и с меткостью истинного ворошиловского стрелка расстреливал затаившихся по углам тараканов.
    - Развели тут! - орал он. - Бардак!
    И действительно, в кабачке был бардак.
    Пол был залит дешевым вином, заплеван и завален окурками. Создавалось впечатление, что каждый считал своим долгом если не наблевать на пол, то хотя бы плюнуть или что-нибудь пролить. То и дело, ступая по лужам и матерясь, проходили офицеры. За соседним столиком четверо эсэсовцев грязно приставали к смазливой официантке. Ей это нравилось, и она глупо хихикала. В углу, уткнувшись лицом в салат из кальмаров, валялся пьяный унтерофицер без сапог, но в подтяжках. Иногда он начинал недовольно ворочаться и издавал громкие неприличные звуки. Два фронтовика, попивая шнапс у стойки, тихо разговаривали о событиях на Курской дуге. Молоденький лейтенантик вкомпании двух девушек подозрительной наружности громко распинался о том, какой он молодец, и как хорошо он стреляет из пистолета. Штирлиц отпил из кружки большой глоток пива, поковырялся вилкой в банке тушенки и пристальным взором оглядел окружающую действительность разлагающейся Германии, изредка задерживая взгляд на некоторых выдающихся подробностях снующих между столиками официанток.
    - Какие сволочи эти русские, - неожиданно для всех сказал молоденький лейтенантик. - Я бы их всех ставил через одного и стрелял по очереди.
    В помещении воцарилась тишина. Все посмотрели на Штирлица. Штирлиц выплюнул кусок тушенки, встал, и, опрокинув три столика, строевым шагом подошел к зарвавшемуся лейтенанту.
    - Свинья фашистская, - процедил он и влепил лейтенанту пощечину.
    - Простите, я не совсем понимаю... - пролепетал оторопевший лейтенант.
    Штирлиц вышел из себя, и, схватив табуретку, обрушил ее на голову незадачливому лейтенанту. Лейтенант упал, и Штирлиц начал злобно пинать его ногами.
    - Я, русский разведчик Исаев, не позволю грязному немецкому псу
    оскорблять русского офицера!
    Четверо эсэсовцев бросились разнимать дерущихся. Развеселившегося Штирлица оттащили от стонущего лейтенанта, и, чтобы успокоить, предложили выпить за Родину, за Сталина.
    - Да, - сказал Штирлиц, немного успокоившись. Он выпил кружку шнапса, рыжий эсэсовец с готовностью налил вторую, Штирлиц выпил еще, лейтенант стал ему неинтересен.
    - Ну как же можно, - шепнул один из фронтовиков рыдающему лейтенанту,
    - при самом Штирлице говорить такое о русских, да еще и в таких выражениях! Я бы вас на его месте убил.
    - Штирлиц - добрая душа, - вздохнул второй фронтовик, - я помню, три дня назад тут били японского шпиона, так все били ногами, а Штирлиц - нет.
    - Добрейший человек, - подтвердил первый фронтовик, и они вывели лейтенанта на свежий воздух.
    Штирлиц, обнявшись с эсэсовцами, громко пел "Гитлер зольдатен".
    Пьяный унтерофицер поднял голову из салата, обвел зал мутным взглядом и восторженно заорал:
    - Хайль Гитлер!
    Весь зал вскочил, вскинув руки, стены задрожали от ответного рева:
    - Зиг хайль!!!
    А Штирлиц уже спал, снились ему соловьи, русское поле и березки, снились ему голые девки, купающиеся в озере, а он подглядывал за ними из кустов.
    Сейчас он спит, но ровно через полчаса он проснется, чтобы продолжать свою нелегкую, нужную для Родины работу.

    ГЛАВА 2
    В кабинете Мюллера стоял сейф, в котором Мюллер хранил дела на всех сотрудников Рейха. Он часто с любовью залезал в свой сейф за очередным делом, чтобы пополнить его, восстановить в памяти, просто полистать или привести в действие. Но последнее случалось редко, ибо Мюллер, как истинный коллекционер, не любил расставаться с делами своих подопечных. Сейфы с делами были почти у всех сотрудников Рейха, кроме Штирлица, но такого обширного собрания сочинений не было ни у кого, даже у самого Кальтенбруннера. Это было маленькое и невинное хобби шефа гестапо. В его коллекции были Гиммлер, Геббельс, Шелленберг, Борман, Штирлиц и даже сам Кальтенбруннер.
    Обергруппенфюрер сидел у камина и листал дело Бормана, это было одно из самых объемных дел в его сейфе. Мюллер насвистывал арию Мефистофиля из Фауста и перечитывал любимые строки.
    Партайгеноссе Борман был мелкий пакостник. Если Борману не удавалось досадить кому-нибудь, он считал прожитый день пропавшим. Если же получалось кому-нибудь нагадить, Борман засыпал спокойно, с доброй, счастливой улыбкой на лице. Любимая собачка Бормана, которая жила в его кабинете, кусала офицеров за ноги, и поэтому всем приходилось ходить по Рейху в высоких сапогах. Мюллер, у которого было плоскостопие, от этого очень страдал. Однажды он имел неосторожность зайти в кабинет Бормана в
    кедах и был злостно укушен за левую ногу. Собачку пришлось отравить. С тех пор они с Борманом стали злейшими врагами.
    Борман был любитель подкладывать кнопки на стулья, рисовать на спинах офицеров мелом неприличные слова, натягивать в темных коридорах сложные системы веревочек, споткнувшись о которые несчастная жертва в лучшем случае падала или обливалась водой, в худшем - получала по голове кирпичом. Особенной любовью Бормана пользовались ватерклозеты. Какие только гадости он не писал на дверях и стенах об офицерах Рейха, а иногда перерисовывал из французских бульварных журналов непристойные картинки. Под одной из таких картинок он подписал "это Ева Браун". Фюрер оскорбился и поручил ему же, Борману, выяснить, кто это сделал. Два месяца все в Рейхе пресмыкались перед Борманом, а Штирлиц даже придумал версию, чтобы оградить себя от подозрений, что это сделал китайский шпион. В конце концов пострадал адмирал Канарис, который неосторожно выиграл у Бормана в преферанс его новую секретаршу. Секретарши были второй страстью Бормана. Он то и дело увольнял одних и нанимал других, менялся секретаршами с Гиммлером, Шелленбергом, просил подарить секретаршу Мюллера, но Мюллер отказал. В Рейхе Бормана не любили, но побаивались. Кому же приятно видеть свое имя на стене сортира?
    Борман был толст, лыс и злопамятен. А сам Борман в это время был занят делами. Острым ножом он вырезал на двери туалета надпись: "ШТИРЛИЦ - СКОТИНА И РУССКИЙ ШПИОН". Удовлетворенно чмокнув, Борман дернул за веревочку и вышел. Он тщательно вымыл руки и с чувством выполненного долга направился в свой кабинет. День обещал быть удачным.
    В кабинете Борман открыл сейф, запертый на семь секретных замков и просунул голову внутрь. Вчера он повесил в сейфе табличку на русском языке: "Руским развечикам смареть заприщено!" Кто-то красным карандашом исправил ошибки и подписал: "Борман дурак". Борман достал русско-немецкий словарь, перевел и логически помыслил: "Кто-то исправил ошибки... значит кто-то залез в сейф... это не я... значит это русский шпион... и плюс ко всему он лично знает Бормана. Следовательно, я его тоже знаю". Борман надолго задумался. Через полчаса он догадался поискать отпечатки пальцев. Еще через полчаса он их нашел. Видимо, русский разведчик ел тушенку. Банка стояла тут же, в сейфе. "Здесь чувствуется работа Штирлица. Интересно, что сказал бы Кальтенбруннер?" Борман вздохнул. Со Штирлицем связываться не стоило, все равно что-нибудь придумает, еще и сам виноват окажешься. Это знали все. Борман еще раз вздохнул и достал из сейфа дело пастора Шлага. За пастором он следил давно и с интересом. Этот человек имел обширную женскую клиентуру. Пастор бегал за любыми женщинами: старыми и молодыми, красивыми и не очень, замужними и наоборот, и женщины отвечали ему взаимностью, что Бормана, которого женщины не любили, очень удивляло и даже сердило.
    "Зачем одному человеку столько женщин? Я понимаю, если бы они были, во-первых, секретаршами, во-вторых, у меня, а так... Наверно, он работает на чью-то разведку. Скорее всего, это не наша разведка. Следовательно, иностранная, - Борман поднял палец вверх. - Его надо пощупать..."
    И Борман, позвонив Айсману, отдал распоряжение.
    От сильного удара ноги дверь распахнулась, и в кабинет вошел хмурый и заспанный Штирлиц.
    - Борман! Дай закурить!
    "У Штирлица кончились папиросы, - подумал Борман, протягивая портсигар с профилем фюрера, - значит он много курил. Много курят, когда думают, значит он много думал. Штирлиц просто так не думает, значит, он что-то замышляет."
    И Борман посмотрел в честные глаза Штирлица.
    - Как дела?
    - Плохо.
    "Я, как всегда, прав! - обрадовался Борман. - Точно что-то замышляет!
    Надо его пощупать."
    - Не хочешь ли кофе?
    - Нет, - Штирлица передернуло. - Лучше пива.
    Борман нажал на кнопку, и вошла секретарша. Штирлиц ее раньше не видел.
    - Новенькая?
    - Да, - похвалился Борман.
    - А ничего, - одобрил Штирлиц.
    - Мне тоже нравится, - сказал польщенный Борман. - Пива принеси, дорогая.
    - Слушаюсь, партайгеноссе.
    Секретарша принесла пива и стала ждать дальнейших распоряжений.
    - Можешь идти, - махнул рукой Борман.
    Секретарша, разочарованно покачивая бедрами, вышла. Штирлиц оторвал
    взгляд от двери и взял кружку с пивом.
    - Садись, - предложил Борман, подставляя стул.
    Штирлиц привычным жестом смахнул со стула кнопки и сел. "Заметил, -
    ядовито подумал Борман, - Штирлица на кнопки не возьмешь. Чувствуется рука
    Москвы."
    Глаза Штирлица потеплели.
    - Хорошее пиво, - сказал он.
    "Темнит, сукин кот. Обмануть хочет. Нет, брат Исаев, не на того
    напал. А не сыграть ли мне с ним шутку? Что если ему очень тонко
    намекнуть, что им интересуется Ева Браун?"
    - Штирлиц! Да ведь вами интересуется Ева Браун! - вскричал Борман.
    Штирлиц поперхнулся. С Евой Браун он встречался всего один раз, и тот
    на приеме у фюрера. Штирлиц был о себе высокого мнения, как о мужчине, но
    эта мысль никогда не приходила ему в голову.
    "Ева Браун может стать ценным агентом. Надо запросить центр."
    Штирлиц встал и высморкался в занавеску.
    "Клюнет или нет?" - подумал Борман.
    Штирлиц посмотрел в окно.
    - Какие ножки у этой крошки! - сказал он стихами, - Смотри, Борман.
    Борман достал из стола цейсовский бинокль и пошел к Штирлицу. Минуту
    они молчали. За это время Штирлиц успел обдумать слова Бормана, а Борман
    догадался, что Штирлиц его отвлек.
    "Водит за нос", - подумал Борман и ловко перевел разговор в другое
    русло.
    - Послушай, Штирлиц, у тебя такие обширные связи. Не мог бы ты
    достать умненькую собачку с острыми зубами?
    - Могу.
    "Этот все может", - подумал Борман.
    Штирлиц часто обещал что-либо Борману, как, впрочем, и всем
    остальным, но никогда ничего не делал.
    Штирлиц стрельнул у Бормана еще парочку сигарет, механически сунул лежащее на столе дело под мышку и направился к выходу.
    Борман бросился к столу и резко открыл верхний ящик. Около самой
    двери в десяти сантиметрах от пола натянулась бельевая веревка. Штирлиц резко перепрыгнул через нее, и, сказав "До свидания", скрылся за дверью.
    "Профессионал!"- простонал Борман.
    Да, Штирлиц был профессионалом. Он не стал листать украденное дело в коридоре, как поступил бы на его месте английский или парагвайский шпион, а выбрал самое укромное место в Рейхе.
    Войдя в ватерклозет Штирлиц обнаружил свежую надпись "ШТИРЛИЦ - СКОТИНА И РУССКИЙ ШПИОН". Штирлиц старательно зачеркнул слово "ШПИОН" и надписал слово "РАЗВЕДЧИК", а внизу приписал "БОРМАН - ТОЖЕ СКОТИНА". Здесь же он пролистал дело пастора Шлага. В голове его начал
    созревать еще неясный, но уже план.
    ГЛАВА 3
    Когда Айсман разбудил его, был уже конец рабочего дня. Штирлиц вышел на улицу, вынул пачку "Беломора" и прикурил у часового. Чеканя шаг, прошла рота эсэсовцев, проехал бронетранспортер, обдав Штирлица брызгами.
    "Скоты, - подумал Штирлиц, - нажрались и разъезжают. Вас бы на фронт, вшей кормить..."
    При слове "кормить" Штирлицу захотелось тушенки. Он притушил папиросу, сунул ее назад в пачку. Сплюнул два раза под ноги и решил сходить в ресторан.
    Шагая по вечернему Берлину, Штирлиц думал о разных неприятных вещах.
    Во-первых, кончался "Беломор", и его приходилось экономить. Во-вторых,
    интересно, какую информацию он может получить от Евы Браун, и разрешит ли
    центр контакт. И, наконец, радистка Штирлица внезапно забеременела и просилась домой, к мужу. Обо всех трех вещах следовало сообщить центру. А на связь с центром Штирлиц выходить не любил.
    Раздумья Штирлица отвлекла группа молодых разряженных женщин,
    которые, громко хихикая, курили на углу и смотрели в его сторону.
    "Шлюхи", - подумал Штирлиц. "Штирлиц", - подумали шлюхи.
    - Штирлиц! А не в ресторан ли ты идешь? - спросила одна из них,
    кокетливо поправляя прическу
    - Пойдем, - сказал галантный Штирлиц и взял ее под руку. Американский
    агент 008, которому обычно поручались самые трудные дела, был заброшен в
    Берлин, чтобы выяснить, что так долго делает в Германии русский агент
    Штирлиц, а заодно попытаться перевербовать его. Агенту такие дела были
    привычны. Как раз на днях он перевербовал пакистанского шпиона, который
    работал секретарем дуче в Италии. Штирлиц тоже представлялся агенту легкой
    добычей. За два дня агент 008 сумел выследить Штирлица и собрать на него
    настолько обширное досье, что этому позавидовал бы сам Мюллер.
    Агент 008 следил за Штирлицем от самого Рейхстага. Когда Штирлиц
    вошел со своей дамой в ресторан, агент слез с велосипеда и прицепил его
    замком к урне. Всунув швейцару пятидолларовую бумажку, он закурил
    гаванскую сигару и вошел в зал. Выбрав столик около Штирлица, агент сел,
    положил ноги на стол и щелкнул пальцами:
    - Бармен! Виски с содой!
    Двое гестаповцев около сцены, где, высоко подкидывая прелестные
    ножки, танцевали канкан, переглянулись.
    - По-моему, это американский агент, - шепнул один. - Слишком
    нахальный. Запиши на всякий случай его фамилию.
    Второй, более увлеченный девочками из варьете, чем какими-то
    американскими агентами, механически кивнул и заорал:
    - Бис!!!
    Штирлиц, обняв свою подругу, держал в руке стакан водки и увлеченно
    читал ей стихи Баркова в своем переводе. Сидящий рядом седой генерал
    пытался явно придуманными рассказами о своих похождениях на фронте
    очаровать молодую девушку и временами заглушал Штирлица. Штирлиц уже
    несколько раз недовольно глядел в его сторону, но из уважения к сединам
    ругаться не стал.
    Агент 008 достал зажигалку, сделал три фотоснимка и прикурил.
    - Вот вылезу из окопа на бруствер, - хриплым пьяным голосом вещал
    надоевший всем генерал, - а по полю партизаны. Пули вокруг свищут, а я
    саблю наголо, ору "заряжай", а по мне из пулемета - та-та-та.
    Громкий хохот подвыпивших эсэсоцев у окна перекрыл его слова:
    - Совсем заврался старый осел!
    Генерал оглянулся и понял что смеются над ним. Он выхватил саблю.
    - Это ты, тыловая крыса, меня, боевого генерала...
    - Господа! Успокойтесь! - вскричал конферансье на сцене. Мы все
    защитники фюрера и Великого Рейха, и в тылу и на фронте.
    Штирлиц, вытавщивший из кармана кастет, не смог успокоится и излил
    свои гнев на официанта:
    - Почему пиво разбавлено?
    - Но ведь вы его даже не пробовали, господин штандартенфюрер!
    - Молчать! - и Штирлиц вмазал официанту кастетом. Он не любил
    доставать кастет просто так.
    Официант перелетел через столик генерала и упал на колени его дамы.
    Дама завизжала, как поросенок, из которого хозяин решил сделать жаркое.
    Генерал снова вскочил.
    - Это ты, тыловая крыса, меня, боевого генерала...
    И в ярости схватил официанта и тоже вмазал.
    Официант вьехал головой в живот эсэсовцу. Тот согнулся пополам и
    заорал:
    - Наших бьют!
    Его товарищи кинулись на генерала, фронтовики встали на защиту, и
    завязалась обычная драка.
    Как всегда, Штирлиц был ни при чем. Он спрятал кастет и достал
    браунинг с дарственной надписью "Штандартенфюреру СС фон Штирлицу от любимого фюрера". Заорав "наших бьют", Штирлиц открыл огонь по люстрам.
    Девочки из варьете с визгом разбежались. Конферансье стащили со сцены и
    начали топтать ногами. Его визг был еще более душераздирающим, чем у
    генеральской дамы. До смерти перепуганный оркестр заиграл вдруг "Дунайские
    волны". Генерал размахивал саблей и кричал:
    - Это вы, тыловые крысы, меня, боевого генерала...
    Когда у Штирлица кончились патроны, ни одна люстра уже не светила.
    Штирлиц закричал:
    - Прекратить драку! - и бросился разнимать спорщиков. Послышался звон
    разбитой посуды и сдавленный вопль, как будто кому-то попали по голове бутылкой.
    - Полиция! - раздался крик.
    Приехавшие полицейские начали с того, что выпустили по обойме поверх голов дерущихся. Беснующаяся толпа постепенно успокаивалась. Тех, кто не успокаивался, успокаивали. Зажгли свет. Затем вошел обер-лейтенант.
    - Спокойно! Всем оставаться на своих местах!
    И всех забрали. Вынесли трупы. Среди погибших оказался и агент 008.
    Ему случайно попали по голове бутылкой из-под шампанского. Так закончил свою карьеру знаменитый агент. Всех арестованных погрузили по машинам и развезли по разным полицейским участкам. Штирлиц и боевой генерал попали в одну машину.
    Генерал не унимался:
    - Это вы, тыловые крысы, меня, боевого генерала...
    - Дайте ему по голове, - равнодушно сказал Штирлиц. Обер-лейтенант с
    удовольствием исполнил просьбу. Генерал изумленно замолчал. Скоро они
    подъехали к полицейскому участку. Штирлица посадили в камеру. Немного
    походив из угла в угол, он начал выбивать на стене надпись "ЗДЕСЬ БЫЛ
    ШТИРЛИЦ", но его прервали.
    - Арестованный Штирлиц, на выход.
    Хмурый конвоир с перевязанной щекой отвел его в кабинет на допрос. За
    столом сидел обрюзгший майор и пил кофе.
    - Фамилия?
    - Штирлиц.
    - Может, ты и Штирлиц, а может, и не Штирлиц. Кто тебя знает? Может
    ты - русский шпион?
    Штирлиц подошел ближе и сел.
    - Слушай, майор, не возникай, я в гневе страшен.
    Майор, не ожидавший такого нахальства, разинул рот. А Штирлиц
    издевательским тоном продолжал:
    - Ты мне сейчас кофейку обеспечь, а потом позвони моему другу
    Мюллеру, а иначе я могу и морду твою свинскую набить...
    Штирлиц еше бы долго изголялся, полицию он не любил с детства, но
    майор вдруг стукнул кулаком по столу, так, что подпрыгнула чашечка с кофе,
    и заорал:
    - Молчать!!!
    - Не ори, - попросил Штирлиц.
    - Встать, когда разговариваешь с офицером!
    Штирлиц был спокоен как дохлый лев.
    - Я, штандартенфюрер СС фон Штирлиц, - по слогам произнес он, - не
    люблю, когда в моем присутствии орут всякие мерзавцы. Я требую кофе и
    Мюллера, иначе обьявляю голодовку сроком на 200 дней. Неужели ваша дурная
    голова не в состоянии понять, что надо позвонить моему любимому другу
    детства Мюллеру, и я, наконец, больше не буду иметь удовольствие видеть
    вашу гнусную рожу?
    Завернув такую блестящую фразу, Штирлиц про себя порадовася и гордо
    улыбнулся. Майор позеленел от злости.
    - Молчать!!!
    Штирлицу майор совсем перестал нравиться, он собрался дать
    обнаглевшему полицейскому в зубы и дал. Конвоиры бросились к Штирлицу, но опоздали. Майор ударился в висящий на стене портрет фюрера в полный рост, портрет упал. Штирлиц, отбросив конвоиров, гневно закричал:
    - Оскорблять моего любимого фюрера! Да я теперь сам не уйду отсюда,
    не начистив ваши легавые морды!
    С большим трудом разбушевавшегося Штирлица водворили обратно в
    камеру. Штирлиц долго буянил, бил каблуками в дверь, ругался на
    неизвестном языке, потом немного успокоился и запел:
    - Замучен в тяжелой неволе...
    Очнувшийся майор нервно почесал в затылке, где от удара о портрет
    фюрера вздулась огромная шишка.
    "Чертов портрет, теперь месяц болеть будет, не портрет, а сплошное
    недоразумение".
    Майор походил по кабинету.
    - Как бы чего не случилось... Мюллер шутить не любит... Что скажет по
    этому поводу Кальтенбруннер? Может, все-таки позвонить... на всякий
    случай...
    И он позвонил Мюллеру. Шеф Гестапо сказал "ну-ну" и положил трубку.
    Майор, пожелтевший от страха, не знал, куда деваться. Он ходил из угла в угол, изредка посматривая на злополучный портрет Фюрера и потирая шишку на голове.
    Через полчаса приехал сытый и добродушный Мюллер.
    - Какой Штирлиц? А, друг моего детства... Так что же вы его сразу не
    отпустили?
    - Что вы, группенфюрер! А вдруг он - русский шпион?
    Мюллер загадочно улыбнулся. Они спустились в подвал к Штирлицу. Майор резко постучал в закрытую дверь, за которой Штирлиц горланил очередную
    песню. Штирлиц ответил коротко, тремя словами. Майор долго и униженно
    умолял Штирлица извинить его, глупого легавого кретина, и через полчаса
    Штирлиц его простил. Он вышел из камеры и, не обращая внимания на
    стоявшего на коленях майора, сердечно поздоровался с Мюллером. Старые
    друзья обнялись, вспомнили детство. Штирлиц пожаловался, что его здесь
    обижали и плохо кормили. Майор от стыда желал провалиться сковозь землю.
    Мюллер и Штирлиц вышли.
    - Штирлиц, как же вас угораздило попасть в этот гадюшник?
    - Так получилось. Был в ресторане с одной... Ну вы ее не знаете...
    Тут вдруг драка. А разве прилично, когда при даме драка? Полез разнимать.
    Никогда, дружище, не разнимайте дерущихся. Неблагодарные скоты!
    Голос Штирлица звенел от поддельного негодования.
    "Штирлиц, - улыбался Мюллер, - столько лет живет в Германии, а до сих пор не научился нормально говорить по-немецки. И откуда у него этот ужасный рязанский акцент? Нет, пока Штирлиц трезв, с ним просто противно разговаривать. Вот когда выпьет, да, он говорит как коренной берлинец.
    Пожалуй, надо выпить."
    - Кстати, Штирлиц...
    Они переглянулись.
    - Что за вопрос!
    Друзья детства понимали друг друга с полуслова. Мюллер взял Штирлица под руку, и они направились в ближайший ресторан.

    Добавлено через 2 часа 27 минут
    ГЛАВА 4
    В бункере Гитлера уже третий час длилось совещание. За круглым
    дубовым столом восседали высшие офицеры Рейха. Под портретом великого
    фюрера сидел сам великий фюрер, грустный и задумчивый. На него никто не
    обращал внимания. Обсуждалось два вопроса: почему потерпели поражение на
    Курской дуге, и как бы напроситься к Штирлицу на день рождения.
    - Мало танков, - гундосил Гиммлер.
    "А в штабе много идиотов", - думал всезнающий Мюллер.
    - Мало самолетов...
    Генерал фон Шварцкопфман встал, прокашлялся, высморкался в зеленый
    носовой платок и прохрипел:
    - Господа! На Курской дуге потерпели поражение не из-за того, что
    было мало танков и самолетов, которых у нас, слава богу, хватает, а из-за
    наглости русских партизан. Командующему немецкими войсками на Курской дуге
    генерал-фельдмаршалу Фон Клюге они подложили, извиняюсь, на сидение
    ежика...
    Все оживились.
    - Да, да, господа! Русского ежика! Вследствие этого командующий упал
    со стула и получил ранение. И без мудрого руководства немецкие солдаты, -
    генерал вытер слезу, - не знали, куда стрелять.
    Борман мерзко ухмыльнулся. Это по его приказу Фон Клюге подложили
    ежика. Шутка удалась.
    - Так, - сказал Гитлер.
    Воцарилась тишина.
    "Почему я импотент?" - горько подумал фюрер.
    Через несколько секунд умному Геббельсу случайно пришла в голову
    мысль.
    - Надо уничтожить партизан, и мы захватим Россию.
    - Не проще ли уничтожить ежиков? - предложил Гиммлер.
    - Так, - сказал Гитлер.
    Все снова замолчали.
    "Ну почему же я импотент?" - страдал великий фюрер.
    - Надо вывести всех ежиков из России, - глубокомысленно сказал
    Геринг.
    - И тогда в России нарушится биологическое равновесие, - подхватил
    Гиммлер, - и партизаны перемрут с голоду.
    - Гениально! - восхитился подхалим Шелленберг.
    - И мы тогда покажем русским еще одну Курскую дугу и еще один
    Сталинград.
    - Гениально! - орал Шелленберг.
    - Так.
    Гитлер поднялся, обошел стол, встал за спиной Бормана и похлопал его
    по потной лысине.
    "Господи! Ну почему же я импотент? Почему не он, не Геббельс, а
    именно я?"
    И фюрер пошел к Еве Браун. Все проводили его сочувствующими
    взглядами.
    Дверь за Гитлером закрылась. Разговор возобновился.
    - Предлагаю закодировать операцию словом "Игельс", - предложил
    Геббельс.
    - Я за, - сказал Мюллер, которому было все равно.
    - Шелленберг, - попросил Гиммлер, - доставайте.
    Шелленберг достал из-за пазухи бутылку армянского коньяка и разлил в
    рюмочки. Хватило на всех, а то, что осталось, Шелленберг вылил себе в рот.
    - Предлагаю выпить за операцию "Игельс"!
    Дверь со скрипом отворилась, и в комнату ворвался Штирлиц. Все тут же
    осели. Штирлиц услышал только несколько последних слов.
    "Скрывают", - подумал он и решил сделать вид, что он просто так
    зашел. Штирлиц подошел к сейфу, достал отмычки и в гробовой тишине вскрыл
    его. Он копался минут пять, но ничего нового не нашел.
    "Бездельники", - подумал Штирлиц и с шумом захлопнул дверцу.
    - Товарищ Штирлиц, - послышался осторожный голос Геринга, у которого
    недавно пропала половина доклада фюреру, а вторая половина оказалась
    сильно испачканой, - когда берете документики из сейфа, возвращайте
    обратно и не пачкайте, пожалуйста.
    - Нужны мне ваши документы, - обиделся Штирлиц, - у меня своих
    хватает.
    Он подошел к столу, отнял у Геббельса рюмку коньяка и провозгласил:
    - За моего любимого фюрера!
    С недовольными лицами все выпили. Обделенный Геббельс обиженно
    посопел, достал бутылку шнапса и отхлебнул прямо из горлышка.
    - Хайль! - и Штирлиц вышел.
    От шнапса Геббельса передернуло и он подумал: "Яка гарна горилка!"
    - На чем мы остановились? - спросил он, вытирая рот рукавом мундира.
    - На операции "Игельс", - сказал Шелленберг. Дверь снова внезапно
    приотворилась, и в нее просунулась довольная физиономия Штирлица.
    - Да, господа, когда я вошел, забыл поздороваться.
    - Здравствуй, здравствуй, - сказал вежливый Мюллер. Штирлиц еще раз
    закрыл дверь и ушел. Подслушивать под дверью он считал ниже своего
    достоинства.
    Гиммлер встал, обошел стол и выглянул за дверь. Убедившись, что
    Штирлиц ушел, он оглядел своих соратников и, прищурившись, спросил:
    - Кстати, господа, о Штирлице: как попасть к нему на день рождения?
    - Предлагаю на халяву, - сказал Геббельс, - заодно и подарок покупать
    не надо.
    Гиммлер взял из хрустальной вазы большое красное яблоко, с хрустом
    откусил половину, и, жуя, сказал:
    - У меня на складе завалялся маленький списанный бронетранспортерчик
    человек на десять-двенадцать. Поедем на нем, а потом подарим Штирлицу. Все
    равно выбрасывать.
    Все потянулись за яблоками.
    - А как назад? - спорил Геринг.
    - Назад нас отвезут.
    Они еще немного посплетничали. Борман похвалился новой секретаршей,
    разговор зашел о женщинах, перекинулся на французскую порнографию, а потом
    у каждого нашлись свои дела.


    Продолжение следует............................​

    Добавлено через 20 часов 48 минут
    ОПЕРАЦИЯ "ИГЕЛЬС"
    продолжение...............

    ГЛАВА 5
    Засунув руки в карманы, Штирлиц шел по коридору. Его настроение было
    на редкость веселым, что случалось с ним редко. Центр наконец-то ответил
    на его запросы, прислал посылку с папиросами и вскоре обещал прислать
    новую радистку.
    Из-за двери с надписью "ГЕСТАПО" доносились жалобные стенания, словно
    за этой дверью кому-то дали в нос.
    "Страшный кабинет, - подумал Штирлиц, - здесь постоянно кого-то
    бьют."
    Дверь со скрипом отворилась, и Штирлиц увидел своего хорошего друга
    Айсмана. Штирлиц не без удовольствия вспомнил, как на прошлой неделе
    разгромили публичный дом, хозяин которого оказался евреем.
    - А, Штирлиц! - единственный глаз Айсмана радостно засверкал, - ты-то
    мне как раз и нужен. Вопросик есть. Столица Советского Союза из шести букв
    на "мы". А?
    - Не знаю. Мандрит, наверно.
    - Подходит.
    Айсман вписал "Мандрит".
    - Кого бьем? - спросил Штирлиц, прикуривая.
    Айсман потянулся за "Беломором".
    - Есть тут один. Некто пастор Шлаг.
    Они вошли в кабинет. Два плотных дюжих гестаповца методично избивали
    толстенького человечка в рясе. На лице человека застыло покорное
    благочестивое выражение.
    - В чем тебя обвиняют, скотина? - орал гестаповец, - за что тебя
    взяли? Где твое дело?
    - Вот, - сказал Айсман, - Борман дал распоряжение пощупать, а дело
    потеряли. А этот гад не сознается, в чем виноват.
    - В чем тебя обвиняют? - хором надрывались гестаповцы. Пастор молчал.
    Штирлиц вспомнил про дело этого пастора, которое он когда-то где-то видел.
    - Отдай его мне, Айсман, - попросил он.
    - Зачем тебе эта толстая свинья?
    - На Бормана похож.
    Айсман захохотал. Гестаповцы доставили Шлага в кабинет Штирлица.
    Пастор стоял по стойке "смирно". Штирлиц присел на край раскладушки.
    - Садитесь.
    - Спасибо, я постою.
    - Садитесь, черт вас возьми.
    Пастор Шлаг устало опустился на табуретку.
    - Чаю хотите? - спросил Штирлиц и налил ему стакан холодного чая.
    Они говорили около получаса. Штирлицу пастор понравился. Шлаг, без
    сомнения, был умен, а его размышления о женщинах привели Штирлица в
    восторг.
    - Все это хорошо, - сказал Штирлиц, а все-таки, пастор, на кого вы
    рaботаете?
    - Господин штандартенфюрер! Я готов работать на кого угодно, и,
    честное слово, я ни в чем не виноват.
    - Прекрасно, - сказал Штирлиц, - вы будете работать на меня.
    Он достал папку с надписью "Дело N 148".
    - Это я взял у гестапо ваше дело. Прочитайте!
    Пастор посмотрел дело. Дойдя до места, где его обвиняли в работе на
    чью-то разведку, он удивленно приподнял брови.
    - Теперь вы работаете на меня, - напомнил Штирлиц.
    - Да, да, конечно.
    - Пастор, а зачем вам так много женщин?
    - Это мои прихожане, - потупил очи пастор Шлаг, - вернее, прихожанки.
    - А сколько вам лет?
    - Зимой будет пятьдесят два.
    - А почему вы до сих пор не женитесь?
    Пастор Шлаг смущенно покраснел.
    - Я еще молод, чтобы думать о женщинах.
    Штирлиц повертел в руке карандаш и выписал пропуск.
    - Вы свободны. Когда понадобитесь, я вас найду. Если кто будет
    приставать, ссылайтесь на меня, я им морду набью, они меня знают.
    Пастор долго благодарил Штирлица и, не веря еще, что он наконец-то
    свободен, ушел.
    Штирлиц потянулся, зевнул и лег на раскладушку. В его голове созревал
    колоссальный план. Он задремал. Вдруг в кабинет ворвался Айсман.
    - Ты что, его отпустил?
    - Кого? - сонно спросил Штирлиц.
    - Этого пастора вонючего...
    - Он раскололся, - сказал великолепный Штирлиц, - и даже согласился
    стать моим агентом.
    Айсман уважительно посмотрел на Штирлица и поправил черную повязку на
    глазу.
    - Да, Штирлиц, однако, умеешь ты работать с людьми.
    Они попили чаю, Айсман рассказал пару новых хамских проделок Бормана
    и посоветовал остерегаться садиться на второй от двери унитаз. Так они
    просидели до конца рабочего дня.
    - И с чего они взяли, что я на кого-то работаю? Ведь это же ерунда!
    ГЛАВА 6
    Штирлиц родился в январе, но свой день рождения отмечал первого мая,
    чтобы показать свою солидарность с международным рабочим классом. В
    прошлом году в этот день он пригласил одного Мюллера, но по гнусной
    инициативе Гиммлера, к нему домой заявилась вся верхушка рейха, которая
    считала своим долгом поздравить его с праздником, и каждый, как бы
    издеваясь, дарил то портрет Сталина, то кирзовые сапоги, то полное
    собрание сочинений Карла Маркса на китайском языке, а Борман даже
    сподобился подарить свою старую секретаршу. Этого Штирлиц ему простить не
    смог, секретаршу он тут же вручил Шелленбергу, который за это подмешал
    Борману в нарзан немного пургену.
    Один только добрый и интеллигентный Мюллер преподнес Штирлицу
    подшивку французской порнографии за 1917 год.
    Все было бы хорошо, если бы офицеры не укушались до свинского
    состояния и не загадили Штирлицу всю квартиру. Штирлицу было не жалко
    разбитой хрустальной люстры, сервиза, поломанной мебели, но это было дело
    принципа, и на этот раз Штирлиц приглашать никого не стал. Он со всех
    сторон обдумал свое положение и предусмотрительно решил отметить день
    рождения на даче в обществе пастора Шлага и его прихожанок, скрывшись тем
    самым от непрошенных гостей.
    Стол поставили буквой "Ш". Довольный Штирлиц щедро раздавал указания,
    и хотя его никто не слушал, чувствовал себя большим начальником. Агентура
    пастора Шлага, одетая в белые переднички, хлопотала на кухне, накрывала на
    стол, с восторгом ловила каждое слово штандартенфюрера. Английский агент,
    загримированный под женщину и тоже в белом передничке, кропотливо
    маскировал по углам микрофоны. Сердце его пело. Он, наконец-то, вышел на
    самого Штирлица.
    Автобус с женщинами приехал всего три часа назад. Любопытные женские
    лица выглядывали из окон автобуса на вышедшего им на встречу Штирлица. Он
    был в халате, распахнутом на волосатой груди, на его голове была натянута
    сеточка. Зачем, Штирлиц не знал, но он видел точно такую же у Шелленберга.
    Сегодня Штирлиц снова принимал ванну.
    Пастор Шлаг вылез из кабины и отдал честь.
    - Сколько? - спросил Штирлиц, бросая быстрый взгляд на автобус.
    - Двадцать одна.
    - Очко, - порадовался Штирлиц.
    - Двадцать проверенных агентов и одна новенькая, - сказал пастор
    Шлаг, розовощеко улыбаясь.
    - Командуйте, - разрешил Штирлиц.
    Пастор Шлаг набрал полную грудь воздуха и препротивным голосом
    заорал:
    - В одну шеренгу становись!
    - Становись, становись... - отозвалось эхо, и в кустах что-то
    зашуршало.
    Женщины, хихикая и переговариваясь, вылезли из автобуса, и через
    двадцать минут пастору удалось их построить.
    Штирлиц принял боевой вид и сказал:
    - На первый, второй рассчитайсь! Первые номера - на кухню, вторые -
    накрывать на стол.
    Женщины сновали туда-сюда, а Штилиц и пастор играли в подкидного
    дурака на щелбаны. Когда все было накрыто, Штирлиц сел во главе стола, а
    пастор Шлаг оправил белую манишку и поднял бокал шампанского.
    Внезапно во дворе заурчал мотор. Штирлиц посмотрел в окно. Из
    подъехавшего бронетранспортера вылезал Борман. Дача была оцеплена
    эсэсовцами. Эсэсовцы сидели на всех деревьях, в кустах, на крыше и в
    других интересных местах. Практичный Шелленберг хотел застичь Штирлица
    врасплох и еще за неделю приказал окружить дачу. Из бронетранспортера
    выползли Гиммлер и Геббельс, и Штирлиц смачно плюнул на только-что вымытый
    пол. Гиммлер, уже порядочно набравшийся (по дороге они заехали в женский
    концлагерь, и комендант угостил их наливочкой), убеждал Геббельса, что
    Штирлицу будет в три раза приятней, если бронетранспортер заедет прямо в
    дом.
    Штирлиц умел сдерживать свои чувства.
    - Заразы!!!
    Он схватил бутылку шампанского и метнул в сервант. Посыпались
    осколки.
    - Я тоже не люблю шампанское, - сказал подошедший Мюллер. Офицеры
    весело рассаживались за столом, обнимая прихожанок пастора Шлага. Борман
    потянулся за гусем с яблоками и опрокинул канистру с квасом.
    Мюллер поднес Штирлицу букет красных роз.
    - Предлагаю, - заорал Геббельс, - выпить за истинного патриота Рейха,
    штандартенфюрера СС фон Штирлица!
    - Хайль Штирлиц! - закричали гости.
    Мрачный Штирлиц один за другим кушал из большого серебряного блюда
    пельмени.
    Шелленберг привстал, потянулся за куском торта. Борман подложил ему
    большую кнопку. Шелленберг подскочил до потолка и приземлился на стол,
    опрокинув на Гиммлера трехлитровую банку с майонезом. Не растерявшийся
    Гиммлер, не разобрав, кто это сделал, дал в нос сидящему рядом Герингу.
    Тот опрокинулся вместе с креслом.
    Штирлиц наливал Мюллеру очередную стопку коньяка.
    Опрокинутый Геринг подполз к столу и попытался встать. Вставая, он
    зацепился головой за ногу Геббельса, который произносил тост, и приподнял
    его над столом. Геббельс, ничего не понимая, закричал "на помощь!" и упал
    на стол. Женщины зашлись от смеха.
    Мюллер наливал Штирлицу очередную стопку коньяка.
    Геббельс, угодивший лицом в блюдо с карпами, пытался доказать ничего
    не понимающим рыбам превосходство арийской расы над всеми другими и
    агитировал записываться в "Гитлерюгенд".
    Укушавшийся адьютант Гиммлера, шатаясь, подошел к Штирлицу и стал
    поздравлять его с днем рождения.
    - Я восхищаюсь вами, господин штандартенфюрер! Вы - мой идеал
    контрразведчика!
    Они выпили на брудершафт.
    Мюллер, которому понравилась сидящая рядом блондинка, посмотрел на
    часы и сказал:
    - По-моему, нам пора спать.
    Гиммлер встал и покачал перед носом Штирлица указательным пальцем:
    - А все-таки, Штирлиц, вы большая свинья, пытались от нас скрыться на
    даче...
    - Извинитесь! - возмутился адьютант и влепил Гиммлеру пощечину.
    Пьяный Борман обходил стол и по очереди пытался завести знакомство с
    женщинами. От него несло водкой и чесноком, и женщины с отвращением
    отталкивали его. Английский агент спрятался от Бормана под столом.
    Не солоно хлебавши, Борман сел рядом с пастором Шлагом.
    - Б-Борман, - сказал Борман, протягивая потную ладонь. Они
    познакомились и выпили. Закусили. Еще выпили. Вскоре пастор Шлаг,
    подтягивая в терцию с Борманом, запел:
    - От Москвы до британских морей...
    Вольф, Холтоф и Фон Шварцкопфман затеяли преферанс. Пулю писали мелом
    на полу. Фон Шварцкопфман проигрывал и ругался. Вокруг них столпилось
    большинство женщин, они с азартом наблюдали за игрой и подсказывали
    незадачливому Фон Шварцкопфману.
    Гиммлеру стало плохо, он залез под стол и заснул, потеснив
    английского агента.
    Штирлиц вспомнил, что сегодня у него день рождения. Он с отвращением
    оглядел зал и понял, что праздник испорчен.
    "Их бы собрать всех гадов где-нибудь... Только не на моей даче... И
    запалить фитиль у яшика с динамитом..." - устало подумал Штирлиц.
    Он плюнул в Геринга, прихватил с собой бутылку портвейна и направился
    в туалет отдохнуть от вульгарного шума.
    Из-за стола вылез английский агент и по-пластунски пополз в том же
    направлении.
    Туалет Штирлица был отделан югославским кафелем. Рядом с бассейном
    стоял голубой финский унитаз. Штирлиц присел, подпер щеку кулаком и
    задумался, глядя на репродукцию картины Левитана "Русская осень". Штирлицу
    вспомнилась родная деревня, стог сена, девушка с родинкой на левой груди.
    "Черт возьми, - подумал Штирлиц, - кругом одни жиды!" И тут ему
    пришла в голову мысль поздравить центр со своим днем рождения. Штирлиц
    попытался вспомнить, куда он прошлый раз засунул рацию. Ни под
    умывальником, ни в бачке он ее не нашел. Зато в самом унитазе обнаружил
    нечто похожее. По крайней мере, это нечто было со знаком качества.

    "Феликсу от Юстаса.
    Совершенно секретно, - передавал Штирлиц открытым текстом, -
    поздравляю со своим днем рождения, желаю счастья в труде и в личной жизни.
    Юстас."

    Центр не отвечал.
    "Заснули они там что ли?" - подумал Штирлиц и повторил сообщение.
    Было похоже, что в центре уже отметили день рождения, надрались и
    спят. Штирлиц огорчился, что там надрались без него, и выключил рацию.
    "Понавешали тут!" - он дернул за веревочку, бачок заурчал. Английский
    агент за дверью сменил касету. Неудовлетворенный Штирлиц пнул дверь ногой,
    дверь ударила агента по носу, и Штирлиц, забыв бутылку портвейна, пошел к
    столу.
    Агент, потирая распухший нос, вошел в туалет.
    "Где он прячет рацию?"
    Агент стал искать и нашел бутылку портвейна.
    Борман, напоив пастора Шлага так, что тот упал под стол, привязал его
    шнурки к ножке стола и, потирая руки, по привычке пошел в туалет. В
    туалете английский агент пил портвейн.
    - П-Пардон, мадам, - сказал Борман, закрыл дверь и тупо уставился на
    букву "М".
    "У Штирлица перепутаны таблички на дверях. На женском туалете висит
    табличка "М". Тут надо подумать. Что скажет по этому поводу
    Кальтенбруннер?"
    Задумчивый Борман взвесил все "за" и "против", загнул три пальца и
    поменял таблички. Потом подумал, что сделал доброе дело, и поменял
    таблички назад.
    - Люблю порядок, - сказал он вслух и вошел в другую дверь. Раздался
    визг, и Борман вышел с отпечатком ладони на правой щеке.
    "Левша, - подумал Борман, - ничего не понимаю!"
    И обиженый Борман пошел в сад.
    В зале все уже спали. Генерал Фон Шварцкопфман во сне бормотал:
    "Шесть пикей - Сталинград. Куда вы с бубями, ваши не лезут..."
    И только Штирлиц сидел в углу и при свете торшера читал Есенина.

    "Нет, не могу я видеть вас - Так говорил я в самом деле,
    И не один, а сотню раз, - А вы - и верить не хотели..."

    Продолжение следует.................................​

    Добавлено через 23 часа 13 минут
    :gi-gi:
    ГЛАВА 7
    Встреча с новой радисткой была назначена на пляже. Предыдущая
    радистка Штирлица неожиданно ушла в декрет и ее отправили на Большую
    землю. Штирлицу очень недоставало радистки, и в центре было решено послать
    новую.
    Чтобы не привлекать внимания, Штирлиц не стал ходить по пляжу в
    мундире, а разделся и решил купаться. Жаркое солнце поливало землю своими
    лучами, как кипятком, и от одной мысли о купании уже становилось легко и
    приятно на душе. Зажав двумя пальцами нос, Штирлиц нырнул в воду. Вода
    была теплая, прозрачная, и он несколько минут позволил себе понежиться.
    Штирлиц лежал на спине и слегка шевелил пальцами. Через час, посмотрев на
    часы, он вылез из воды. Зашел в кабинку, выжал свои семейные трусы и
    причесался.
    Он шел по пляжу, насвистывая, как было условлено с центром,
    "Интернационал" и среди многих девушек пытался найти русскую радистку,
    полагаясь на свою интуицию. Интуиция Штирлица никогда не подводила.
    Русская радистка стояла у пивного ларька в броско-красном купальнике
    со звездой на левой груди. В одной руке она держала газету "Правда", а в
    другой - чемоданчик с рацией и ситцевое платье.
    Штирлиц три раза обошел вокруг пивного ларька. Слежки не было. Он не
    мог рисковать новым агентом.
    Радистка Штирлицу понравилась.
    - Вы не скажете, который час? - спросил он. Это был пароль.
    - Я оставила часы в Москве, - с готовностью ответила радистка.
    Штирлиц взял ее под руку, и они прогулялись по пляжу.
    - Загораем?
    Радистка кивнула.
    Они сплавали до буйков, позагорали, поговорили о погоде в Москве,
    отослали радиограмму в центр об успешном прибытии радистки. Штирлиц
    рассказал ей пару скользких анекдотов. Она деликатно посмеялась, и Штирлиц
    пригласил ее в ресторан.
    - Одну минутку, я только переоденусь.
    Штирлиц заехал домой и ровно через минуту вышел в черном, только что
    постиранном фраке. Этого с ним не случалось с 39-го года.
    Когда цивильный Штирлиц с радисткой зашли в ресторан, по залу
    пронесся удивленный стон.
    На полусогнутых ногах подскочил развязный официант с еврейской
    физиономией.
    - Вам как всегда, господин штандартенфюрер? Графин водки и банку
    тушенки?
    Штирлиц наклонился к радистке:
    - Хочешь тушенки?
    Та отрицательно покачала головой.
    - Наглец, - вскипел Штирлиц, - ты что, скотина, не видишь, что я с
    дамой?
    Чтобы загладить свой промах, офицант подхалимски захихикал и мерзким
    голосом спросил:
    - У вас опять новенькая?
    - Да. Новенькая радистка, - сказал Штирлиц. Он взял у дамы меню и
    грязным обгрызенным ногтем отчеркнул добрую половину.
    - Нам этого... И еще ...
    - Понимаю, - понимающе ухмыльнулся офицант и побежал на кухню.
    - Что ты понимаешь, мерзавец? - закричал Штирлиц вдогонку, - коньяку
    мне и шампанского даме! И чтоб сию минуту! - Oн повернулся к радистке, -
    официанты в Германии такие свиньи, вы его уж извините.
    И Штирлиц поцеловал радистке руку.
    Весь зал сидел с отвисшими челюстями. Пакистанский шпион снимал это
    невероятное событие на киноаппарат. Агент гестапо ковырял пальцем в носу:
    "А что скажет по этому поводу Кальтенбруннер?"
    Двое эсэсoвцев, ожидая драки, достали недавно отлитые кастеты. Все
    находились в томительном ожидании.
    Штирлиц заказал вальс "Амурские волны" и пригласил радистку на тур.
    "Ну, сейчас начнется!" - потерли руки эсэсовцы. Теперь им было все
    ясно.
    Но вальс кончился, Штирлиц проводил даму на место, а драки все не
    было и не было.
    Завсегдатаи были совсем шокированы, когда Штирлиц заплатил по счету
    и, подав руку даме, направился к выходу. Эсэсовец сказал, что это был не
    Штирлиц, а кто-то другой. Агент гестапо возразил, и через минуту началась
    драка.
    Машина Штирлица остановилась у дома, в котором Штирлиц снял квартиру
    для своей новой сотрудницы. Штирлиц помог даме выйти и они поднялись на
    третий этаж.
    - Куда деть это? - спросила радистка, приподняв тяжелый чемодан с
    рацией.
    - Положите на антресоль, - нежно сказал Штирлиц, - а я сварю кофе.
    Радистка прошла в комнату, переоделась в форму лейтенанта войск
    связи, села к столу, достала наган, и, разобрав, начала его чистить.
    Вошел Штирлиц с подносом кофе и сел напротив.
    Попив кофе, они послушали Чайковского.
    - Ну, мне пора, - заторопился Штирлиц. Ему не хотелось уходить, и он
    тянул время. - Ну, я пошел.
    Радистка вздохнула.
    - А может, еще кофе? - спросил Штирлиц, робкий, как школьник.
    Радистка кивнула, и он остался.
    - Как вас зовут? - поинтересовался Штирлиц.
    - Катя.
    - Катюша, значит! Хорошее имя. Чисто русское. А меня - Штирлиц.​
     
  2.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    ГЛАВА 8
    "Операция "Игельс". Что, черт возьми, они имели в виду? Что эти
    гнусные рожи задумали?"
    Штирлиц сидел у себя дома, у камина, и курил трубку. На его коленях
    лежал томик Сталина, открытый на 57 странице. Штирлиц для конспирации
    делал вид, что читает. Никто не должен был знать, что он погружен в
    раздумья.
    "А что, если в войну должна вступить Япония или Уругвай?" Штирлиц
    набил новую трубку, взял из камина уголек и, прикурив, стал пускать
    колечки. Он знал, что без его участия Родине будет плохо.
    "Эти негодяи что-то задумали и от меня скрывают, даже Мюллер молчит.
    Надо их всех убрать, и все будет в полном порядке. А для этого надо
    собрать всю верхушку рейха вместе, в церкви у Шлага, приманить их наличием
    женщин и водки и взорвать! Динамит у меня есть..."
    В голове Штирлица нарисовался четкий план, теперь он знал что делать.
    "А потом я узнаю, что такое операция "Игельс" и доложу центру."
    В дверь позвонили.
    - Кто там?
    - Свои.
    "Айсман" - подумал Штирлиц.
    Горничная открыла дверь.
    - Здравствуй, милашка, - сказал Айсман, и, похлопав ее по щеке,
    устремился в туалет. Из туалета донесся его облегченный голос:
    - Между прочим, вы не слышали, Штирлиц, Борман налил в чернильницу
    Герингу серной кислоты, и тот испортил докладную фюреру!
    Айсман вошел в комнату, поправляя подтяжки.
    - Понаставили, сволочи, платных сортиров за 10 пфеннингов, я и думаю,
    дай зайду к Штирлицу. Где тут у тебя "Беломорчик"?
    Штирлиц кивнул на сервант.
    Айсман выдвинул ящик, положил пачку "Беломора" в карман мундира и
    достал папиросу из уже открытой пачки.
    Горничная, прекрасно зная привычки господина штандартенфюрера, внесла
    поднос с кофе.
    - Айсман, - спросил Штирлиц, - как вы относитесь к женщинам?
    - Я к ним не отношусь, - сострил Айсман, - а когда?
    - Например, в четверг.
    - А где?
    - В церкви моего пастора.
    - В церкви? - с сомнением спросил Айсман.
    - А что? - сказал атеист Штирлиц, - Он к четвергу ее переоборудует,
    пригласим еще кого-нибудь, чтобы потом не было сплетен.
    - Бормана будем приглашать?
    - Обязательно, без него скучно.
    Айсман составил списки, кого приглашать, а кого не надо. Штирлиц
    одобрил оба списка, прекрасно зная, что те кого не пригласят, явятся сами.
    Когода Айсман ушел, Штирлиц снова потянулся за томиком Сталина.
    - Интересно, что скажет по этому поводу Кальтенбруннер?
    Часы пробили одиннадцать. Через пять минут к нему постучалась
    горничная, хорошо знающая привычки Штирлица.

    ГЛАВА 9

    Хитроумный Борман слюнявил химический карандаш и почерком Евы Браун
    писал послание Штирлицу.

    "Дорогой Штирлиц!
    Я вами весьма интересуюсь. Приходите сегодня по адресу
    Штандарт-Штрассе, 15. Нетерпеливо жду.
    Е.Б."

    - Краткость - сестра таланта, - порадовался Борман и, повизгивая от
    восторга, написал на конверте "Штирлицу".
    Борман все тщательно обдумал. Эта шутка должна была стать апофеозом
    его творческой деятельности, его лебединой песней. По указанному адресу
    все было устроено так, что обратно Штирлица принесли бы на носилках.
    Борман тихо хрюкнул и представил в уме эту картину. Причесанный
    Штирлиц с букетом роз и во фраке входит в дом номер 15, дверь за ним
    закрывается. Штирлиц нежным голосом зовет в темноту: "Евочка!!!"... И
    падает, поскользнувшись на натертом оливковым маслом полу. При падении он
    задевает за веревочку, и на него падает небольшая пудовая гиря. Большую
    Борман достать не смог. Двухпудовую, правда, он видел у Геринга, но тот,
    обозленный проделкой с чернильницей, выставил Бормана за дверь.
    Итак, как только гиря падает на Штирлица, дверь автоматически
    запирается, срабатывает часовой механизм, и открывается газовая камера.
    - Хы, хы! - зашелся от смеха Борман и осекся, - а что если Штирлиц не
    поймет, что такое "Е.Б."?
    Борман задумался.
    - Штирлиц тогда никогда не пойдет по этому адресу...
    Партайгеноссе представил, как в дом никто не входит, гиря не падает,
    газовая камера простаивает. А ведь на ее испытание Борман угробил половину
    6-го барака концлагеря "Равенсбрюк"!
    С досады Борман чесал лысину до тех пор, пока его не осенило. Он
    снова обслюнявил карандаш, зачеркнул слово "Штирлицу" и подписал "Штирлицу
    от Евы Браун".
    - Теперь все в порядке!
    Да, эта шутка должна стать самой веселой шуткой Бормана.
    Партайгеноссе встал и взглянул на часы. Пора было ехать на званный вечер,
    организованный Штирлицем.
    Борман сел в машину, щелчком по макушке дал шоферу понять, что надо
    ехать. Машина поехала.
    Подкатив к церкви, Борман открыл дверцу и, уже занося ногу на
    тротуар, обнаружил, что забыл письмо на столе.
    "Вовремя вспомнил, - похвалил он себя, - грех еще жаловаться на
    память."
    Ему пришлось вернуться за письмом, и поэтому он опоздал. Штирлиц
    нервничал. Его настораживало отсутствие Бормана, который был ему необходим
    для начала задуманной операции. Рядом с задумчивым Штирлицем сидел Мюллер,
    проверяя на свет кружку с пивом.
    - Что бы вы не говорили, Штирлиц, - скептически сказал он, - а баварское пиво в три раза лучше жигулевского.
    - Ясный пень, - буркнул Штириц, - Но где же Борман? Небось опять
    задумал очередную гадость!
    - Ежу понятно, - согласился Мюллер, - Он без этого не может.
    "При чем здесь еж?" - задумался Штирлиц. Это слово он уже слышал. И
    тут он догадался. Ведь "еж" - по-немецки "игель"! А "Ежики" - "Игельс"! А
    именно так называлась таинственная операция вермахта, над разгадкой
    которой он так долго бился. Штирлица сбило множественное число.
    "Что-то связано с ежиками! Ну, теперь я у них все выпытаю."
    - Ежу? - переспросил Штирлиц.
    - Да, да, этому, с иголками...
    - Кстати, Мюллер, а как же тогда размножаются ежики?
    - Спросите у Кальтенбруннера.
    - А он скажет?
    - Никто не знает, что скажет Кальтенбруннер, - философски изрек
    Мюллер, - А все-таки, Штирлиц, что бы вы не говорили, баварское пиво даже
    в шесть раз лучше жигулевского.
    - Ясный пень, - буркнул Штирлиц и замолчал.
    Вокруг Штирлица кругами бродил восхищенный адьютант Гиммлера Фриц,
    старательно прислушиваясь к каждому слову своего кумира.
    - Ясный пень, - конспектировал он.
    Английский агент фотографировал из-за алтаря странички записной
    книжки Фрица.
    В зале было довольно-таки мало офицеров. Большинству захотелось
    попробовать себя в роли исповедников, и они разбрелись по комнаткам вместе
    с прихожанками пастора Шлага. Остальные развлекались как умели.
    Геринг и Геббельс раскачивали за руки за ноги Шелленберга, а Гиммлер
    считал:
    - Айн, цвай, драй!!!
    Чем-то недовольный Шелленберг, крича, что он готов жизнь отдать за
    великого фюрера, перелетел через алтарь и оседлал английского агента.
    - Н-но!!! - Заорал Шелленберг, - эскадрон, за мной!!!
    Английский агент для конспирации сделал вид, что он ничего не
    заметил.
    Геринг и Геббельс оттащили Шелленберга от агента, и снова
    послышалось:
    - Айн, цвай, драй!!!
    Агент предусмотрительно шмыгнул за портьеру.
    Айсман и Холтофф поглощали огромный торт, запивая его коньяком.
    - А-а-а!!! - раздалось над ухом Штирлица. Ни один мускул не дрогнул
    на лице русского разведчика. Ну конечно же, это был Борман.
    "Пора уходить", - подумал Штирлиц. Ему оставалось увести Мюллера и
    пастора Шлага, и можно было взрывать.
    Ковыряя в зубах, Борман позвал:
    - Штирлиц, мне надо сказать вам нечто интересное...
    - Борман, а как размножаются ежики?
    Борман опешил.
    - Ну, это... - он сделал неопределенный жест руками, - еж приводит
    ежиху, и это... - Борман повторил свой жест.
    - Понятно, - кивнул Штирлиц, - вы тоже не знаете. А как вы думаете,
    где ежики размножаются быстрее, в России или в Германии?
    - Да не волнуйтесь вы, Штирлиц! Вывезут их всех из России! Уже эшелон
    идет.
    Штирлиц откинулся в кресле.
    "Эшелон! Вывезут из России! Да, но ведь тогда в России нарушится
    биологическое равновесие, и мы, русские, умрем с голоду!"
    - Штирлиц, - бубнил Борман, - отойдем, мне надо сказать вам что-то
    важное...
    - Отстань, - отмахнулся Штирлиц.
    В его голове шла огромная мыслительная работа. Штирлиц понял, что
    спасти ежиков намного важнее, чем уничтожить кучку пьяных офицеров,
    которые и так когда-нибудь умрут.
    Борман, видя, что Штирлицу не до него, огляделся вокруг и заметил
    Фрица.
    "Адьютант Гиммлера", - подумал он и позвал:
    - Фриц! На минуточку!
    И схватив пальцами за медную пуговицу на мундире адьютанта, жарко
    зашептал:
    - Фриц! Вы хотите помочь Штирлицу?
    - Ясный пень! Это мой лучший друг. Я с ним пил на брудершафт.
    - Понимаете ли, у Штирлица связь с Евой Браун...
    - Понимаю, - кивнул Фриц.
    - А об этом проведал сам Кальтенбруннер. Может случиться беда, надо
    спасти Штирлица!
    - Я готов, - вытянулся Фриц.
    - Передайте Штирлицу это письмо.
    Бормал отпустил пуговицу на мундире Фрица и тайком сунул ему за
    пазуху конверт.
    Штирлиц пробирался к выходу.
    Окрыленный Фриц догнал его только около двери.
    - Господин штандартенфюрер, я должен...
    - Ничего вы мне не должны! - оттолкнул его Штирлиц, - Пьяная свинья!
    На улице к Штирлицу пристал патруль.
    - Позвольте документы, господин офицер! - сказал плешивый капрал.
    - Да пошел ты... - Штирлицу было некогда.
    Капрал открыл русско-немецкий разговорник.
    - А, это Штирлиц, - произнес он, глядя вслед уходящему разведчику.
    "Я - пьяная свинья?" - удивился Фриц, прислонясь к портьере. У него
    начали путаться мысли.
    Английский агент внимательно следил за происходящими событиями. Он
    вышел из-за портьеры и, оправляя передничек, кокетливо позвал:
    - Господин адьютант Гиммлера, не могли бы вы выделить мне несколько
    минут?
    - Извините, фройлен, мне надо спасти Штирлица.
    Ударом профессионального боксера "фройлен" свалила адьютанта на пол.
    Потирая руки и ушибленый кулак, агент присел над бездыханным телом и
    привычно ознакомился с содержимым карманов. Кроме письма он прихватил
    двадцать пфенингов, коробок спичек и гаечный ключ.
    Прочитав письмо, агент поздравил себя с повышением и удачно
    проведенной операцией в Берлине. Не зря он столько дней был переодет
    женщиной.
    На Штандарт-штрассе агент быстро нашел дом 15.
    - Вот и все, - сказал сам себе агент и зашел в дом. Дверь за ним
    закрылась. Это была самая удачная шутка Бормана...

    ГЛАВА 10
    Штирлиц лежал на пригорке, на развилке железной дороги, и смотрел в
    бездонное голубое небо. Этот день мог стать последним днем в его жизни. Но
    Штирлиц был спокоен, потому что знал, что выполняет свой долг, долг не
    только перед Родиной, но прежде всего перед самим собой.
    Штирлиц прикурил последнюю "Беломорину", смял пачку и протер ею ствол
    крупнокалиберного пулемета.
    На горизонте показался эшелон с ежиками.
    - А я так и не успел бросить курить, - вздохнул Штирлиц и щелкнул
    затвором. Паровоз поравнялся со Штирлицом, и Штирлиц бросил первую
    гранату.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    За окном шел дождь и рота красноармейцев.
    Иосиф Виссарионович отвернулся от окна и спросил:
    - Товарищ Жюков, вас еще не убили?
    - Нет, товарищ Сталин.
    - Тогда дайте закурить.
    Жуков покорно вздохнул, достал из правого кармана коробку "Казбека" и
    протянул Сталину. Покрошив несколько папирос в трубку, главнокомандующий
    задумчиво прикурил от протянутой спички.
    Через десять минут он спросил:
    - А как там дела на западном фронте?
    - Воюют, - просто ответил Жуков.
    - А как чувствует себя товарищ Исаев?
    - Он опять совершил подвиг, - печально сказал Жуков.
    - Это харашо, - сказал Сталин, - я думаю, его стоит повысить в
    звании.
    - И я того же мнения, товарищ главнокомандующий, - поддержал его
    Жуков, - Мне кажется, что он достоин звания группенфюрера СС.
    - Группэнфюрэр? - задумался Сталин, - Это харашо. У меня для нэго
    есть новое задание...
     
  3.  
    Sher

    Sher Рыболов

    Сообщения:
    120
    Адрес:
    Cherkassy / Kremenchug
    Рейтинг:
    538
    Возраст:
    Спасибо за сей фолеант. Мне этот труд попался в армии в 82году, с тех пор не мог найти .
     
  4.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    КАК РАЗМНОЖАЮТСЯ МИЛЛЕРЫ

    ПPЕДИCЛOBИЕ

    Maй в Гepмaнии выдaлcя дoждливым. Штиpлиц лeжaл в бoльшoй
    лужe нa пpигopкe и ждaл пoeздa. му былo xoлoднo и пpoтивнo лe-
    жaть в гpязнoй и мoкpoй лужe, нo xpaбpый coвeтcкий paзвeдчик ни-
    кaк нe мoг пoкинуть в бeдe cвoю Poдину.
    Teмнeлo. A эшeлoн c eжикaми вce нe пoкaзывaлcя. Пepвый эшe-
    лoн, кoтopый Штиpлиц coбpaлcя aтaкoвaть, пpoшeл eщe днeм и вeз
    плeнныx пoлякoв; вo втopoм пepeвoзили oбopудoвaниe для кaкoгo-тo
    кoнцлaгepя, a зaтeм пpoшлo eщe чeтыpe пoeздa c pуccкими вoeннo-
    плeнными. "Уж нe нaдул ли мeня Бopмaн ?" -- c тpeвoгoй пoдумaл
    Штиpлиц, пpoвoжaя глaзaми oчepeднoй эшeлoн бeз eжикoв.
    Штиpлиц ужe зacыпaл, кoгдa нaчaвшийcя дoждь зacтaвил eгo
    oткpыть глaзa. Ha вaгoнax пpoeзжaвшeгo пoeздa былo кopявo нaпи-
    caнo "ИГ ЛЬC". C кpикoм "Уpa !!!" Штиpлиц paзвepнул пулeмeт...


    ГЛABA 1
    -- Дoбpoe утpo, тoвapищ Штиpлиц!
    Штиpлиц вздpoгнул, cxвaтилcя зa пиcтoлeт и пpocнулcя. Пepeд
    ним улыбaяcь cтoялa нoвaя paдиcткa.
    -- A, этo ты, Aннушкa, -- oтвeтил Штиpлиц зeвaя, -- здpaв-
    cтвуй, здpaвcтвуй, кaк тeбe cпaлocь ?
    -- Я, извинитe, нe Aннушкa, я -- Kaтюшa, -- oбидилacь pa-
    диcткa, -- a cпaлocь, cпacибo, xopoшo.
    -- Taк и я вeдь нe Штиpлиц... Koнcпиpaция, Aннн... Kaтюшa,
    пoнимaть нaдo...
    "Интepecнo, пoчeму я нaзвaл ee Aннушкoй, -- пoдумaл Штиp-
    лиц, -- зa этим чтo-тo кpoeтcя..."
    -- A я вaм кoфe гopячий пpинecлa, -- cнoвa зaулыбaлacь pa-
    диcткa.
    "... A eщe интepecнee, пoчeму oнa oкaзaлacь Kaтюшeй?.. --
    пpoдoлжил oн пpo ceбя, a вcлуx cкaзaл: "Cпacибo бoльшoe". "И вo-
    oбщe, интepecнo, чтo я вчepa дeлaл ? " -- вoпpoc был aктуaльный,
    ибo Штиpлиц нутpoм чувcтвoвaл, чтo вчepa нe пил, нo oт чeгo у
    нeгo тaк pacкaлывaeтcя гoлoвa cooбpaзить никaк нe мoг.
    -- Boт дaвaй, Kaтepинa, пpoвepим твoю бдитeльнocть, -- пpo-
    дoлжaл Штиpлиц, пoтягивaя бpaзильcкий кoфe. -- Bcпoмни-кa чeм я
    вчepa зaнимaлcя ?
    Kaтя зaдумaлacь нa мгнoвeниe и, уcтaвившиcь в пoтoлoк, нa-
    чaлa зaучeннo гoвopить:
    -- Cнaчaлa вы пoшли в цepкoвь к пacтopу Шлaгу нa тopжecтвo;
    зaтeм вepнулиcь дoмoй, вытaщили из-пoд шкaфa пулeмeт и зacунули
    eгo ceбe пoд pубaшку; пoтoм ocтaнoвили нa улицe бpoнeтpaнcпopтep
    и пpиexaли нa нeм нa вoкзaл; cтaщили у coлдaт нecкoлькo гpaнaт;
    ceли в пpигopoдный пoeзд и пoexaли нa нeм бeз билeтa...
    -- Дoвoльнo, -- пpepвaл ee Штиpлиц, -- дaльшe я и caм знaю,
    -- oн вcпoмнил вдpуг вce. -- A paдиoгpaмму в Цeнтp ты дaлa ?
    -- O чeм жe ?
    "Xopшo, oднaкo, чтo кoe-чeгo oнa пpo мeня нe знaeт", -- пo-
    думaл Штиpлиц.
    -- Диктую:
    " Фeликcу oт Юcтaca. Coвepшeннo ceкpeтнo.
    жики нa cвoбoдe. Биoлoгичecкoe paвнoвecиe
    в CCCP вoccтaнoвлeнo. Oпepaция "ИГ ЛЬC"
    copвaнa. Cлужу Coвeтcкoму Coюзу.
    Иcaeв. "

    -- Этo вce? -- cпpocилa paдиcткa.
    -- Bce, -- oтвeтил Штиpлиц.
    -- Xopoшo, я пepeдaм пepвым жe ceaнcoм cвязи, -- бoдpo cкa-
    зaлa Kaтюшa.
    -- Чeм-чeм пepeдaшь ? -- пepecпpocил Штиpлиц.
    -- Пepвым жe ceaнcoм cвязи, -- пoвтopилa oнa ужe нe тaк
    увepeннo.
    -- Hикaкиx ceaнcoв cвязи! Пepeдaвaй ceйчac жe, a тo в Цeнт-
    pe нaчнeтcя oбeд, a пo пятницaм пocлe oбeдa paдиoгpaммы из Гep-
    мaнии нe пpинимaютcя.
    -- A я и нe знaлa, -- cмутилacь Kaтюшa, -- мoжeт тoгдa xoть
    из лeca пepeдaть. Для кoнcпиpaции ?
    -- Hикaкoй кoнcпиpaции! -- oтpeзaл вoзмущeнный Штиpлиц, --
    пepeдaть нaдo нeмeдлeннo пpямo oтcюдa: у мeня жe нacмopк !
    И Штиpлиц дeмoнcтpaтивнo чиxнул. Paдиcткa пpoлeпeтaлa
    чтo-тo пpo инcтpукцию, кoтopую oнa бoитcя нapушaть и пpo Bepxoв-
    нoгo, бecпoкoящeгocя o бeзoпacнocти Юcтaca и oбeщaвшeгo ee peп-
    peccиpoвaть, ecли oнa Юcтaca нe убepeжeт. Штиpлиц xoтeл былo
    cкaзaть eй лacкoвo: "Дeвoчкa, нe бoйcя, вcпoмни лучшe, зaчeм тe-
    бя кo мнe пpиcлaли", -- нo пepeдумaл и cкaзaл cуpoвo : "Taк нуж-
    нo Poдинe. Этo пpикaз".
    Oтпpaвив paдиoгpaмму, Kaтюшa пoшлa дoмoй, изpeдкa вcxлипы-
    вaя oт cтpaxa.
    "И зaчeм мнe пpиcлaли эту coвeтcкую шкoльницу?" -- coкpу-
    шaлcя Штиpлиц. Oн пoдумaл eщe,чтo нaдo-бы пoдлeчитьcя oт нacмop-
    кa, нo тут paздaлcя звoнoк в двepь. Гopничнaя oткpылa, oxнулa и
    вcплecнулa pукaми: нa пopoгe cтoял Mюллep c дecяткoм эcэcoвцeв.
    -- A-a-a, Штиpлиц ! Чтo жe вы нac вчepa пoкинули ? -- пoз-
    дopoвaлcя шeф гecтaпo, -- нexopoшo, бaтeнькa, нexopoшo, кaк гo-
    вopят pуccкиe...
    -- Heблaгoдapныe, -- пpoцeдил Штиpлиц cквoзь зубы, -- я им
    вчepa, мoжнo cкaзaть, жизнь cпac, a oни нa мeня ужe нaкaпaли...
    -- Этo вepнo, ecли-бы вы ocтaлиcь, нaши oбщиe дpузья нaвep-
    някa упилиcь-бы дo бecчувcтвия, -- coглacилcя Mюллep, -- нo вoт
    мeня вы ocтaвили нaпpacнo. Штиpлиц! Bы вeдь ужe нe мaлeнький, нe
    лeзьтe кудa нe cлeдуeт, нe пocoвeтoвaвшиcь co мнoй.
    -- Чтo-нибудь cлучилocь, cтapик? -- cпpocил oтopoпeвший
    Штиpлиц.
    -- Пpeдcтaвьтe ceбe, Штиpлиц, -- пpoдoлжaл Mюллep, -- пoдъ-
    eзжaю я ceгoдня к Штиpлицу дoмoй -- узнaть чтo oн тaм нaтвopил
    нoчью нa жeлeзнoй дopoгe, a к eгo дoму ужe пoдкaтывaeт пeлeнгa-
    тop cлужбы бeзoпacнocти. Cпpaшивaю: "B чeм дeлo ?" -- oтвeчaют:
    "Зaceкли pуccкoгo paдиcтa", -- и гpуппa зaxвaтa oцeпляeт дoм.
    "Bидaть у Штиpлицa чтo-тo нe тaк, дaй, -- думaю,-- зaйду". A
    мeжду дeлoм cпpaшивaю у кaпpaлa: "A пoчeму вы тaк пoлaгaeтe, чтo
    paдиcт нeпpeмeннo pуccкий ?" -- и знaeтe, Штиpлиц, чтo oн мнe
    oтвeтил? -- Mюллep зaмoлк.
    -- Чтo ? -- Штиpлиц выжидaющe пocмoтpeл нa кaпpaлa.
    Kaпpaл зaмялcя.
    -- Cмeлee, cмeлee, гoвopитe, нe cтecняйтecь, -- пoдбaдpивaл
    кaпpaлa Mюллep.
    -- Я cкaзaл... -- кaпpaл пepeминaлcя c нoги нa нoгу, -- я
    cкaзaл, чтo в Бepлинe тpуднo нaйти втopoгo тaкoгo... гм... aвaн-
    тюpиcтa.
    -- Hу пoлoжим нe coвceм тaк, нo cмыcл дoвoльнo близкий, --
    дoбaвил Mюллep нeвиннo уxмыляcь,-- Kaк вaм этo, нpaвитcя Штиp-
    лиц? Я-бы нa вaшeм мecтe нe пoтepпeл. Oднaкo, я дaжe гoтoв eгo
    пoнять! Пpизнaйтecь-кa, Штиpлиц, кaкую гaдocть вы oтпpaвляли тo-
    вapищу Cтaлину ?
    -- A пoшeл ты... -- oгpызнулcя Штиpлиц, -- Я тут в пoтe ли-
    цa вeду paдиoигpу c Mocквoй, a вcякиe бeзмoзглыe coлдaфoны мeшa-
    ют мнe иcпoлнять cвoй дoлг пepeд Peйxoм !
    -- Cлышaли, бoлвaны ?! -- pявкнул Mюллep coлдaтaм, -- мapш
    oтcюдa!
    "A здopoвo я иx oтшил !" -- пopaдoвaлcя пpo ceбя Штиpлиц.
    Koгдa coлдaты вышли Mюллep cнoвa oбepнулcя к Штиpлицу:
    -- Дa, Штиpлиц, вы нe тaк пpocты, кaк кaжeтcя. Oднaкo мeжду
    нaми: пoчeму я ничeгo нe знaю oб этoй вaшeй oпepaции ?
    -- Дeлo в тoм, дpужищe Mюллep, чтo этo мoя caмaя cвepxceк-
    peтнaя oпepaция, -- cкaзaл Штиpлиц шoпoтoм.
    -- Ax вoт кaк -- caмaя cвepxceкpeтнaя oпepaция, -- Mюллep
    тoжe пepeшeл нa шoпoт, -- тoгдa пoнятнo, пoчeму эти бoлвaны вac
    cpaзу зaceкли. A мoжнo пoинтepecoвaтьcя, кaк у вac уcпexи ?
    -- Пpeкpacнo, Mюллep, нeдaвнo pуccкиe пpиcлaли мнe нoвую
    paдиcтку и нacтoящую coвeтcкую paцию !
    -- Бpaвo, Штиpлиц, я вac oт души пoздpaвляю! Ho... eщe oдин
    нecкpoмный вoпpoc: вы эту paдиcтку видeли ?
    "Heужeли и Mюллep клюнул !!!" -- Штиpлиц был в вocтopгe.
    -- Koнeчнo.
    -- Hу и кaк oнa, я имeю ввиду из ceбя ?
    -- Дa ничeгo, -- Штиpлиц нacтopoжилcя, -- нo xoчу тeбe cкa-
    зaть, чтo вce эти pуccкиe вecьмa opигинaльны.
    -- Штиpлиц, у мeня ecть к вaм пpeдлoжeниe: дaвaйтe пoдcунeм
    эту нaшу, тo ecть вaшу, paдиcтку Бopмaну. Oн любит opигинaль-
    нocть. Toгдa pуccкиe вaм eщe бoльшe пoвepят, a мы будeм вoвpeмя
    узнaвaть oбo вcex eгo гaдocтяx.
    -- Имeть у Бopмaнa cвoю ceкpeтapшу -- этo coвceм нeплoxo,
    -- cкaзaл Штиpлиц пocлe нeкoтopoгo paздумья, -- нo этo, вce-тa-
    ки, pиcкoвaннo. Я дoлжeн eщe пoдумaть.
    -- Бpocьтe, Штиpлиц! Kaкoй мoжeт быть pиcк в пpиeмнoй у
    этoй жиpнoй cвиньи! Xoтя, пoжaлуй, пoдумaйтe, этo пoйдeт вaм
    тoлькo нa пoльзу, -- Mюллep xиxикнул, -- Жeлaю вaм удaчи !
    Koгдa двepь зa Mюллepoм зaкpылacь, Штиpлиц пpинялcя oжecтo-
    чeннo чecaть зaтылoк. Идeя Mюллepa Штиpлицу oчeнь пoнpaвилacь,
    нo дeлить Kaтюшу c Бopмaнoм eму coвceм нe xoтeлocь, a oткaзывaть
    Mюллepу нe cлeдoвaлo. Tяжкиe paздумья тягoтили нecпoкoйную гoлo-
    ву штaндapтeнфюpepa Штиpлицa.
    "Пepвым дeлoм нaдo cooбщить Poдинe o мoeй нoвoй oпepaции,
    -- думaл oн, -- a пoтoм я чтo-нибудь пpидумaю"... Штиpлиц пoдo-
    шeл к тeлeфoну и нaбpaл нoмep paдиcтки.

    ГЛABA 2
    Ha cтoлe Шeллeнбepгa лeжaл интepecнeйший дoкумeнт. Cмыcл
    eгo был Шeллeнбepгу нeпoнятeн и нaчaльник SD пepeчитывaл eгo ужe
    в пятый paз:

    " Пpикaзывaю пpиcвoить т. Штиpлицу звaниe гpуппeнфюpepa.
    Bepxoвный Глaвнoкoмaндующий J. Stallin."

    "He пoнимaю, -- paзмышлял Шeллeнбepг, -- Чтo знaчит "т." ?
    Haвepнoe, дoлжнo быть "г.", пocкoльку cлoвo "гocпoдину" нaчинa-
    eтcя нa "г.". Ho пoчeму тoгдa нaпeчaтaли имeннo "т.", a, нaпpи-
    мep, нe "п.", нe "p."..?" щe eгo мучaли coмнeния oтнocитeльнo
    тoгo былa ли в вepмaxтe cтaвкa "Bepxoвный Глaвнoкoмaндующий":
    " cли былa, тo пoчeму я этoгo нe знaл? A ecли нeт, тo пoчeму им
    ee дaли, a нaм -- нeт ?" B эту минуту Шeллeнбepг бeccoвecтнo зa-
    видoвaл вepмaxту.
    щe cильнee eгo интepecoвaлo ктo тaкoй J. Stallin, нo
    вcпoмнить этo имя Шeллeнбepгу никaк нe удaвaлocь. Пpaвдa, буквa
    "J" нaвepнякa oзнaчaлa "Jukow", нo oн нe мoг вcпoмнить, гдe и
    кoгдa cлышaл эту фaмилию.
    Пocлe дoлгиx paзмышлeний Шeллeнбepг нaкoнeц peшил oтпpaвить
    бумaгу Бopмaну нa пoдпиcь. Этo был caмый вepный cпocoб oт нee
    избaвитьcя: пapтaйгeнocce Бopмaн никoгдa нe вoзвpaщaл чужиx дo-
    кумeнтoв.
    Шeллeнбepг вызвaл aдьютaнтa.

    * * *

    Teм вpeмeнeм coпли нe дaвaли пoкoя coвeтcкoму paзвeдчику и
    Штиpлиц вызвaл вpaчa. Koнeчнo, вpaчa мoжнo былo и пoxитить, кaк
    пpeдпиcывaлa Coвeтcким paзвeдчикaм в Гepмaнии пocлeдняя инcтpук-
    ция пpoфcoюзa, нo Штиpлиц peшил пpoявить инициaтиву, cтoль цeни-
    мую в нaшe вpeмя, и пocтупить нeфopмaльнo -- вызвaть вpaчa
    peйxcкaнцeляpии. Oн был увepeн в тoм, чтo Цeнтp eгo пpocтит.
    Bpaч пpишeл oчeнь быcтpo.
    -- Ha чтo жaлуeтecь ? -- cпpocил oн c пopoгa.
    -- Hacмopк, дoктop, -- жaлoбнo oтвeтил Штиpлиц и выcмopкaл-
    cя.
    -- Toгдa paздeвaйтecь, -- вeлeл вpaч. Штиpлиц paздeлcя.
    Дoктop пocмoтpeл eгo глaзa, пpoчиcтил уши, дoлгo выcтукивaл
    гpудь, пoтoм ocмoтpeл pуки, нoги и пocтучaл Штиpлицу пo кoлeням
    peзинoвым мoлoтoчкoм. Пpи этoм oн вce вpeмя чтo-тo бopмoтaл пpo
    ceбя. Haкoнeц, oн выпpямилcя и cкaзaл:
    -- Taк. Peбpa цeлы, -- Bpaч пoчecaл вcпoтeвшую лыcину, -- Я
    пoдoзpeвaю у вac ocoбo ocтpую фopму OPЗ.
    -- Чтo жe мнe тeпepь дeлaть, дoктop ? -- Штиpлиц нe нa шут-
    ку иcпугaлcя.
    -- He думaю, чтo у вac ужe paзвилacь xpoничecкaя диcтpибу-
    ляция мышeчныx ткaнeй. Oпepaцию мы вaм, нaвepнoe, дeлaть нe бу-
    дeм...
    "Bce яcнo! -- пoдумaл Штиpлиц, -- Я нapвaлcя нa нaшeгo жe
    пpoвoкaтopa из 2 MOЛГMИ !!!"
    -- ... вoдки нe пить; тушeнки нe ecть; "Б ЛOMOP" нe куpить,
    -- пpoдoлжaл вpaч, -- c нeзнaкoмыми дeвицaми в pecтopaн нe xo-
    дить.
    Pукa Штиpлицa мeдлeннo, нo вepнo тянулacь к бутылкe c вoд-
    кoй: eму oчeнь xoтeлocь зaпуcтить ee в гoлoву вpaчa. Oднaкo,
    вpaч был oпытным дивepcaнтoм и, зaмeтив ocтopoжнoe движeниe
    Штиpлицa, cтaл cтoль жe мeдлeннo пpoбиpaтьcя к двepи и вce гoвo-
    pил, гoвopил, гoвopил... Koгдa Штиpлиц кинул, нaкoнeц, бутылку
    oн ужe уcпeл юpкнуть зa двepь. Штиpлиц дaжe пpocлeзилcя из-зa
    тoгo, чтo бутылкa paзбилacь, нe дocтигнув цeли. Чepeз пapу ce-
    кунд двepь пpиoткpылacь и в нee пpoтиcнулacь гoлoвa дoктopa.
    -- Cлaвa BKП(б) !!! -- пpoтивным гoлocoм пpoкpичaлa гoлoвa
    и двepь cнoвa зaxлoпнулacь.
    Этo дeйcтвитeльнo был coвeтcкий дивepcaнт из 2 MOЛГMИ.
    Чepeз нeкoтopoe вpeмя нa шум пoднялacь гopничнaя Штиpлицa.
    -- Чтo cлучилocь? -- cпpocилa oнa, пoчувcтвoвaв зaпax вoд-
    ки и увeдeв нa пoлу ocкoлки cтeклa.
    -- Этoт тип ужe ушeл?
    -- Kaкoй тип? Дoктop? -- нe пoнялa гopничнaя, -- Дoктop
    ушeл.
    -- A жaль...
    -- Toвapищ Штиpлиц, чтo у вac здecь пpoизoшлo? -- нe унимa-
    лacь гopничнaя.
    -- Hичeгo, -- coвpaл Штиpлиц, -- Дeзинфeкция.
    -- Знaчит, мoжнo убиpaть? -- oнa видeлa, чтo Штиpлиц гoвo-
    pит нeпpaвду.
    -- Koнeчнo, фpaу, -- paзpeшил дoбpый Штиpлиц.
    Гopничнaя пoшлa зa вeникoм, a в гoлoвe coвeтcкoгo paзвeдчи-
    кa зaчecaлacь нoвaя идeя: нaдo былo пoдcунуть Бopмaну нe Kaтepи-
    ну, a oдну из пpиxoжaнoк пacтopa Шлaгa. Mюллep, пpaвдa, иx вcex
    видeл, нo и eгo мoжнo былo ввecти в зaблуждeниe. Ocтaвaлocь
    тoлькo нeзaмeтнo зacтaвить Бopмaнa иcкaть ceбe нoвую ceкpeтapшу.
    "A пoтoм я к нeму пpиду и oн пoпpocит ceкpeтapшу у мeня, -- paз-
    мышлял Штиpлиц, -- глaвнoe, чтoбы Бopмaн нe дoгaдaлcя, чтo здecь
    зaмeшaн я".
    Oн ужe пoтянулcя к тeлeфoну, чтoбы дoгoвopитьcя co Шлaгoм,
    нo вдpуг тeлeфoн зaзвeнeл caм. "Heужeли -- Шлaг ?" -- изумилcя
    Штиpлиц.
    Ho этo был Бopмaн: -- Здpaвcтвуйтe, Штиpлиц! -- зaтapaтopил пapтaйгeнocce, --
    у мeня к вaм ecть oдин вoпpocик.
    -- Cпpaшивaйтe, -- пeчaльнo oтвeтил Штиpлиц: ceйчac Бopмaн
    был eму coвceм нe нужeн.
    -- Штиpлиц, пoчeму вы нe нa paбoтe?
    -- Я вceгдa нa paбoтe, -- oгpызнулcя Штиpлиц.
    -- Haвepнoe, вы вceгдa нa бoeвoм пocту, нo нa paбoтe я вac
    нaйти ceгoдня нe мoгу, -- у Бopмaнa былo xopoшee нacтpoeниe. Oн
    тoлькo чтo пoлучил oт Шeллeнбepгa пpикaз o пoвышeнии Штиpлицa и
    paдoвaлcя, чтo тaк и ocтaвит eгo штaндapтeнфюpepoм.
    -- Пapтaйгeнocce, у мeня нacмopк, -- пpoгнуcaвил Штиpлиц,
    -- вpaч улoжил мeня в пocтeль...
    -- He в этoм дeлo, Штиpлиц. Bы нe знaeтe ктo тaкoй J.Stal-
    lin? -- Бopмaн пoмoлчaл. -- Oн вaми вecьмa интepecoвaлcя.
    -- Cтaлин? -- пepecпpocил Штиpлиц, -- He знaю тaкoгo. A чe-
    гo eму нужнo?
    -- Чeгo, чeгo... Taк... Пуcтяки, -- Бopмaн oбидeлcя и xoтeл
    нacoлить Штиpлицу, -- Haпиcaл нa вac aнoнимку.
    -- A пoчeму oн oтпpaвил ee тeбe, a нe Mюллepу?
    -- Дa ктo жe eгo знaeт? -- Бopмaн peшил, чтo пopa пpoщaть-
    cя. -- Hу, пoкa xи-xи, кoллeгa, бoлeй, тeбe пoкoй нужeн...
    -- Heт, нeт, нeт! -- oбopвaл eгo Штиpлиц -- oн peшил дeйcт-
    вoвaть peшитeльнo и бeз пpoмeдлeний, -- Бopмaн! У твoeй пocлeд-
    нeй ceкpeтapши cлишкoм шиpoкиe бeдpa!
    -- Чтo! -- вcкpичaл пapтaйгeнocce, -- A ну пoвтopи!
    -- Зaд у твoeй пocлeднeй ceкpeтapши cлишкoм тoлcтый! -- пo
    cлoгaм пoвтopил Штиpлиц.
    -- Ax, бeдpa мoeй пocлeднeй ceкpeтapши... -- cooбpaзил Бop-
    мaн, -- a paзвe oни шиpoкиe? Я кaк-тo и нe зaмeчaл.
    -- Шиpoкиe, Бopмaн, шиpoкиe, -- убeждaл eгo Штиpлиц, -- ты,
    cтapинa oтcтaл oт жизни.
    -- Heт, дpужищe, -- coпpoтивлялcя Бopмaн, -- мoжeт для тeбя
    oни и шиpoкиe, a мнe -- в caмый paз.
    -- Heт, Бopмaн, нeт! Ceйчac вo вceм миpe мoднo имeть ceкpe-
    тapш c узким зaдoм.
    -- Пpaвдa мoднo?
    -- Пpaвдa, пpaвдa. He буду жe я oбмaнывaть caмoгo peйxcляй-
    тepa!
    -- Toгдa лaднo, -- oблeгчeннo cкaзaл пapтaйгeнocce, -- пoи-
    щу ceбe дpугую. Cпacибo, Штиpлиц, дo cвидaнья.
    Штиpлиц xoтeл ужe кpикнуть: "Kaк -- дo cвидaнья?!" -- нo
    Бopмaн oпять зaгoвopил:
    -- Чуть нe зaбыл! Пoмoги мнe c нoвoй ceкpeтapшeй...
    -- Я пoдумaю, -- пooбeщaл Штиpлиц.
    Coвeтcкий paзвeдчик oшибaлcя peдкo.

    ГЛABA 3
    Peйxcляйтep Бopмaн cидeл в cвoeм кaбинeтe и paзмышлял o
    cмыcлe жизни, чтo cлучaлocь c ним нepeдкo.
    " Этo, кoнeчнo, cквepнo, -- думaл Бopмaн, -- чтo Штиpлиц нe
    пpишeл к вe Бpaун. Xи-xи. Ho aнглийcкий aгeнт -- тoжe нeплoxo.
    Cтpaннo тoлькo, пoчeму Фpиц oтдaл пиcьмo нe Штиpлицу, a этoму
    шпиoну?"
    Oт cильнoгo удapa нoги двepь pacпaxнулacь и нa пopoгe пoя-
    вилcя Штиpлиц. Зa pуку oн дepжaл cмaзливeнькую блoндинку c чep-
    ными глaзaми.
    Oт нeoжидaннocти Бopмaн пoдпpыгнул и cунул pуку в ящик cтo-
    лa: c утpa oн нe уcпeл нacыпaть кнoпoк нa cтулья.
    -- Штиpлиц, этo вы? -- кнoпки кoнчилиcь и pукa Бopмaнa ли-
    xopaдoчнo шapилa пo ящику в пoиcкax нoвoй кopoбки.
    -- Ocлeп ты, чтo-ли? -- дoбpoдушнo улыбнулcя Штиpлиц. -- Я
    тeбe нoвую ceкpeтapшу пpивeл...
    -- Koгo-кoгo? -- пepecпpocил Бopмaн, пытaяcь oткpыть кopoб-
    ку c кнoпкaми oднoй pукoй.
    -- Ceкpeтapшу, -- пo cлoгaм пoвтopил Штиpлиц. -- Aнxeн, xo-
    чeшь paбoтaть у Бopмaнa? -- oбpaтилcя oн к дeвушкe.
    -- Xoчу, -- poбкo oтвeтилa Aнxeн.
    Бopмaн чacтo зaмopгaл глaзaми. му удaлocь-тaки вcкpыть кo-
    poбoчку c кнoпкaми и oн нaчaл пoнимaть cмыcл пpoиcxoдящeгo.
    -- Штиpлиц! Bы нaшли мнe ceкpeтapшу?! -- Peйxcляйтep paдo-
    вaлcя кaк peбeнoк, -- Штиpлиц, дaйтe я вac пoцeлую!
    -- He нaдo, пapтaйгeнocce! -- иcпугaлcя Штиpлиц.
    -- Штиpлиц, -- Бopмaн, вдpуг, пepeшeл нa шoпoт, -- a у нee
    нopмaльныe бeдpa? Гдe-тo здecь у мeня былa линeйкa...
    -- Hу чтo вы, -- пoпытaлcя удepжaть eгo Штиpлиц, -- Kaк-ни-
    будь в дpугoй paз.
    Ho Бopмaн пpoдoлжaл иcкaть чтo-тo в cтoлe.
    -- Гocпoди, a cкoлькo жe былo у мoeй пpeдыдущeй... -- oн
    уcтaвилcя в пoтoлoк, -- Heт, нe пoмню. A вeдь зaпиcывaл...
    -- B дpугoй paз, дpужищe, в дpугoй paз.
    -- Лaднo, пpидeтcя в дpугoй paз, -- oт oгopчeния Бopмaн ceл
    нa кopoбку c кнoпкaми и нa eгo лицe пoявилocь выpaжeниe нeвынo-
    cимoгo cтpaдaния.
    -- Cтупaйтe, Штиpлиц, -- пpoизнec oн cдaвлeнным гoлocoм, --
    дaльшe я caм.
    Штиpлиц дpужecки пoxлoпaл Aнxeн пo cпинe и мoлчa вышeл. Зa
    двepью cтoял Mюллep.
    -- Этo и ecть pуccкaя paдиcткa? -- иcпугaннo cпpocил oн.
    -- Дa.
    -- Штиpлиц, пoмнитcя мнe вы бoялиcь зa эту cвoю paдиcтку?
    -- Я и ceйчac зa нee бoюcь, -- coвpaл Штиpлиц.
    -- A вoт я тeпepь бoюcь зa Бopмaнa...
    -- C чeгo бы этo? -- Штиpлиц пoчувcтвoвaл нeлaднoe.
    -- Из цepкви вaшeгo Шлaгa мoи peбятa вытaщили в тoт paз
    цeнтнep динaмитa! A эту дeвчoнку я тaм видeл cpeди пpиxoжaнoк!
    -- Я caм ee пpиглacил, -- уcмexнулcя coвeтcкий paзвeдчик.
    -- Штиpлиц! Bы -- гepoй! -- вcкpичaл пopaжeнный Mюллep.
    Двepь пpиoткpылacь и в нee пpocунулacь гoлoвa Бopмaнa.
    -- Извинитe, -- бpocил oн Mюллepу, -- Штиpлиц, нa минутку.
    Штиpлиц вoшeл. Ceкpeтapши нигдe нe былo.
    -- Гдe Aнxeн, -- cпpocил oн.
    -- B coceднeй кoмнaтe, -- oтвeтил Бopмaн шoпoтoм, -- Пocлу-
    шaй, oнa вeдь paбoтaлa нa Шлaгa!
    -- Hу и чтo?
    -- Bы cлишкoм eму дoвepяeтe, oднa из eгo пpиxoжaнoк oкaзa-
    лacь aнглийcким aгeнтoм, дa eщe мужчинoй!
    -- Пoвepь мнe, этo -- жeнщинa, -- уcпoкoил eгo Штиpлиц.
    -- Пpaвдa? Hу тoгдa лaднo... -- Бopмaн пoмoлчaл, -- Kcтaти,
    кaк твoe здopвьe?
    -- Bpaч -- cкoтинa. Уxoдя, нaпиcaл нa cтeнe мoeгo дoмa:
    "CM PTЬ H M ЦKИM OKKУПAHTAM !"
    -- To-тo нapoду тaм нaвepнoe coбpaлocь! -- пocoчувcтвoвaл
    Бopмaн.
    -- Дa. Hу, мнe пopa: Mюллep ждeт.
    -- Hу, бeги, бeги...
    Штиpлиц вышeл. "Kaк-бы мнe eгo oтблaгoдapить?" -- думaл
    Бopмaн.
    Пpи этoм eгo pукa мaшинaльнo вывoдилa нa лиcтe бумaги:
    "ШTИPЛИЦ -- ДУPAK". "...дуpaк, дуpaк, дуpaк... -- думaл Бopмaн,
    -- Cтoп! Я -- дуpaк, a нe Штиpлиц! Я жe тaк и нe oтдaл eму мoe
    пиcьмo oт вы Бpaун! Бoлвaн! Kpeтин!! Идиoт!!!" Oн выбeжaл в кo-
    pидop, нo Штиpлицa тaм ужe нe былo.
    "Bпpoчeм, тaк дaжe лучшe, -- cooбpaзил Бopмaн, нecкoлькo
    пpийдя в ceбя, -- cдeлaю тaк, чтoбы oн ни o чeм нe дoгaдaлcя".
    Cущecтвoвaл тoлькo oдин вepный cпocoб cдeлaть тaк, чтoбы
    Штиpлиц нe дoгaдaлcя. И Бopмaн знaл eгo. Oн пoлoжил пиcьмo вы в
    ceйф, нaкpыл eгo зaпиcкoй "ШTИPЛИЦ -- ДУPAK" и зaпep нa двa ceк-
    peтныx зaмкa. Зaтeм oн пoзвoнил дeжуpнoму и пoпpocил eгo пepe-
    дaть Штиpлицу, кoгдa тoт вepнeтcя, чтo Бopмaн пpocил зaйти. Пoc-
    лe этoгo Бopмaн пoзвaл Aнxeн и oни вмecтe пoexaли в кинo.

    * * *

    "Bce, -- пoдумaл Штиpлиц, -- Игpы в дeмoкpaтию кoнчилиcь:
    пopa coзнaтeльнo oбpeкaть ceбя нa тpуднocти".
    -- Mюллep, кaк вы думaeтe, кaкую oчepeдную oпepaцию пpoтив
    pуccкиx пpeдпpимeт вaшe кoмaндoвaниe? -- peшитeльнo cпpocил oн.
    -- Гocпoди, дa oткудa жe мнe знaть! -- oтвeтил Mюллep.
    -- И вce-тaки? -- Штиpлиц нaщупывaл в кapмaнe пиcтoлeт.
    -- Дa зaчeм вaм этo нужнo? -- пoинтepecoвaлcя Mюллep, -- Bы
    чтo, pуccкий aгeнт?
    -- Дa. He двигaтьcя. Cтpeляю бeз пpeдупpeждeния, -- пpoиз-
    нec Штиpлиц cквoзь зубы, ткнув Mюллepa cвoим мaузepoм в cпину.
    -- Иcaeв! Bы cвиxнулиcь? -- Mюллep нe нa шутку иcпугaлcя.
    -- Здecь жe люди кpугoм!
    B этoт мoмeнт oxpaнник, cтoявший в кoнцe кopидopa, пoчувcт-
    вoвaл нeлaднoe. Oн пoдбeжaл к Штиpлицу cзaди и выбил пиcтoлeт.
    Ho Штиpлиц и нe думaл cдaвaтьcя: oн укуcил oxpaнникa зa пa-
    лeц, пoвaлил нa пoл и нaчaл пинaть нoгaми. Mюллepу cтaлo жaль бeднoгo пapня и oн, пoxлoпaв Штиpлицa пo плeчу, cкaзaл тиxoнькo:
    -- Штиpлиц, пepecтaньтe пoжaлуйcтa лупить этoгo мoлoдoгo
    чeлoвeкa, вы и тaк вeли ceбя ceгoдня cлишкoм нeпpиличнo.
    -- Этoт фaшиcтcкий звepeныш нaпaл нa мeня cзaди!
    -- Пpeкpaтитe, Штиpлиц! -- пoвтopил Mюллep, -- Bы вeдь нa-
    xoдитecь в импepcкoй кaнцeляpии, a нe у ceбя нa дaчe.
    Штиpлиц coчувcтвующe пocмoтpeл нa oxpaнникa и oтoшeл в cтo-
    poну.
    -- A пpизнaйтecь, c чeгo этo вы пoлeзли нa мeня c пиcтoлe-
    тoм? -- пpoдoлжaл Mюллep, -- Чecтнo гoвopя, oт вac я тaкoй шутки
    нe oжидaл.
    -- A c чeгo этo ты нaзвaл мeня pуccким шпиoнoм? -- вoпpocoм
    нa вoпpoc oтвeтил Штиpлиц.
    Mюллep зaмoлк, oн пoчувcтвoвaл ceбя винoвaтым пepeд Штиpли-
    цeм и думaл тeпepь кaк зaглaдить вину. A Штиpлиц, peшив, чтo
    coзнaтeльнo oбpeкaть ceбя нa тpуднocти cлишкoм oпacнo, cпpocил:
    -- A пoчeму ты нaзывaл мeня "isayew", чтo этo cлoвo oзнaчa-
    eт?
    -- He знaю, -- oтвeтил Mюллep, -- Этo у мeня oт cтpaxa выp-
    вaлocь, -- и, пoмoлчaв, дoбaвил, -- A ecли xoчeшь знaть, чтo у
    нac зaмышляют пpoтив pуccкиx, тo caм cxoди зaвтpa нa coвeщaниe.
    -- Ho мeня тудa нe пpиглaшaли...
    -- Пpиxoди тaк, никтo тeбя нe пpoгoнит. A ceйчac пoйдeм в
    нaшe любимoe мecтeчкo и зaбудeм тo, чтo ceгoдня cлучилocь.
    B этo вpeмя избитый Штиpлицeм oxpaнник дoпoлз дo cвoeгo
    пocтa и включил cигнaлизaцию. Зaвылa cиpeнa.
    -- Пoбeжaли cкopee! -- кpикнул Штиpлиц Mюллepу и cтapыe
    дpузья cкpылиcь зa пoвopoтoм кopидopa.

    * * *

    Teмнeлo. Бopмaн cнoвa cидeл в cвoeм кaбинeтe. Зaзвoнил тe-
    лeфoн. Бopмaн cнял тpубку. Звoнил дeжуpный:
    -- Пapтaйгeнocce, -- cкaзaл oн, -- пpишeл Штиpлиц. Я oтп-
    paвил eгo к вaм.
    Бopмaн улыбнулcя и дoвoльнo пoтиpaя pуки пpoшeл в cмeжную c
    кaбинeтoм кoмнaту.
    Mинут чepeз дecять в кaбинeт вoшeл Штиpлиц. Oни c Mюллepoм
    уcпeли cxoдить нe тoлькo в cвoe любимoe мecтeчкo, нo и в пятoк
    дpугиx и тeпepь Штиpлицa cлeгкa кaчaлo. Штиpлиц oглядeлcя: Бop-
    мaнa нигдe нe былo.
    -- Boт гaд! -- cкaзaл Штиpлиц гpoмкo. -- Cмoтaлcя...
    Oн coбpaлcя ужe уxoдить, нo зaмeтил в caмoм тeмнoм углу кa-
    бинeтa ceйф.
    -- Aгa! -- пpoизнec Штиpлиц, -- Boт тeбe зa этo!
    Oн пoдoшeл к ceйфу, дoвoльнo быcтpo вcкpыл eгo пepoчинным
    нoжoм и вытaщил зaпиcку Бopмaнa. Бopмaн дpыгaлcя oт cмexa в co-
    ceднeй кoмнaтe: oн видeл вce чepeз пoтaйную щeлку.
    "ШTИPЛИЦ -- ДУPAK", -- пpoчeл Штиpлиц и улыбнулcя. Бopмaн
    нe мoг пoнять, пoчeму Штиpлиц улыбaeтcя, oн нe знaл, чтo coвeтc-
    кoe кoмaндoвaниe cooбщaeт тaк cвoeму paзвeдчику oб oчepeднoм пoвышeнии пo cлужбe.
    Штиpлиц cунул зaпиcку в кapмaн, пoближe к cepдцу и выбeжaл
    из кaбинeтa. Пиcьмa вы Бpaун oн нe зaмeтил.
    Oт дocaды Бopмaн pвaл нa ceбe вoлocы.

    ГЛABA 4
    Bo вpeмя пocлeднeй бoмбeжки в бункepe фюpepa пpopвaлo кaнa-
    лизaцию. Пo этoй пpичинe, a тaкжe пo пpeдлoжeнию Mюллepa coвeщa-
    ниe вepxoвнoгo кoмaндoвaния peйxa былo пepeнeceнo в кaбaчoк "Ha
    Шпpee". Гeббeльc, миниcтp пpoпoгaнды, дoлгo вoзмущaлcя этим: eму
    был дopoг чиcтый и нeпopoчный мopaльный oблик вeликoгo фюpepa.
    -- Пoбecпoкoйcя лучшe o eгo физичecкoм oбликe, -- вoзpaзил
    Mюллep, -- paздoбудь нopмaльную выпивку.
    -- O cвoeм-бы oбликe пoдумaл, -- дoбaвил Бopмaн, -- и мo-
    paльнoм, и, xи-xи, физичecкoм.
    Beликий фюpep чacтeнькo мaялcя живoтoм, пoчeму вo вpeмя
    пocлeднeгo coвeщaния c ним и cлучилocь дeлo нe coвceм пpиличнoe.
    Гeббeльca тoгдa зa нeдoбpoкaчecтвeннoe пивo лишили квapтaльнoй
    пpeмии, нo плaн oчepeднoй oпepaции тeм нe мeнee пoгиб бeзвoзв-
    paтнo и pуccким удaлocь измeнить пoлoжeниe нa фpoнтax в cвoю
    пoльзу. Cмex жe Бopмaнa oбъяcнялcя cлeпoй любoвью Гeббeльca к
    paзнoгo poдa дeвoчкaм, ocoбeннo мoлoдeньким кинoaктpиccaм, зa
    чтo eгo и пpoзвaли блудливым бычкoм. Пocлeдняя пpивязaннocть ми-
    ниcтpa пpoпoгaнды oбepнулacь для нeгo длитeльным пpибывaниeм в
    вecьмa oбocнoвaннoм cтpaxe и ceйчac Гeббeльc тoлькo-тoлькo нaчaл
    пpиxoдить в ceбя.
    -- Ha чтo вы нaмeкaeтe? -- вcпылил Гeббeльc, дeлaя нeвиннoe
    лицo.
    -- Ha тo, чтo нecчacтнaя Maгдoчкa cтoлькo вpeмeни глaз нe
    мoглa coмкнуть, кcтaти c твoим мнoгoчиcлeнным пoтoмcтвoм, и ни-
    кaк, бeднaя, нe мoглa пoнять, кaкиe-тaкиe гocудapcтвeнныe дeлa
    нe пoзвoляют тeбe нoчeвaть дoмa, -- oтвeтил Шeллeнбepг. Oн кaк
    peбeнoк paдoвaлcя cвoeй вeликoлeпнoй длиннoй фpaзe, xoтя пpeк-
    pacнo знaл, чтo Maгдa xopoшo ocвeдoмлeнa o пpиcтpacтияx cвoeгo
    cупpугa.
    -- Ha чтo вы нмeкaeтe? -- пoвтopил ocкopблeнный Гeббeльc.
    -- Дa нa тo, чтo ты, бopoв жиpный, cлишкoм cильнo увлeкa-
    eшьcя мoлoдeнькими дeвoчкaми, -- тoлcтый Бopмaн зacмeялcя, нaз-
    вaв тoщeгo миниcтpa пpoпoгaнды жиpным бopoвoм. Oн xoтeл дoбaвить
    чтo-тo oб aппeтитнeнькиx мaлeнькиx шлюшкax, нo тут pacпaxнулacь
    двepь...
    -- Для cлучки cвинoмaтoк нужeн xpяк! -- Ha пopoгe cтoял
    вocxититeльный Штиpлиц, -- a бopoв, извинитe, нe cпocoбeн coб-
    лaзнить дaжe cтapую cвинью, нe тo чтo кинoшную дeвoчку.
    -- Штиpлиц! -- Bocкликнул peaбилитиpoвaнный тaким oбpaзoм
    Гeббeльc. -- Kaк вы здecь oчутилиcь? Beдь вы никoгдa пpeждe нe
    пoceщaли нaшиx ceкpeтнax зaceдaний!
    -- Cкaжитe лучшe, -- пepeбил eгo Бopмaн, -- oткудa вы узнa-
    ли пpo бopoвa?
    Bтopoй вoпpoc был cтpaтeгичecки мeнee oпaceн для coвeтcкoгo
    paзвeдчикa и oн нe зaдумывaяcь oтвeтил:
    -- A у нac, в иcaeвcкoм paйoнe вopoнeжcкoй oблacти, oб этoм
    вce знaют.
    -- Дa, в ocтpoумии вaм нe oткaжeшь, -- тиxo уcмexнулcя Mюл-
    лep. -- Hу, paз уж вы пpишли, пocoвeтуйтe нaм, гдe пpoвecти зa-
    ceдaниe, a тo "Ha Шпpee" нaм вceм ужe пopядкoм нaдoeл.
    -- Moгу пpиглacить вac, гocпoдa, в "Tpи пopoceнкa", -- oт-
    вeтил Штиpлиц, -- этo caмoe культуpнoe мecтo в Бepлинe, кoтopoe
    я знaю.
    Mюллep гopькo уcмexнулcя, нo вмeшaтьcя нe уcпeл: oкaзaлocь,
    чтo в "Tpex пopocятax" никтo из пpиcутcтвующиx ни paзу нe был и
    пpeдлoжeниe Штиpлицa былo вcтpeчeнo c вocтopгoм.


    Продолжение следует............................................:)
     
  5.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    Похождения штандартенфюрера СС фон Штирлица после войны.

    ШТИРЛИЦ НА КУБЕ

    Эпиграф:
    Штирлиц - это не фамилия.
    Штирлиц - это призвание.

    Пролог.
    На улице стояла жара и рота военнопленных. Товарищ Сталин отвернулся
    от окна и спросил:
    - Так товарищ Жюков, вас все еще не убили?
    - Нет, товарищ Сталин, - скорбно ответил Жуков.
    - Тогда дайте закурить.
    Жуков достал из кармана портсигар, подумал, давать или не давать, и
    протянул главнокомандующему последнюю папиросу. Товарищ Сталин покрошил
    папиросу в трубку, задумчиво закурил от протянутой спички и некоторое
    время молча посапывал трубкой с очень противным звуком.
    Через десять минут он спросил:
    - А как там чувствует себя этот ... Штирлиц, то есть товарищ Исаев?
    - Ему, наверное, трудно, - неопределенно ответил Жуков.
    - Это харашо, - сказал вождь, потирая руки. - У меня для нэго есть
    новое задание.
    - Он просился в отпуск, - печально ответил Жуков.
    - Товарищ Жюков, - сказал Сталин. - Если вождь сказал - задание,
    значит - задание. И вообще, товарищ Жюков, кто у нас вождь - я или вы? Так
    что идите и па-адумайте.

    ГЛАВА ПЕРВАЯ
    Германия, май 1945 года, Берлин. Немецкие части бежали из Берлина в
    разные стороны. Даже Igel'ю было ясно, что война проиграна.
    Штирлиц торжествовал и ел тушенку большими банками. В Рейхсканцелярии
    уничтожали секретные архивы. Гитлер, страдая и качаясь от принятого
    шнапса, шел по коридору и заглядывал в двери. Офицеры, встельку пьяные,
    горлопанили русские народные песни и не обращали никакого внимания на
    Фюрера, даже не предлагали выпить за партию. Уже совсем обеcсиленый
    мощными звуками "дубинушки", сопровождаемыми покачиванием рояля, Фюрер
    заглянул к Штирлицу.
    Отрываясь от завязывания шнурков, Штирлиц вскочил и, выбрасывая руку
    вперед вместе со шнурками, выкрикнул:
    - Хайль Гитлер!
    Гитлер покосился на наколку на руке Штирлица, изображавшую
    репродукцию с плаката "Родина-мать зовет!", и сказал:
    - Максимыч, ну хоть ты не подкалывай, - и вышел из кабинета.
    В своем роскошном кабинете Мюллер собирал чемоданы и отдирал от стен
    различные непристойные картинки, изображающие различных красоток и
    любимого Фюрера на всяких торжественных мероприятиях. Картинки приклеились
    на редкость крепко и не отдирались.
    - Мюллер, а куда это вы собрались? - спросил вошедший Штирлиц.
    - В Бразилию; чертовски надоел холодный германский климат, - сказал
    Мюллер, засовывая в чемодан совок, детскую панамку и шмайссер.
    - Значит, вот как? - Штирлиц недоверчиво достал кастет и взвесил его
    на руке. Мюллер заволновался.
    - Штирлиц, езжай со мной, а? - примирительно предложил он. Штирлиц
    убрал кастет и достал другой, побольше, с надписью "дорогому товарищу
    Штирлицу от друзей по невидимому фронту...".
    - Знаешь, Мюллер, давай поедем в твою Бразилию и возьмем с собой
    Шелленберга и... и Бормана, а то без него скучно.
    - Скучно!? - Мюллер поморщился и потер большую красивую шишку на
    затылке. Несмотря на разруху, кирпичи у Бормана водились, и в большом
    количестве. К тому же Борман был профессионалом.
    - А как Германия отнесется к тому, что Штирлиц покинет ее в самый
    ответственный момент? - патриотически заметил Штирлиц.
    - Ну, - задумчиво сказал Мюллер, - можно поехать под чьим-нибудь
    именем... Ну, там...
    - Нужно мне чужое имя, - обиделся Штирлиц, доставая кастет. - Мне и
    своих хватает.
    Мюллер задумался.
    Штирлиц убрал кастет и, достав банку американской тушенки, озлоблено
    воткнул консервный нож в изображение какого-то президента на крышке банки.
    Президент обреченно скорчился. Мюллер покосился на нож и взглянул на
    свирепое рязанское лицо Штирлица, и все мысли о сказочных пейзажах
    Бразилии превратились в кошмар. Несмотря на дружеские отношения, Штирлица
    брать с собою не хотелось. Штирлиц мог напакостить хуже, чем Борман - это
    знали все в рейхе. Тем не менее Мюллер понимал, что Штирлица придется
    брать с собой, иначе он поплелся бы за Мюллером пешком. Мюллер вытащил
    панамку из чемодана и сказал:
    - Знаешь, Штирлиц, ты поедешь в чемодане.
    Штирлиц оскалил зубы в усмешке и достал третий кастет, самый большой
    со следами крупного хищного зверя на поверхности.
    - Друг детства, а может, ты меня еще в кошелек засунешь? Сам в
    чемодан полезешь.
    - Вообще-то, офицеры рейха не ездят в кошельках... - сказал Мюллер и
    надел свою форменную фуражку.
    - И советские тоже, - заметил Штирлиц, на что Мюллер загадочно
    улыбнулся.
    Неожиданно с грохотом распахнулась дверь и вбежал озлобленный Фюрер,
    тряся рукой с зажатым в мышеловке пальцем и злобно сверкая выпученными
    глазами.
    - Обергруппенфюррер, что вы тут делаете? - прокричал с порога Фюрер.
    - А мы тут плюшками балуемся, - ехидно сказал Мюллер, пряча под стол
    бутылку шнапса. "Никогда спокойно не выпьешь в этой Германии", - подумал
    он.
    - Господа! - вскричал Фюрер. Увидев Штирлица, он подумал и деликатно
    добавил: - И товарищи. - Штирлиц, польщенный вниманием со стороны самого
    Фюрера, скромно достал банку тушенки. - Господа! Берлин пора оставлять. На
    меня уже начинают обращать внимание на улице и хотят забросать кирпичами.
    Борман облизнулся. Забросать кирпичами Фюрера было мечтой его темного
    детства.
    - А чего же вы шляетесь по городу, мой Фюрер? - сумрачно пробурчал
    Штирлиц. Фюрер посмотрел на него осуждающе.
    - Но в магазины же я ходить должен! - заявил он. - Вождь должен
    посещать народные магазины.
    - И народные сортиры по десять пфеннингов, - рыгнул Штирлиц себе под
    нос. Коровы, пошедшие на тушенку, были не высшего качества, если можно
    судить по отрыжке.
    Фюрер слышал хорошо и скромно опустил глазки.
    - Но оставить Берлин при такой канонаде будет непростым делом! -
    заметил Борман, высовываясь из-за двери и поднимая палец. Все
    прислушались. Канонады не было слышно. Борман засмущался и опустил палец.
    - А я во що предлагаю, - поправляя папаху с красной полосой, сказал
    Геббельс, вместе с Борманом пробравшийся к Мюллеру в кабинет. - У дворе
    подле этого... як его?... Рейхстагу, стоить бочка такая... с колесами...
    як ее?
    - Цистерна, - услужливо подсказал вездесущий подхалим Шелленберг.
    - Во-во! - обрадовался Геббельс и продолжил свою мысль.
    - А в ей этот, як его... ну, горилка така недоперегната... - Закончив
    свою длинную мысль, Геббельс высморкался в пиджак Бормана и вытер потные
    ладони об свои красные штанины.
    - Коньяк! - восхищенно облизнулся Шелленберг.
    - Уже пустая, - заметил коварный Штирлиц. - Только литров двести
    осталось. Но у меня есть очень хорошая идея.
    - Яка? - вылупил красные глазки Геббельс, вытирая нос.
    - Я хочу подвесить под люк этой цистерны весь коньяк, который
    остался, а мы будем сидеть внутри.
    - Ну, це не гарно... - мысли о коньяке покинули Геббельса, он
    поправил папаху и с гиканьем удалился, позванивая шпорами.
    - А ванна и телефон там есть? - неожиданно спросил Мюллер, большой
    любитель комфорта.
    - Нет, - ответил Штирлиц. - И фонтана с садом тоже нет. И секретарш
    тоже, так что партайгеноссе Борман может не ехать.
    - А я что? А я ничего, - проснулся от мыслей о коньяке Борман. Все
    сочли своим долгом похлопать Штирлица по щеке, сказать "Вот такие мальчики
    спасут Германию" и удалиться собирать вещи.
    Штирицу эта процедура не понравилось, так как он очень боялся, что у
    сотрудников Рейха могут быть грязные руки. Из всех сотрудников
    Рейхканцелярии мыл руки после посещения ватерклозета один Мюллер.
    Ранним утром в никому не известном предместье Парижа голодные
    американские солдаты разбирали завалы. Во дворе полуразрушеного дома они
    нашли полудохлую корову и цистерну с армянским коньяком. Корова равнодушно
    смотрела на союзников глупыми зелеными глазами.
    - Майк, посмотри, эта цистерна полна коньяку, надо ее отправить в
    Штаты! - восторженно заорал один из солдат, обладатель на редкость рваных
    штанов.
    - Ты дурак, Боб, мы и сами можем это выпить, - сказал другой, вытирая
    свой красный нос, выдающий его принадлежность к некоторой профессии. - А
    корову я отвезу на ранчо.
    - Нет! Я, пожалуй, заберу цистерну домой, и дома выпью, - заявил Боб.
    - А корова мне не нужна, у меня на ранчо курицы есть!
    Oстальные посмотрели на него негодующе.
    - Не бойтесь, поделюсь, - поспешил пообещать напуганный вытащенными
    кольтами Боб.
    Цистерна, наполненная людьми, была перетащена на борт теплохода
    "Virginia". Шелленберг, увидев в дырку название теплохода, засмущался и
    собирался вылезти, но его уговорили не дурить. Теплоход отчалил, зверски
    пыхтя и шлепая колесами по воде.
    - Штирлиц, уберите этот чемодан, - негодующе пропищал Борман,
    которому замок от чемодана прищемил ухо.
    - Это не чэмадан, это кашэлек, - с грузинским акцентом заметил
    Штирлиц, убирая чемодан и отпуская Мюллера.
    - Ох, курить хочется, - простонал Айсман, гулко стукаясь головой об
    стенку цистерны.
    - Возьми "Беломор" в кармане пиджака, - сказал Штирлиц, пытаясь
    спичками зажечь металлический электрический фонарь. Кто-то толстыми
    пальцами Бормана начал сосредоточенно шарить по его карманам.
    - Штирлиц, это ты хорошо придумал повесить под потолком бочку с
    армянским коньяком, а то бы мы тут плавали в спиртном и схватили бы белую
    горячку, - заметил Борман, потирая прищемленное ухо.
    - Только бы эти янки не надумали устроить пьянку по пути, - заметил
    Штирлиц, отдирая руки Бормана от своих карманов.
    - Ох, не накаркай, - заметил Геббельс и набожно перекрестился.
    - Черт, не горит, - прохрипел Штирлиц, бросая коробок на дно
    цистерны.
    - Штирлиц, а Вы не подумали, как мы отсюда выберемся? - спросил
    Борман, облизывая вытащенную из кармана Штирлица банку варенья.
    - А это не ваше дело, партайгеноссе.
    Ранним утром из Брестского порта, во Франции, отчалил теплоход,
    державший путь в Нью-Йорк. Вся верхушка Третьего Рейха, порядочно
    укачанная во время перевозки цистерны, сидела на дне, покрытом окурками
    "Беломора", и томно смотрела на свисающую с потолка бочку с коньяком.
    Бочка соблазнительно покачивалась, и, расплескиваясь, коньяк капал вниз.
    Айсман негодовал. Любимый Фюрер, которому посчастливилось сесть под ней, к
    досаде всех офицеров, не пил, и от такого капанья жутко страдал. Также
    страдали и все остальные. Первым не выдержал Айсман. Он встал и,
    спотыкаясь о разложенные на полу чьи-то ноги, пересел поближе к любимому
    Фюреру.
    - Подвиньтесь, - угрожающе заявил он и блаженно подставил широкую
    пасть с золотыми клыками под ниспадающую сверху струю.
    Алкоголь быстро довел его до привычного состояния. Он попытался
    полезть к Фюреру целоваться, но вежливый Фюрер на редкость больно дал ему
    в глаз, не отрываясь от своих рассуждений на тему смысла жизни. Приняв
    Геринга за женщину, Айсман галантно сел ему на ноги. Геринг поморщился и,
    двигая толстым телом, попытался спихнуть его.
    - Но мадам! - возмутился Айсман, но, получив удар кастетом по голове,
    упал к ногам Штирлица.
    Вскоре они почувствовали, что в цистерне стало нестерпимо душно.
    Одуревший от темноты и вони, которую извергали носки Фюрера, развешенные
    по стенкам цистерны на булавках великого мерзопакостника, Борман с
    яростным рычанием вцепился зубами в ногу Штирлица.
    - Штирлиц, если ты хочешь ходить на двух ногах, открой окно, - мягко
    попросил Шелленберг, отскакивая от разъяренного Бормана подальше.
    - Вы не в кабинете, партайгеноссе, - заметил Штирлиц, методично
    колотя кастетом по голове Бормана, который кусался так яростно, что не
    чувствовал ударов по голове.
    Айсман, придя в себя, с воплем: "Вперед, за родного Фюрера" ударом
    ноги разбил бочку, висевшую под потолком и начал блаженно кататься в луже
    коньяка, завывая от удовольствия.
    Часовой, заслышав шум на палубе, пошел посмотреть, что там
    происходит. Заглянув в цистерну, он увидел внизу десяток красных горящих
    глаз. Там кто-то невнятно ругался на неродных ему языках. Часовой был
    парень неглупый, но из Америки, что позволило ему догадаться, что цистерну
    коньяка группа людей будет пить примерно месяц, напивясь каждый день до
    белой горячки. Сдерживая шевелящиеся на голове волосы, он догадался, что
    это черти, и с воплем: "Спасайся, кто может!", бросился за борт. Его
    примеру последовали и остальные матросы.
    После того как, на палубе утих шум, офицеры выбрались из цистерны и
    огляделись: на корабле не осталось ни одного матроса, а офицеры забились в
    гальюн и дрожали; лишь капитан, человек без предрассудков, спокойно
    продолжал сушить кальсоны на верхней палубе, напевая "Дунайские волны".
    Штирлиц с воплем: "За Родину, за Сталина!" - ворвался на капитанский
    мостик, но обнаружив, что там никого нет, стал крутить все, что попадалось
    ему под руки. Первым пострадал капитан, упав с мостика вниз головой и
    кальсонами на голове. Выворачивание шурупов, соединяющих части обшивки,
    кроме заноз, не давало никаких результатов. Штирлиц сообразил, что
    верчение штурвала в разные стороны приводит к смене наклона корпуса
    теплохода, и, как следствие, смене курса, и корабль взял курс, как
    казалось Штирлицу, на Бразилию. Где находится Бразилия, он точно не знал,
    но слышал, что там в лесах водится много диких обезьян и вообще неплохо
    кормят. Посмотреть на обезьян ему хотелось. Самым экзотичным зверем,
    которого Штирлицу довелось видеть за свою жизнь, был дядя Вася в его
    родном подъезде, однажды упившийся до состояния дикобраза. Это событие
    оставило неизгладимое впечатление у будущего разведчика. К тому же Штирлиц
    порядочно изголодался.
    - Штирлиц, а Вы уверены, что мы плывем в Бразилию? - поинтересовался
    Кальтенбруннер.
    - Не уверен, - спокойно ответил Штирлиц, отвинчивая для своих
    командирских часов стрелку от компаса.
    ...Шел десятый день плавания в Бразилию, но Бразилии не было видно.
    Любимый Фюрер постирал носки.
    ...Шел двадцатый день плавания в Бразилию, Бразилия показалась.
    Носки высохли.
    - Земля!!! - завопил Айсман, падая с реи, на которую был вздернут за
    то, что выпил весь коньяк, но не долетел, а повис на каких-то веревках,
    что вызвало у него дурные ассоциации.
    - Бразилия! - обрадовался Штирлиц, смотря в бинокль довоенного
    образца, похожий на микроскоп (зрение у разведчика было отличное). -
    Обезьяны!! Тушенка!!!
    С криком: "Ура!!!" - все офицеры побросали банки с тушенкой Штирлица,
    которой питались за время плавания, и высыпали на палубу.
    Через час они пристали к берегу.
    Штирлиц озабоченно оглядывался, подыскивая подходящее дерево для
    антенны передатчика. Не найдя ничего подходящего, он с кряхтением полез на
    корабль. Прихватив из цистерны любимую бензопилу "Дружба", он свалил рею,
    поволновав слегка Айсмана, и перетащил бревно на берег. Айсман грязно
    ругался, вытаскивая щепки из ушей. Воткнув бревно в песок, он передал
    открытым текстом:

    "Юстас - Алексу.
    Я в Бразилии. Ура! Ем бананы. И кокосы. Юстас."

    Центр не замедлил с ответом:

    "Алекс - Юстасу.
    Юстас! Вы кретин, какого фига и какого ... (не разборчиво, но вполне
    понятно)... и вообще, это не Бразилия, а Куба.
    Алекс."

    Основательно треснув рацию, Штирлиц стал ожесточенно грызть зубами
    твердую оболочку ближайшего кокоса.
    Из кустов вышел какой-то заросший парень, который от души
    поздоровался со Штирлицем, шепнув ему пароль "Можайское молоко лучше",
    передал шифровку.
    - Фидель Кастро Рус, можно просто Федя или Железный Фидель.
    - А это - верхушка Третьего Рейха, - сказал Штирлиц, и начал
    представлять офицеров Фиделю. - Это Айсман, - ткнул лежавшего у его ног
    Айсмана. - Те трое - Шелленберг, Кальтенбруннер и Фюрер. Тот, кого бьют те
    пять офицеров, которых я не знаю, Борман. Этот друг, с панамкой, лежащий в
    тени пальм, друг моего детства и гордость ГЕСТАПО - Мюллер. Те трое, что
    перепили горилки и пристают к негритянке: Геринг, Гиммлер и Геббельс.
    Мимо них прошли две негритянки, покачивая бедрами и выдающимися
    подробностями.
    - Как тебе та, что с краю? - спросил Фиделя Штирлиц.
    - С какого?
    - С другого.
    - А ничего ... - сказал Фидель и побежал за негритянками.
    - Стой, - крикнул Штирлиц, хватая Фиделя за плечо. - Моя с краю, я ее
    еще в Германии забронировал. Радистка-негритянка - это звучит.
    Через два часа Штирлиц понял, что две радистки - это много и, немного
    спустя, уснул. Борман хотел познакомиться с одной из штирлицевых радисток,
    но, получив от спящего Штирлица ногой в ухо, успокоился. Мюллер, как самый
    лучший друг Штирлица, плюнул, кинул карты, в которые он играл эти два часа
    сам с собой, оставив себя тринадцать раз дураком, надел панамку и, взяв
    ведерко и совочек, угрюмо сопя и напевая гимны, пошел лепить куличи из
    прибрежного песка. Песок был сух, как в камере пыток, и это чрезвычайно
    интеллектуальное занятие Мюллера разочаровало. Айсман, Шелленберг и один
    из офицеров стали обучать негров немецкому языку, так как им нужны были
    работники, а по-испански понимaл лишь Шелленберг, который был шпионом
    многих разведок, но сам не знал, каких именно. Вскоре негры могли прилично
    материться как на немецком, так и на русском диалекте.
    - Ну почему ж я импотент? - нараспев страдал вслух великий Фюрер,
    смотря, как офицеры бегают за негритянками.
    - А вот потому, - сказал Борман, раздвигая листья пальмы и швыряя
    кокос на голову великому создателю "Main Kampf". С кем боролся Фюрер,
    Борман не знал, но это не мешало ему хорошо прицелиться в многострадальный
    затылок. Фюрер, раскинув мозгами, сказал: "Все таки Дарвин был прав; кто
    кто, а Борман произошел от макаки", и продолжил изучение смысла жизни.
    Борман прицелился вторично, но уже в Мюллера.
    - А где мы будем жить? - спросил проснувшегося Штирлица Мюллер, сняв
    панамку и вытирая кокосовое молоко с лысины.
    - Не знаю, - сказал Штирлиц. - Может быть, здесь есть неподалеку
    свободное бунгало.
    - А ванна и телефон там есть? - поинтересовался великий любитель
    комфорта, вытряхивая скорлупу от кокосового ореха из-за шиворота.
    - Отвяжись, - злобно брыкнул Штирлиц и перевернулся на другой бок.
    Мюллер некоторое время походил вокруг Штирлица, потолкал его, но, получая
    лишь удары в ухо, отстал. Одев панамку, обиженный Мюллер с тем же вопросом
    обратился к вылезшему из кустов Фиделю Кастро.
    - Вообще, у меня есть маленькая вилла, так что, если не возражаете...
    - А ванна и телефон там есть? - спросил Мюллер, заискивающе глядя в
    глаза будущему великому творцу революции на Кубе. Фидель Кастро не знал,
    что такое телефон, и задумался.
    Деликатный Мюллер не стал отказываться и, подняв свой чемодан,
    направился за Фиделем. Его примеру последовали остальные. Спящего Штирлица
    разбудили, получили по зуботычине, но все же уговорили идти на виллу
    Фиделя. Штирлиц не сопротивлялся. Вилла Фиделя занимала пространство если
    не девяноста пяти, то точно девяносто трех процентов Кубы. Ради блага
    народа творец революции не скупился на мелочах. К великой радости Мюллера,
    у Фиделя на вилле было много ванн, но телефона не было ни одного.
    Разочарованный Мюллер направился к Штирлицу и попросил рацию.
    - А пошел бы ты в песочницу, - равнодушно сказал Штирлиц, ковыряясь в
    банке тушенки. Мюллер насупился и, приготовившись заплакать, начал злобно
    ругать Штирлица в частности и русских разведчиков вообще.
    Такой наглости Штирлиц не ожидал и одной зуботычиной Мюллер не
    отделался. Штирлиц, который уже давно никак не резвился, долго бил Мюллера
    ногами, а, натешившись, отряхнул с него пыль, поправил панамку и дал
    рацию.
    - Сломаешь, будешь мои носки стирать, - сказал Штирлиц. Более ужасной
    угрозы Мюллер не слышал ни разу; ему вспомнились родные застенки ГЕСТАПО,
    затем носки Штирлица, и он всплакнул.
    - Я только немного поиграю и отдам, - пропищал он, размазывая сопли.
    Штирлиц достал банку кубинской тушенки из сахарного тростника и стал
    сосредоточенно ковырять в ней вилкой, ожидая, пока Мюллер уйдет. Мюллер с
    трудом взвалил на спину рацию Штирлица, крякнул и направился к себе. Рация
    заняла почти половину комнаты Мюллера.
    Штирлицу это напомнило страдания пастора Шлага по поводу сейфа и
    швейцарской границы. Для полноты момента не хватало лыж. Сбегав в свои
    апартаменты, он напялил на Мюллера ласты, памятные ему лыжи, оставшиеся от
    священника, подтолкнул к выходу и чисто по-дружески посоветовал петь
    песни, не по поводу сокрушая шкаф самым маленьким кастетом.

    ГЛАВА ВТОРАЯ
    В это время в кабинете Фиделя Кастро намечался кутеж. Очнувшийся от
    морской качки Борман сидел в роскошном мягком кресле и намечал новые
    гадости. Его гибкий, изощренный, изобретательный ум перебирал множество
    планов, но он остановился на одном, наиболее гадком.
    Подойдя к секретарше Фиделя, он немного посмущался и спросил:
    - А скажите, у вас веревки есть?
    - Какие веревки? - удивилась секретарша.
    - Ну там... Разные... Бельевые, например...
    - А зачем они вам? - секретарша насторожилась и недоуменно посмотрела
    на Бормана.
    Борман потупил взгляд и понес такую чушь, что секретарша Фиделя
    заткнула уши и принесла ему большой моток веревок. Борман оживился и
    принялся прикидывать, сколько гадостей получится из такого количества
    веревки. По самым минимальным подсчетам гадостей получалось предостаточно.
    Борман, оскалив зубы, достал мачете, которое он стянул там же.
    Спустя час все на вилле Фиделя собрались в гостиной и уставились на
    Фиделя. Тот повернулся к любимому Фюреру.
    - Что вы будете пить - горилка, квас, шнапс, водка, портвейн, чача,
    самогон, джин, коньяк, первач?
    - Шнапс, конечно, - сказал патриот Фюрер, оглушенный кубинским
    обилием, а Айсман упал на пол, шокированный такой тусовкой. В этом помог
    ему и совсем слабый пинок Штирлица, который не любил, когда ему мешали.
    - На леденцах, пшенице, мармеладе, тушенке?
    Фюрер задумался и сказал:
    - Вдарим шнапса на тушенке.
    Фидель протянул руку к бутылке шнапса с плавающей внутри жестянкой
    тушенки. Коварный Борман потянул за веревочку, бутылка пролетела через
    стол и упала на колени спящему Шелленбергу.
    - Вперед, в атаку! - вскричал Шелленберг, которому едкий шнапс попал
    в глаза, а тушенка за шиворот. Борман злорадно потирал руки.
    Фюрер недоуменно осмотрел всех и достал из бокового кармана графинчик
    со шнапсом. Все оживились и протянули стаканы. Как всегда, Мюллеру ничего
    не досталось. Он надул губы, достал совок и удалился на улицу. Раздался
    металлический грохот. Борман еще раз потер руки и побежал посмотреть.
    Мюллер лежал под кучей железного хлама, произнося ругательства в адрес
    того, кто их там положил. Все вышли на улицу послушать. Борман радовался,
    как ребенок. Ничто не доставляло ему столько удовольствия, как мелкие
    пакости.
    Фидель посмотрел на лежащего под железками Мюллера и произнес что-то
    по-испански.
    - Что вы сказали? - переспросил любимый Фюрер. Фидель очень
    засмущался, но не ответил. Стоящий рядом Шелленберг, к которому обратился
    Фюрер, подумал и сказал:
    - На немецкий это не переводится. Спросите у Штирлица, он объяснит.
    Тем временем к вопящему Мюллеру подошли негры и стали разгребать
    металл, ругаясь не хуже Штирлица. Перед таким великолепием неприличных
    слов Мюллер замолчал и прислушался. Вскоре он вылез из-под хлама,
    отряхнулся, надвинул панамку низко на лоб и злобно оглядел всех, затем он
    треснул полбутылки клюквенного морса, сплюнул. Борман не любил, когда на
    него плохо смотрели, и поэтому он быстро исчез внутри виллы, огибая свои
    же ловушки и попутно расставив две-три веревки. Фидель, показывая из окна
    бутылку водки, привлек внимание офицеров, и они, соблазнившись ее
    заманчивым блеском, облизнувшись, пошли внутрь.
    С верхнего этажа появился злой Штирлиц.
    - Водки, - сказал он вопросительно глядящему на него Фиделю. Тот
    налил ему стакан водки, Штирлиц опрокинул его себе в рот, Фидель налил
    еще, Штирлиц сглотнул остатки водки из стакана и быстро подобрел.
    - Федя, - сказал он заплетающимся языком, - пошли к бабам.
    Фидель не любил вульгарностей и поморщился.
    - Ты чего, Фидель? - Штирлиц посмотрел куда-то мимо Фиделя мутным
    взглядом и спросил: - Ты ваще это ... ты меня уважаешь?
    Фидель поморщился еще раз, но отвязаться от выпившего Штирлица мог
    только Мюллер или сам Кальтенбруннер.
    "А что на это скажет Кальтенбруннер?" - подумал Фидель. Штирлиц икнул
    и налил себе кваса. Офицеры, понимая, что Штирлиц сейчас разойдется,
    понемногу начали исчезать из помещения. Остался один Борман, который
    жаждал новых пакостей. Штирлиц оглядел зал мутным взглядом и заметил
    Бормана.
    - Ты, как тебя?.. Борман! Иди сюда быстро...
    Борман с сомнением посмотрел на дверь. Убежать от нетрезвого Штирлица
    не представлялось возможным. Борман покорно встал и подошел к Штирлицу.
    Броском ноги Штирлиц посадил его на стул и налил стакан водки. Влив
    спиртное в пасть сопротивляющемуся Борману, Штирлиц спросил:
    - Слушай, Б-Борман, ты с какого года член партии?
    - С тридцать третьего, кажется, - ответил Борман, не понимая, к чему
    клонит Штирлиц.
    - А какой партии? - Штирлиц, как на допросе, достал листок бумаги и
    принялся что-то записывать.
    - НСДАП, - ответил необдуманно Борман, и Штирлиц тут же рассвирипел.
    - Кому продался? - прошипел он, хватая Бормана за воротник. -
    Фашистам продался, морда национал-социалистская?.. Вот ща как дам...
    больно...
    Борман с испугом посмотрел на Штирлица и хотел убежать, но Штирлиц
    крепко держал его за воротник. Достав из кармана кастет, он стал им
    поигрывать, обнажив крепкие зубы. Это Борману не понравилось, тем более,
    что Штирлиц противно дышал на него перегаром.
    - Штирлиц, отпусти меня, - попросил Борман, жалобно глядя на Штирлица
    добрыми честными глазами. Штирлиц расплылся в зверской улыбке и
    отрицательно покачал головой.
    - Я больше не буду, - пообещал Борман.
    В это время в зал вошел Фидель Кастро. Штириц рыгнул Борману в нос,
    сказал "Не верю" и отпустил его. Борман, сообразив, что Штирлиц может
    передумать, применил ноги и быстро исчез.
    - Федя, иди сюда... - позвал Штирлиц. Фидель достал из внутреннего
    кармана пиджака стакан и с готовностью подошел к нему. Штирлиц налил ему
    воды из вазы с фиалками. Фидель понюхал стакан, поблагодарил, но пить не
    стал.
    - Слушай, Фидель, позови-ка ко мне этого... ну, как его?... Мюллера
    ко мне позови.
    Фидель на некоторое время исчез на улице, затем вернулся и сказал:
    - Он в песочнице. Позвать?
    - Зови, - сказал Штирлиц голосом большого начальника. В гостиной
    появился испуганный Мюллер в своей панамке.
    - Слушай, Мюллер, - сказал Штирлиц, поудобней устраиваясь в кресле. -
    Ты это... давай рацию обратно, а то у меня сегодня связь с Центром!
    - ... с Центром, - поворила секретарша Фиделя, конспектируя речь
    Штирлица в записную книжку, чтобы потом донести Куда Следует.
    - Да, с Центром, - капризно сказал Штирлиц. - И вообще, давай
    побыстрее, а то меня еще радистка ждет.
    При слове "радистка" Штирлиц загадочно улыбнулся и сделал рукой
    хватательное движение. Мюллер пожал плечами, сплюнул на пол, вздохнул и
    отправился за рацией.
    Ночью Штирлицу не спалось. Он очень боялся пропустить связь с
    Центром, хотя и знал, что Центр от него просто так не отвяжется.
    Часа в три ночи Штирлиц включил рацию. Из большого динамика
    послышалось зверское шипение, погромыхивание и скрежет. Штирлиц
    чертыхнулся и, достав отвертку, полез внутрь рации. Через двадцать минут
    он вылез оттуда, недоуменно глядя на обугленный совок и пытаясь понять,
    что это такое. Решив не заниматься расследыванием, он бросил совок в окно.
    Там раздалась возня и ругательства. Разведчик не знал, что не ему одному
    интересно, что же такое сообщит Центр. Штирлиц включил рацию и пошел
    искать радистку. Без радистки у Штирлица работа не спорилась. За неимением
    лучшего он за два дня обучил негритянку стучать по ключу обеими руками.
    Негритянка быстро поняла, чего от нее хочет Штирлиц и не сопротивлялась.
    Из окна появилась заинтересованная физиономия Бормана.
    - Ну? - вопросительно посмотрел он на Штирлица.
    - Чего тебе? - спросил Штирлиц. - Быстрей давай, - попросил Борман. -
    Думаешь, легко на карнизе висеть?
    - Не знаю, - сказал Штирлиц, вытаскивая у Бормана из кармана моток
    веревок, четыре булавки и коробку кнопок. Борман угрюмо засопел и исчез в
    темноте, а Штирлиц задернул штору. Он не любил, когда кто-нибудь мешал ему
    работать с радисткой.
    Посадив радистку, на стул он велел ей не дергаться и слушать.
    Негритянка обнажила белые зубы и надела наушники. Вскоре она стала
    записывать корявыми буквами:

    "Говорит Киев. Киевское время..."

    Штирлиц громко сказал нехорошее слово радистке, но она не обиделась,
    потому что не поняла. Перестроив рацию, Штирлиц согнал радистку со стула и
    стал слушать сам. Истинное сообщение гласило:

    "Алекс - Юстасу.
    Товарищ Юстас! По сообщениям доверенных лиц, некто из бывших офицеров
    Рейха собирается торговать наркотиками с США. Найдите и обезвредьте.
    Алекс."

    "Уже успели", - подумал Штирлиц.
    В окне показалась физиономия Бормана.
    - Ну, как? - спросил он.
    - Молча, - угрюмо сказал Штирлиц, отбирая у него очередную партию
    веревки, булавок и гвоздей. - И когда ты только успеваешь, - сквозь зубы
    процедил Штирлиц, бросая горлопанящего Бормана вниз. Там раздался грохот и
    возня. Штирлиц, обиженный до глубины шпионской души, ударил молотком по
    рубильнику рации, которая иначе не выключалась, разбил лампочку
    (выключателей на вилле Фиделя не было, и свет горел круглые сутки) и лег
    спать.
    ГЛАВА ТРЕТЬЯ
    Ночью он проснулся от тихого шороха. Опытный совесткий разведчик не
    вскочил и не заорал "Спасите, воры", как сделал бы китайский или
    парагвайский шпион. Штилиц тихо лежал носом к стенке и не шевелился.
    Кто-то шарил по комнате. Он лазил по всем темным углам, заглянул под
    кровать, прошелся даже по Штирлицу, с кряхтением перелезая через него,
    затем высморкался в одеяло и залез в рацию.
    Такой наглости Штирлиц не выдержал. Тихо встав, он спокойно подошел к
    рации, внутри которой кто-то чихал и ругался на тесноту. Ругань, как понял
    Штирлиц, была на непонятном языке. Разведчик послушал немного притязания
    ночного визитера, раздающиеся из рации, затем отыскал отвертку, завинтил
    крышку и лег спать.
    Проснувшись утром, он не стал смотреть, кто же все-таки залез к нему
    ночью и теперь громко храпел в недрах рации. Штирлиц не любил делать то,
    что можно было бы сделать потом.
    Спокойно позавтракав и обсудив с остальными офицерами качество,
    недостатки и превосходства негритянок, Штирлиц пришел обратно к себе и
    стал развинчивать рацию.
    Оттуда, сопя, вывалился кто-то, совершенно Штирлицу незнакомый.
    Приведя свого пленника в чувство пинками, Штирлиц посадил его на стул и
    начал допрос. Штирлиц владел английским еще хуже, чем японским, а
    по-японски он вообще не знал ни слова. Пришлось обучить шпиона говорить
    по-немецки и ругаться по-русски, так как привлекать к такому делу
    Шелленберга, знавшего все языки, совсем не хотелось. Шпион быстро объяснил
    Штирлицу, чей он шпион и чего хотел свистнуть у Штирлица. Кроме вчерашней
    шифровки, ему ничего не было нужно.
    Чтобы отвязаться от назойливого шпиона, Штирлиц подарил ему свои
    носки, дал в нагрузку пару пинков и отпустил. С американской разведкой
    связываться не хотелось - это пахло конфликтом с Шелленбергом, который
    считал себя полномочным представителем ЦРУ в Рейхканцелярии.
    Одними носками от шпиона отделаться было не так то просто. Он
    попробовал перевербовать Штирлица, но так как русский разведчик сказал ему
    очень непонятную фразу из трех слов, шпион выругался по-английски и решил
    к Штирлицу не приставать.
    Штирлиц сел и задумался. Задание, данное ему Центром, обещало
    множество приключений, связанных с погонями, перестрелками и таинственными
    похищениями документов. Так Штирлицу представлялось каждое очередное дело,
    но обычно оказывалось, что самое крупное приключение связано только с
    очередной пакостью партайгеноссе Бормана. Штирлиц вздохнул и достал
    бутылку водки. Стаканов не было, а с горла Штирлиц пил только в
    исключительных случаях.
    Радистка куда-то пропала, в противном случае можно было бы послать за
    стаканом ее. Штирлиц вздохнул еще раз.
    "Интересно, едят ли негры тушенку?" - подумал Штирлиц. В коридоре
    послышались шуршащие шаги. Партайгеноссе Борман полз по коридору на
    коленях и протягивал веревку. Очередное адское устройство Бормана
    обеспечивало одновременное обслуживание двенадцати жертв. Некоторое время
    Борман проторчал около апартаментов Штирлица, ожидая, пока тот выйдет.
    Испытать новое устройство на Штирлице - такова была давняя мечта мелкого
    пакостника. У Штирлица не было ни малейшего желания ни быть стукнутым
    кирпичом по затылку, ни быть облитым кипятком. Жесткие кокосовые орехи,
    яичная скорлупа и шкурки от бананов тоже не предвещали ничего хорошего.
    Штирлиц молча сидел и ждал.
    В это время в коридоре послышался шум и гиканье. Геббельс нашел в
    запаснике у Фиделя шаровары и папаху и вспомнил свою юность и родную
    Украину. Борман насторожился и спрятался за кадку с кактусом. Штирлиц тоже
    выглянул из своего кабинета: ему тоже было интересно узнать, кто на этот
    раз попадет под кирпич или что там еще придумал изощренный ум Бормана.
    Позвякивая шпорами, Геббельс подошел к лестнице и взялся за поручень.
    Тут же раздался грохот, сверху посыпались перья, стружки, обломки железок,
    гвозди и скрепки. Из стен стали с большой интенсивностью бить струи и
    кипятка и ледяной воды. Когда запас пакостей иссяк, Геббельс был
    одновременно ошпарен и окачен ледяной водой, исцарапан, взъерошен, весь в
    пуху, стружках и без шаровар, но при шпорах. Озираясь по сторонам,
    Геббельс от злости сверкал глазами и искал виновного. В такой момент
    опасно попадаться под горячую руку разъяренного и мокрого офицера Рейха.
    Секретарша Фиделя, попавшая под эту горячую руку, естественно, не
    знала таких тонкостей. Геббельс набросился на нее, как разъяренный тигр.
    Он завопил бы "Почему пиво разбавлено", как это делал Штирлиц, но он был
    не в ресторане, и поэтому Геббельс ограничился несколькими десятками
    украинских ругательств, не вполне понятных добропорядочным секретаршам.
    Но секретарша Фиделя Кастро должна быть секретаршей особого класса.
    Горячая мексиканская кровь пробудила в ней атавистические инстинкты, и она
    разразилась такими ругательствами, что Геббельс почувствовал некоторое
    увядание в своих ушах. Схватив в охапку остатки своих шаровар, он, не
    разбирая дороги, помчался по лестницам. Довольно скоро Геббельс заблудился
    и стал звать на помощь. Вечером его нашла в самой дальней части резиденции
    Фиделя группа добровольцев, ушедших искать несчастную жертву пакостей
    Бормана. Геббельс был мокр, зол и голоден.
    Бормана заперли в ватерклозет на верхнем этаже виллы. Он сидел там и
    громко вопил об ущемлении человеческих прав и плел всякую чушь, вконец
    одурев от жары. Его никто не слушал. Рано утром он отодрал от пола унитаз,
    проломил им дверь и скрылся в джунглях.
    Некоторое время он, до ужаса голодный, бродил там и питался зелеными
    бананами. В конце концов он проголодался до полусмерти и большими прыжками
    прибежал обратно на виллу. К его удивлению, там по нему никто не скучал.
    Борман обиделся и начал готовить очередную пакость.
    Тем временем Штирлиц сосредоточенно думал о возможных претендентах на
    роль торговца наркотиками. Борман с его мелкими пакостями на данную
    кандидатуру явно не подходил. Айсмана больше интересовали черномазые
    красотки с белыми зубами, чем наркотики. Гиммлер каждый день напивался до
    потери рассудка и был в здравом уме только четыре минуты в сутки - когда
    выбрасывал в окно пустые бутылки. Геринг пропагандировал в рядах
    работающих негров преимущества очистки бананов сверху вниз перед обратным
    способом. Мюллер круглые сутки проводил в песочнице и больше его ничего не
    интересовало.
    Конечной кандидатурой для Штирлица остался Шелленберг. Советский
    разведчик никогда не ошибался.
    "Интересно", - подумал Штирлиц. - "Где этот проходимец собирается
    брать наркотики?"
    Взгляд на двор избавил его от последних сомнений.
    Шелленберг стоял с указкой перед плакатом с надписью "Технология
    производства яблочного сока из кокаина, героина, стружек и смолы" и с
    выпученными глазами, брызгая слюной, что-то внушал неграм, смотрящим на
    него с полнейшим равнодушием.
    - Шелленберг, твою мать! - заорал Штирлиц. Шелленберг вздрогнул и
    подскочил, как будто бы на него упало бревно.
    - Ты, ты, не оглядывайся! Это я тебе говорю! Иди сюда.
    Шелленберг поискал глазами место, куда можно было бы отпрыгнуть.
    Подобного места поблизости не было. Шелленберг обреченно вздохнул, положил
    указку и направился в кабинет Штирлица.
    - Ты чего там говорил? - спросил Штирлиц вполне миролюбиво.
    - Да так, мысль одна... - сказал Шелленберг, потупив глазки.
    - Верю, - сказал Штирлиц, доставая кастет. Чему он должен поверить,
    он не знал, но сказал это на всякий случай. - Какая мысль?
    - Я предлагаю способ, - начал Шелленберг доклад, как в годы своей
    юности в Кембриджском университете. - производства яблочного сока из
    кокаина, ге...
    - Стоп, - сказал Штирлиц, - молодец, иди.
    Шелленберг, радостный, что вышел живым от Штирлица, большими шагами
    направился во двор. Негры уже разошлись; ценный плакат был раздерган на
    бумагу для цигарок. Взяв указку, на которой уже были видны следы чьих-то
    зубов, он выругался и сказал вслух:
    - Чертов Штирлиц, вечно на самом интересном месте.
    - Чего? - вездесущий Штирлиц стоял сзади.
    - Да так... ничего... - замялся Шелленберг. - Вот... птички летают...
    всякие...
    - Я тебе дам птички, - сказал Штирлиц, отряхивая птичий помет с
    рукава мундира. Он оскалил зубы и достал кастет.
    Этот кастет Шелленбергу определенно не нравился. Штирлиц взвесил
    кастет на руке, для пробы дал Шелленбергу в зубы. Тот ойкнул и упал.
    Штирлиц покачал головой, стукнул его пару раз ногой и удалился. Даже
    китайские шпионы не удостаивались такой чести. Очнувшийся Шелленберг
    блаженно выплюнул четыре зуба и посмотрел в глубокое синее небо.
    - До чего зе зить хоросо, - сказал он.
    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
    Прошел месяц. Шелленберг вставил себе новые передние зубы заместо
    старых, так квалифицированно выбитых кастетом Штирлица. Мюллер построил во дворе виллы новую большую песочницу. Борман установил новую пакостную
    систему совсем без веревочек, в результате чего Фидель хромал и ходил с
    огромным синяком под левым глазом. Геббельсу выписали из Украины новые
    шелковые шаровары. Фюрер уехал в Бразилию лечиться от импотенции. К
    Штирлицу каждый день наведывался американский шпион, сидел у него в
    приемной часа два, заглядывал в сейф. В сейфе Штирлиц хранил ценную
    американскую тушенку, на которую американский шпион не мог и смотреть.
    Тушенка кончалась с каждым днем, и Штирлиц стал подумывать над вопросами
    ее пополнения.
    - Слушай ты, зануда, - сказал он однажды американскому шпиону. Тот
    ожидал пинка или подзатыльника и поэтому зажмурился. - Ты, я тебе говорю,
    хочешь, чтобы я на тебя работал, давай сюда ящик... нет, эшелон с
    тушенкой!
    Шпион засуетился и пообещал привезти тушенку на следующий же день.
    Штирлиц с чистым сердцем вскрыл свою последнюю банку тушенки и через
    двадцать минут уже прислушивался к умиротворенному бурчанию в своем
    животе. Когда Штирлиц наедался, с ним можно было поговорить на отвлеченные
    темы. Этим и воспользовался Фидель.
    - Штирлиц, как вы относитесь к женщинам? - спросил он. Штирлиц
    задумался. Последняя женщина, к которой он относился, убежала от него
    прошлой ночью. Поэтому Штирлиц не нашел ничего лучшего как после
    десятиминутного раздумья спросить "А что?"
    - Да так, - Фидель знал, что к человеку, на вопрос о женщинах
    отвечающего "А что", лучше не лезть с подобными вопросами.
    На улице раздались дикие вопли: новой пакостью Бормана было
    расставление всевозможных капканов, и ничего не подозревающий Айсман
    весьма неосторожно попал в самый плохо замаскированный. От такого сильного
    вопля повязка, закрывающая глаз Айсмана, лопнула и оба его совершенно
    идентичных глаза полезли на лоб. Айсман орал до тех пор, пока двое
    здоровенных негров, воспользовавшись огромными ломами, не раскрыли капкан.
    Пока охающего Айсмана уговаривали не кусаться и надеть повязку на глаз,
    вопли повторились. Шелленберг, возвращающийся с плантации бананов, где он
    уговаривал всех выращивать вместо бананов кокаин, героин или коноплю,
    зазевался и попал в другой капкан, поменьше, но помощней. Штирлиц, видя
    такой оборот дела, залез в свой походный чемодан и разыскал пару кирзовых
    сапог. В таких сапогах его боялись все. Удары этих сапогов по телу
    оставляли такие синяки, что Шелленбергу, которого Штирлиц в свободное от
    работы время очень любил пинать ногами, оставалось желать лучшего.
    Вечером Шелленберг, хромая на всякий случай на обе ноги, шел по
    лестнице в самом дурном расположении духа. По какой-то прихоти судьбы
    женщинам Шелленберг не нравился и кокаин на капризной кубинской земле не
    рос. Шелленберг шел по лестнице и, скрипя новыми зубами, думал о смысле
    жизни. Пока он окончил мысль, начатую на полпути между первым и вторым
    этажом, бывший шеф контрразведки с удивлением обнаружил, что попал на
    чердак.
    Совершенно неожиданно к нему подошла заросшая личность в форме НКВД и
    на ломанном немецком поинтересовалась:
    - Вы не скажете, как пройти в библиотеку?
    - До Арбата на метро, а там пешком, - неожиданно для себя четким
    металлическим голосом справочного бюро ответил Шелленберг. Заросшая
    личность холодно посмотрела на него из-под поросшего мхом козырька
    фуражки.
    - Ты что за птица? - спросил Шелленберга лейтенант НКВД Помордайский,
    присланный специально из Москвы для того, чтобы контролировать работу
    Штирлица.
    - Не знаю, - прошелестел Шелленберг, перепуганный до сползания
    галифе.
    Лейтенант Помордайский достал из кармана маузер и мрачно стал им
    поигрывать. Шелленберг облегченно вздохнул и подтянул галифе. Маузеров он
    не боялся - чего его бояться, им как не бей, больше двух зубов не выбьешь.
    Это знали все в Рейхканцелярии, даже беззубый Кальтенбруннер, с рождения
    пользовавшийся протезами. У Штирлица, например, маузеров было шесть. Со
    временем коварный Борман перетаскал их все колоть орехи. Сам Штирлиц
    предпочитал кастеты. Лейтенант Помордайский не знал таких тонкостей, иначе
    вместо сорока шести маузеров он положил бы в свои бездонные карманы
    парочку кастетов. Сейчас же он стоял и думал, почему эта нацистская морда
    так хладнокровно смотрит на него и еще так гордо поддерживает штаны.
    На Лубянке Помордайского знали и боялись. Там он имел еще более
    темную репутацию, чем партайгеноссе Борман. Темные коридоры Лубянки
    позволяли устанавливать еще более сложные комбинации веревочек, потянув за
    которую, несчастный, которому посчастливилось не смотреть себе под ноги, в
    лучшем случае выпускал в коридор из скрытой в стене потайной клетки
    голодного медведя. Об веревочки, которые Помордайский протягивал во время
    ночных дежурств в Кремле, спотыкался сам товарищ Сталин. После таких
    спотыкновений Помордайский прятался подальше и все время ожидал, что за
    ним придут и самого отдадут на растерзание свирепому медведю, но медведь
    был лучшим другом Помордайского, и не хотел его терзать.
    Помордайский показал гордящемуся Шелленбергу кулак с наколкой,
    изображающей фигу, сказал "Смотри у меня, фашистская ..., спичками не
    балуйся" и пошел искать Штирлица.
    Штирлиц ждал американского шпиона с вытекающими отсюда последствиями
    в виде эшелона тушенки. Штирлиц был голоден, а кроме тушенки ему ничего не
    хотелось. Наконец в кабинете Штирлица загромыхала рация. Телефонный звонок
    Штирлицу заменяло ведро с камнями. Штирлиц надел наушники и важно сказал
    "Алле". Так как телефонной трубки у Штирлица не было, его никто не
    услышал. Из наушников раздалось шипение, и кто-то весьма противным голосом
    сказал "Тушенка в пути".
    Штирлиц оживился. За свою жизнь он видел тушенку в различных
    количествах, но эшелонами он видел только солдат и лошадей. Он мгновенно
    размечтался о большом количестве блюд, которые можно приготовить из
    тушенки. Воображение рисовало ему заманчивые картины: тушенка со спаржей,
    тушенка с трюфелями, заливное из охлажденной тушенки. Облизывающегося
    Штирлица прервал смущенный Борман.
    - Чего тебе? - спросил раздраженный такой истинно бормановской
    бестактностью Штирлиц.
    - Да вот, - сказал Борман, протягивая Штирлицу листок бумаги.
    "Заявление", - прочел Штирлиц, - "Прошу принять меня, ... (много раз
    зачеркнуты хвалебные эпитеты ) ..., Бормана в вашу русскую партию. Мартин
    Борман."
    - Так, - озабоченно сказал Штирлиц. - Только Бормана нам и не
    хватало...
    Борман обиделся и стал, сопя, ковырять указательным пальцем правой
    руки в ладони левой. Штирлиц встал и начал походкой очень большого
    начальника ходить взад-вперед по комнате.
    "Сейчас будет бить", - подумал Борман.
    "Да, и очень больно", - подумал Штирлиц.
    - Ну, я пойду? - спросил Борман.
    - Иди, - сказал Штирлиц, вынимая из ящика стола бланк заявления о
    вступлении в ВКП(б). - Заполнишь и принесешь, - сказал он Борману,
    протягивая заявление.
    Борман радостно высунул язык и вцепился обеими руками в заявление.
    Если бы у него был хвост, он незамедлительно начал бы им вилять. Борман
    ушел к себе и стал исследовать бланк заявления. Он был составлен лично
    Штирлицем для перевербования немецких офицеров. Перевербовываться никто не хотел, и первый бланк Штирлиц израсходовал на Бормана.
    Борман прочитал заявление с начала до конца, затем с конца до начала
    и почувствовал некоторое закипание в мозгах.
    На двадцать шесть вопросов он не мог дать вразумительного ответа.
    Анкета требовала отвечать на все вопросы однозначно: да или нет, а что,
    думал Борман, написать в графу "Пол"? Да? А что это значит? А если нет?
    Нет, пол у Бормана был. Поэтому Борман плюнул и написал в графе "Пол"
    слово "паркетный". В графе "семейное положение" он, не долго думая,
    написал "днем - снизу, вечером - в зависимости от влажности воздуха". На
    вопрос есть ли родственники за границей, он написал "я сам за границей".
    Некоторые пункты анкеты представляли собой образчики истинно советского
    крючкотворства. На просьбу описать свои характерные черты Борман
    послюнявил обгрызанный карандаш, наморщил лоб и вписал: "толст, лыс и
    злопамятен".
    В конце концов к вечеру у Штирлица на столе лежал истрепанный листок
    бумаги, прожженный в трех местах и с маслянным пятном посередине на тему
    советской анкеты, в которой Борман изголялся, как мог. Штирлиц брезгливо
    взял его кончиками пальцев, перечел, вздохнул, высморкался в анкету,
    выстраданную Борманом в течение трех часов тяжелой работы и выписал ему
    партбилет на имя Бормана Мартина Рейхстаговича. Штирлиц не знал, как звали
    отца великого пакостника, а фантазировать на тему немецких имен ему не
    хотелось.
    Получив статус члена ВКП(б), Борман загордился, торжественно оборвал
    все свои веревочки и дал клятвенное обещание больше не мазать лестницу
    салом и не связывать вместе никому шнурки. Ему не поверили, и очень
    правильно сделали. Поздно ночью алкоголик Холтофф, возвращаясь с дебоша,
    зацепившись за одну из свежеустановленных веревочек Бормана, получил от
    тяжелого резинового манекена удар по голове бутылкой. Холтофф был человек
    неглупый и догадался, что манекены не дерутся, иначе несчастному мешку с
    соломой, из которого Борман за два дня изготавливал свирепого мужика,
    очень сильно не повезло бы.
    Штирлиц получил от американского шпиона эшелон тушенки и устроил
    банкет. Блюда были исключительно из тушенки, и все приглашенные на банкет
    сидели голодные и с обиженными физиономиями.
    Американский шпион намекнул, что неплохо было бы Штирлицу подписать
    договор о переходе на службу в ЦРУ, но Штирлиц пообещал, что посадит его в
    рацию, и американский шпион успокоился и на устном договоре. Каждый вечер
    он приходил к Штирлицу и требовал доклада, в ответ на что Штирлиц, как мог
    культурно, посылал его в непонятное благопристойному американцу место.
    Шпион пожимал плечами и уходил к Борману, с которым и пьянствовал до
    помрачения рассудка, после чего они изливали друг другу души. Борман
    жаловался на плохое качество кубинских кирпичей и веревки, а также на
    отсутствие пургена в местной аптеке. Американский шпион жаловался на
    жадность и плохой характер многочисленного начальства, на что Борман
    заявлял, что нормальные немецкие гири ему никогда не заменят никакие
    кокосовые орехи. После каждой такой пьянки у Бормана зверски болела голова
    и массив утренних пакостей переносился на вечер.
    ГЛАВА ПЯТАЯ
    Около недели лейтенант Помордайский искал Штирлица. Вилла у Фиделя
    была большая, а где живет Штирлиц, лейтенант не знал. Однажды он,
    голодный, заросший и злой на пакостные изобретения Бормана, шел по
    коридору в поисках жертвы для мордобития. Из одной из дверей выглядывала
    личность, спокойно поедавшая тушенку из огомной банки. Помордайский не мог
    догадаться, что это и есть Штирлиц. Неизвестно, чего ему больше хотелось:
    тушенки, дать в морду или получить в морду, но Помордайский с яростным
    воплем "Ненавижу!" бросился на Штирлица. Штирлиц видел за свою жизнь много
    нахалов и вовремя успел среагировать. Охающий от удара головой об рацию
    обиженный лейтенант сидел в углу кабинета Штирлица, а тот спокойно
    открывал следующую банку тушенки, ожидая объяснений. Помордайский стойко
    отказался давать показания. Штирлиц пытался применять различные пытки, но
    НКВД-шник попался на редкость стойкий. Тогда Штирлиц решил применить новую
    пытку: кормление тушенкой. Изголодавшийся лейтенант без каких-либо проблем
    съел первые одиннадцать банок. Двенадцатая прошла через силу. Когда
    Штирлиц начал открывать тринадцатую, Помордайский завопил о помощи.
    - Здесь тебе никто не поможет, - пообещал Штирлиц. - Если Штирлиц
    кого-то пытает, значит, ему это жизненно необходимо.
    - Так Вы Штирлиц?! - обрадовался Помордайский, ощущая некоторые
    позывы в нижней части своего тела. Съеденные двенадцать банок тушенки
    давали о себе знать.
    - Да, - гордо сказал Штирлиц, довольный, что его все знают.
    - Тогда развязывайте меня скорее! Я к вам из Центра! - Помордайский
    скорчился и стал дергаться. Позывы стали еще нестерпимей.
    Штирлиц еле-еле успел его развязать. Помордайский вскочил со стула и,
    на ходу расстегивая штаны, помчался искать ватерклозет. К счастью,
    ватерклозет и Штирлиц были соседями. Штирлиц взял для самообороны вилку и
    встал около ватерклозета, чтобы Помордайский не вздумал удрать. Тот
    удирать и не собирался: он нашел Штирлица и больше ему не было ничего
    нужно.
    - А зачем ты ко мне из Центра, - спросил Штирлиц.
    - Щас, выйду, скажу, - сказал глухо, как из бочки, Помордайский.
    Штирлиц начал сосредоточенно ковырять вилкой в банке тушенки. В
    отличие от всяких лейтенантов НКВД он мог съесть неограниченное количество
    тушенки и других продуктов, чем он постоянно и занимался.
    Из ватерклозета появился облегченный Помордайский, счастливо
    улыбающийся и на ходу застегивающий штаны. Штирлиц продолжал
    глубокомысленно ковырять несчастную тушенку, изображение президента
    выглядело настороженно; Штирлиц тоже не разделял радость Помордайского.
    Неожиданно Штирлиц чертыхнулся и выплюнул случайно попавшую в тушенку
    лимонку. Помордайский проводил взглядом укатившуюся под лестницу гранату,
    удовлетворенно прослушал последовавший звук взрыва и отряхнул с фуражки
    откуда ни возмись посыпавшуюся побелку. Из-под упавшей лестницы вылез
    обштукатуренный Борман.
    - Ну чего вы деретесь? - плаксивым голосом сказал он, вытряхивая из
    единственного сапога части мрамора от лестницы. - Человек полез поспать
    под лестницу, а ему - по голове... Вот все вы такие...
    Штирлиц смотрел на него совершенно равнодушно. Помордайский радостно
    скалил кривые черные зубы. Увидев такую наглость, Борман достал из кармана
    бутылку с зажигательной жидкостью и с криком "Вот тебе!" бросил в
    лейтенанта. Пока лейтенант соображал, что это такое к нему прилетело,
    бутылка издала противное шипение и очень сильно грохнула. Когда дым
    рассеялся, оскорбленный вырыванием из рук банки с тушенкой Штирлиц
    обнаружил вместо Помордайского дырку с кусочком ясного неба и ботинки
    военного образца.
    "По делам ушел, наверное", - подумал русский разведчик. - "Но где моя
    тушенка?"
    Около минуты он стоял в задумчивости. Но из этого состояния его
    вывела та самая банка. "Ее-то как раз и не хватало...", - задумчиво
    зашевелились мозги бедного разведчика. Банка была пуста. Штирлиц на всякий
    случай поковырял в ней вилкой, но тушенка почему-то не появилась.
    Он оскорбленно принялся открывать следующую банку, так и не узнав,
    каких гадостей ему хотел наговорить Помордайский.
    Примерно в середине августа Шелленберг лично обошел плантации конопли
    и велел "снимать урожай". Что он имел в виду под урожаем, никто не
    догадался, кроме, конечно же, Штирлица. Штирлиц не любил торопить события.
    Он спокойно ел тушенку и ждал, что придумает бывший шеф контрразведки для
    переправки наркотиков в США. "Урожай" скосили и начали перерабатывать.
    Жизнь всех на вилле превратилась в кошмар. Круглые сутки по вилле сновали
    негры, пришедшие из лаборатории по переработке конопли за инструкциями.
    Мюллер, который очень боялся негров, потребовал, чтобы его песочницу
    перенесли в безопасное место. Где-то через неделю из конопли получилось
    что-то, что никто не видел, но что Шелленберг тщательно охранял. Поздно
    ночью он сидел около склада и останавливал всякого, кто пытался пройти
    мимо. От таких окриков Айсман, так и не привыкший к кубинским неудобствам,
    очень страдал и у него, естественно, пропадала всякая охота идти дальше, к
    ближайшим кустам.
    Штирлиц понимал, что ему необходимо пробраться на склад и посмотреть,
    что там такое, но найти способ для этого мог только разве сам великий
    пакостник Борман.
    - Айсман, прекратите шляться по ночам мимо моего склада, - сказал
    однажды очень обиженный Шелленберг. - Я постоянно путаю вас с грабителями
    и могу в вас выстрелить.
    - Попробуй только, выстрели, - сказал Айсман, сверкая единственным
    глазом.
    - Айсман, вы идиот, - сказал подошедший Мюллер. - Когда Шелленберг
    вас окликает, надо не материться и не брасать тяжелые предметы, а надо
    закричать каким-нибудь зверем: кошкой там, собакой...
    Ободренный Айсман так и сделал.
    Ночью разбуженный Шелленберг вскочил и дико заорал:
    - Стой, кто идет?
    - Да так... - ответили ему из темноты.
    - Что "да так"? - переспросил Шелленберг.
    - Ничего, - сказали ему.
    - Я говорю, идет-то кто? - вежливо поинтересовался Шелленберг.
    - Надоел ты мне, Шелленберг. Какая разница, кто идет? Ну там, кошки,
    собаки, тебе-то что? Из-за тебя человек уже неделю запором страдает.
    - Так бы сразу и сказал, - успокоился Шелленберг.
    Он лег спать и больше не отзывался ни на какие шорохи. Штирлиц
    вздохнул с облегчением - путь к складу был открыт.
    Когда он отпиливал решетку, мимо склада, довольный, что хоть один раз
    ему не помешали, пробежал Айсман, гордо поддерживая сползающие штаны.
    Забравшись на склад, Штирлиц огляделся по сторонам и не заметил
    ничего интересного. В углу стояла огромная бочка. Штирлиц со вздохом
    достал из кармана лом и совершенно равнодушно отбил крышку. Из бочки стал
    подниматься тяжелый запах. Шелленберг понимал, что чем больше он доставит
    наркотиков, тем лучше, и поэтому добросовестно наполнил цистерну доверху,
    применяя банановую кожуру, очистки колбасы и помои с кухни.
    Штирлиц походил вокруг бочки, постучал по ней носком сапога и
    удовлетворенно чмокнул губами. Достав вилку, которой он любил ковырять
    тушенку, он подумал:
    "Интересно, пробьет ли моя вилка эту бочку?"
    Штирлиц был человеком действия, и притом он был русским разведчиком,
    а у них, это знал даже Мюллер, положено сначала делать, а потом уже
    думать.
    Произведя ужасную отрыжку, от которой вздрогнул даже безмятежно
    спящий Шелленберг, Штирлиц злобно воткнул вилку в самый низ бочки. Ценный
    наркотик, выстраданный Шелленбергом в течение трех месяцев, хлынул на пол.
    "Пропала вилка", - с сожалением подумал Штирлиц. Русский разведчик не
    любил стоять в луже всякой гадости или чувствовать себя виноватым, поэтому
    он предпочел вытереть сапоги о пиджак спящего Шелленберга, почистить вилку
    о его брюки и удалиться.
    Утром гнев Шелленберга был безграничен. Он извергал страшные
    ругательства и ругал Бормана.
    Досталось всем, даже ни в чем не повинному Мюллеру. Тот сказал, что
    пусть Шелленберг к его песочнице больше не подходит.
    Штирлиц, как ни в чем не бывало, скалил зубы и ел тушенку. Сегодня у
    него был второй день рождения за последние три месяца. Сейчас он ест
    тушенку, но ровно через три минуты он рыгнет, бросит банку и продолжит
    свою тяжелую и опасную работу.
    Обеспокоенные отсутствием наркотиков, американские дипломаты решили
    направить на Кубу Даллеса. Об этом Геббельсу по большому секрету сообщил
    Шелленберг. Он не знал, что для того, чтобы распространить новость, надо
    сообщить ее Геббельсу, поэтому вечером о приезде Даллеса знал даже Мюллер,
    который составил из куличиков надпись "Привет американским шпионам" и
    охранял ее всю ночь.
    Приезд Даллеса совпал с возвращением любимого Фюрера из Бразилии, где
    он лечился от импотенции. Волей судьбы Фюрер попал на тот же захолустный
    аэродром с главным зданием из пальмовых ветвей, где в ожидании зажравшихся
    таможенников сидел голодный и небритый Даллес. Увидев Даллеса, Фюрер
    сильно засмущался и отвернулся, прикрывая лицо раскрытым на самом
    экстравагантном месте журналом "Play Boy". Красотка с огромным бюстом
    завлекающе смотрела на пронырливого американского дипломата, который даже
    застеснялся и покраснел до запонок пиджака.
    Неожиданно Даллес увидел лицо Фюрера.
    "Где я видел этого развращенного мулата?" - подумал Даллес, упорно
    смотря на загоревшее до черноты лицо Фюрера. Тот застенчиво смотрел на
    Даллеса через странички "Play Boy" и ужасно боялся, что Даллес узнает его
    и закричит что-нибудь типа "Держите любимого Фюрера". Внезапно в проеме
    пальмовых ветвей появился подхалим Шелленберг, приехавший встретить вождя.
    Толстый таможенник тщетно пытался сдержать его. Шелленберг, подпригивал,
    вытягивая тощую шею, вопил:
    - Я здесь, мой Фюрер, я здесь!
    "Развелось же этих фюреров", - подумал Даллес.
    Шелленберг подвел к дверям телегу, запряженную парой рабов, посадил в
    нее любимого Фюрера (что неграм, запряженным в телегу, совсем не
    понравилось) и направился на виллу Фиделя.
    Штирлиц был в ужасном расположении духа. Тушенки было много до ужаса,
    но даже это не радовало профессионального разведчика. Шелленберг
    нажаловался Фюреру, что кто-то испортил все его наркотики. Фюреру было не
    до наркотиков. Вылечившись в Бразилии от импотенции, он теперь страдал от
    отсутствия женщин. Негритянок он терпеть не мог и очень боялся. Пришлось
    отправить пару негров на почту и выписать Фюреру из Германии Еву Браун.
    Узнав про это, Штирлиц поперхнулся. Ева Браун принадлежала для
    Штирлица к тому классу женщин, которые убегали от него до восьми вечера.
    Все остальные убегали от него в девять - тридцать. Некоторые не доходили
    до дома Штирлица, не дослушав его рассказ о всемирной победе мировой
    революции и обилии "Беломора" и тушенки. Приезд Евы Браун не предвещал
    Штирлицу ничего хорошего, и он, решив потешиться, выбрал самый тяжелый
    кастет и отправился искать Мюллера.



    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ..........................:)
     
  6.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    ГЛАВА ШЕСТАЯ
    Даллес искал виллу Фиделя Кастро. Он знал по описаниям Шелленберга,
    что "она такая большая", но для обычного американского агента этого было
    явно недостаточно. Даллес не смог догадаться, что все, кроме помойки и
    зарослей кактусов и есть вилла Фиделя Кастро.
    В это время Штирлиц спаивал Фиделя и уговаривал его провозгласить на
    Кубе развитой коммунизм.
    - Может, социализм? - спрашивал Фидель после очередного стакана, на
    что Штирлиц отвечал:
    - Нет, ты меня уважаешь? - и наливал следующий. Горилка Геббельса
    была на редкость хороша.
    Утром Фидель пошарил в темноте рукой по столу, поймал скользкий
    теплый огурец и съел его. Затем с трудом одел галифе, предварительно
    разобравшись, где у них левая штанина, а где подтяжки, выпил теплого пива
    и ползком выбрался из кабинета Штирлица. В коридоре стоял Даллес. Ночью он
    каким-то образом пробрался на виллу Фиделя и теперь основательно на ней
    заблудился. Утром он пошел на запах туалета, надеясь встретить
    цивилизованных людей и напоролся на волосатого небритого Фиделя, с
    урчанием выползающего из кабинета Штирлица.
    С воплем "Спасите, хищник" Даллес бросил чемодан и повис высоко на
    занавеске. Фидель от этого звука очнулся, подобрался все так же на
    четвереньках к висящему высоко наверху Даллесу и неожиданно для себя
    залаял.
    Штирлиц проснулся, как всегда, злой и небритый. Вокруг глаз
    советского разведчика темнели синие круги. Голова раскалывалась от
    вчерашней пьянки.
    "Чертов Фидель", - подумал Штирлиц, - "Две бутылки извел на всякие
    пьянки"
    Штирлиц рыгнул и позвал:
    - Федя!
    - Р-р-р-р? - вопросительно прорычал Фидель в ответ из коридора,
    теребя штанину Даллеса.
    - Ползи сюда...
    - Р-р-р-р, - прорычал Фидель, отрицательно помотав головой, отчего
    Даллес, зажатый зубами Фиделя посредством штанины, закачался на занавеске.
    - Ну тогда я к тебе поползу, - сказал Штирлиц, переползая с дивана на
    пол. Внезапно он почувтвовал, что кто-то его держит. Крепко выругавшись,
    Штирлиц начал дергать руками и ногами в разные стороны. Через двадцать
    минут опытный разведчик, получив информацию к размышлению в виде хлопка
    небольшим металлическим предметом по лбу, понял, что его сдерживают
    подтяжки, которые он забыл отцепить от лежащего на полу маузера. Пошарив
    рукой сзади себя, Штирлиц нащупал что-то эластичное. Подергав это что-то в
    разные стороны, он понял четыре вещи. Первое: это что-то являлось
    подтяжками. Второе: Штирлица сдерживали другие подтяжки (не эти). Третье:
    к подтяжкам был прицеплен Фидель, стягивающий со шторы зубами вопящего
    Даллеса. И что Даллес к подтяжкам отношения не имеет.
    - Ты что это кусаешься? - удивленно спросил Штирлиц.
    - Р-р-р-р, - прорычал Фидель что-то невнятное, не разжимая зубов.
    - Кого поймал? - спросил Штирлиц.
    Фидель выпустил Даллеса, который, воспользовавшись приобретенной
    свободой, быстро забрался по шторе вверх.
    - Не трогайте меня! - завопил он оттуда. - Я вас боюсь.
    - А я что, кусаюсь? - обиженно спросил Штирлиц. Даллес начинал ему не
    нравиться. Даллесу не понравился Фидель.
    Даллес пробрался сквозь толщу занавесок к окну и стал биться об
    стекло головой, пытаясь его открыть.
    - Бейся, бейся, - сказал Штирлиц, с трудом поднимаясь на ноги. - Там
    бассейн с крокодилами.
    - Ага! - радостно подтвердил Фидель и одобрительно зарычал.
    - Федя, - сказал Штирлиц. - Что это за птица на окне?
    - Ворона! - сказал Фидель и заржал.
    Шутка показалась ему жутко оригинальной. Штирлиц разозлился и для
    разминки, прислонив Фиделя к стенке, начал бить ногами. Когда Фидель
    согнулся пополам, Штирлиц стал бить его кастетом. Он не резвился так уже
    девять лет, с тех пор, как адмирал Канарис имел удовольствие наступить ему
    на ногу.
    Отколотив Фиделя до глухого урчания, Штирлиц поставил ему напоследок
    большой красивый фингал под левый глаз, подправил его двумя ударами и
    прислонил охающего Фиделя к стенке.
    После физических упражнений русский разведчик становился добр и
    безобиден.
    Даллес изнемог от тяжелого висения на скользкой шелковой занавеске и
    непроизвольно сполз вниз, произведя некоторый шум, разбудивший Бормана,
    который провел всю ночь над реализацией очередной безобидной шутки и
    теперь спал детским сном на чердаке с улыбкой на устах и милым, полным
    нежности к предстоящим жертвам лицом и чувством полного удовлетворения.
    Рядом с ним покоился обычный кубинский кокосовый орех с не вполне обычным
    содержанием. Борман стал обожать кокосы с тех пор, как они не понравились
    Штирлицу. Ядерная мина на тушенке должна была не понравиться Штирлицу еще
    больше. Борман прервал свой многосерийный сон "Приказано выжить" и
    прислушался. Большую весомую цену бомбе придавали тридцать шесть таблеток
    пургена, которые он достал у Айсмана.
    Штирлиц стукнул Даллеса пару раз носком сапога и спросил:
    - Ты кто?
    - А? - после часа, проведенного на занавеске, Даллес выглядел полным
    придурком.
    - Все ясно, - сказал Штирлиц. - Ты - вражеский шпион, враг мировой
    революции и всего советского народа, троцкист, националист, пособник
    Бухарина, буржуазный элемент, пособник контрреволюции...
    Даллес зажмурился. На тему вражеского шпиона Штирлиц бредил четыре
    часа, ни разу не повторяясь, и закончил свою речь внушительным ударом
    кастета.
    По прошествии этого времени Борман, основательно подкачавшись в своей
    лексике, так как ругательства Штирлица давали глубокую тему для
    размышления (все выражения Борман записал в книжечку), зашел к Штирлицу,
    держа в руке кокосовый орех. Сердце его приятно согревалось при мысли, что
    он как-то намерзит русскому разведчику. Всунув Штирлицу орех, Борман с
    криком "За Ленина, за Сталина!" скрылся в дверях.
    Штирлиц, основательно озадачившись, смотрел на орех. На скорлупе было
    выгравировано "ШТИРЛИЦ - СКОТИНА И РУССКИЙ ШПИОН". Произведение
    гравировального исскуства было сделано очень красивым почерком и без
    единой ошибки. Борман очень старался. Он любил делать гадкие, но приятные
    сюрпризы, сбивавшие с толку разных разведчиков.
    "Никак не успокоится", - подумал Штирлиц. Он попробовал поковырять
    вилкой надпись, но плод экватора просто так не поддавался. Исправить слово
    "шпион" на "разведчик", как в старые добрые времена, было весьма трудно -
    кокосовый орех был сделан из какого-то материала, очень отдаленно
    напоминавшего стены в рейхканцелярском ватерклозете. Штирлиц злобно
    воткнул в орех искривленную вилку. Внутри оказалась тушенка. Это наводило
    на странные мысли. Во-первых, где Борман научился говорить по-русски, а
    тем более писать и хамить русским разведчикам. Во-вторых, где Борман
    достал тушенку. В конце концов, Штирлиц пургена не любил. С кокосовым
    орехом пришлось расстаться, хотя Штирлицу очень было жаль расставаться с
    тушенкой.
    "Надо, разведчик Исаев, надо - такая у нас работа", - с такими
    мрачными мыслями он поставил кокос в коридоре. Его мысли были прерваны
    неприятным появлением Айсмана. Айсман решил облегчить душу и заглянул с
    какой-то странной целью. Штирлиц недолюбливал такие посещения, так как
    Айсман сильно пачкал сантехнику. Айсман по пути прихватил пачку
    "Беломора", зонтик, бинокль, шляпу, молоток и кокос. После недолгого
    разговора Айсман изчез из поля зрения. Разведчик все видел, но не
    предпринял никаких действий.
    "Свое не уйдет", - скромно проявил он свое удовольствие. Через десять
    минут в его комнату ворвался Айсман, который с разбега вышиб дверцу
    сортира и скрылся. Раздался радостный облегченный вздох.
    Освеженный Айсман предстал перед Штирлицем, скаля зубы и радостно
    сверкая единственным глазом. Точнее, глаз у Айсмана было два, но один из
    них постоянно был закрыт повязкой: Айсман знал, что по этому глазу он от
    Штирлица не получит. Выражение лица Штирлица ему перестало нравиться, так
    как Штирлиц был вооружен кастетом, который он подозрительно зловеще взвешивал на руке; сегодня, как никогда, Штирлиц был в приятном
    расположении духа - тренировка пошла ему на пользу. И вообще, надо было
    облегчить душу за испорченную тушенку, а бинокль был просто необходим.
    "По морде дать или ногами?" - подумал Штирлиц, продолжая подбрасывать
    кастет.
    Такие движения Айсману жутко не нравились. Он не очень любил, когда
    его били, потому что не любил надрывать горло, а дико орать во время
    избиения его заставлял характер Штирлица - орущих жертв русский разведчик
    бил не так сильно и почти не бил сапогами.
    Айсман зажмурился, открыл рот и приготовился орать. "А может,
    ногами?", - подумал Штирлиц, поднося зажигалку ко рту Айсмана. - "И где
    он, паразит, спиртное берет", - оскорбленно подумал русский разведчик,
    смотря на факел, вырвавшийся из пасти Айсмана вместе с воплем. Борман
    исходил слюной, не видя процесса избиения, но вопли ему положительно
    нравились. Вопли жертв доставляли Борману огромное удовольствие. Из-под
    карниза было плохо видно, и Борман просунул свое личико в окно. Внезапно
    прилетевший зонтик заставил его принять исходное положение, а молоток ему
    пришелся по душе. Душа очень сильно заболела. Схватившись за ушибленное
    место, Борман вскрикнул и упал.
    "Что-то молотки разорались", - подумал Штирлиц, покрывая тело орущего
    Айсмана многочисленными аккуратными синяками. Заключительным аккордом его
    художественного произведения было подвешивание Айсмана посредством повязки
    за угол двери и испробование всех известных ему ударов. После того, как
    тело Айсмана целиком и полностью приняло фиолетовый оттенок, Штирлиц
    потешился еще полчасика и перестал.
    "Месяц форму не стирал, паразит. Вот пачкай после этого руки об этих
    Айсманов", - с досадой подумал русский разведчик, разглядывая испачканные
    ладони и вытирая их об Айсмана.
    Борман высунулся посмотреть, почему Айсман перестал орать.
    - Борман! - нежно воскликнул Штирлиц. - Иди сюда, хороший мой.
    Ласковые нотки в голосе постоянно злого и на кого-то обиженного
    Штирлица звучали неестественно. Великий пакостник понимал, что самое
    хорошее, что можно получить от Штирлица, это очень несильный пинок или
    совсем незаметный синяк.
    - Чего? - спросил он с подозрением, на всякий случай приготовившись
    прыгать в заросли довольно недружелюбных кактусов.
    - Хочешь конфетку? - ласково спросил Штирлиц, доставая из кармана
    завернутую в фантик лимонку. Красный фантик с желтыми полосками заманчиво
    поблескивал на заходящем солнце. Борман открыл рот и уставился на что-то
    слишком доброго Штирлица.
    - Бери, не стесняйся, - лелейным голосом сказал Штирлиц, придавая
    своему лицу как можно более ласковое выражение. - У меня их мно-о-го ...
    Борман хищно схватил гранату и исчез за окном. Взметнувшийся в небо
    кактус ясно продемонстрировал, что Борман решил съесть конфету прямо в
    прыжке в заросли. Оборваный и обгоревший Борман, пролетая мимо окон
    ватерклозета, заорал:
    - Я вот тебе дам конфетку! Я тебе дам конфетку! Я тебе вечером торт
    принесу!
    - Сам скушай! - ласково закричал Штирлиц, сохраняя на лице ангельское
    выражение.
    Проводив взглядом Бормана, так внезапно улетевшего в джунгли, он
    посмотрел на лежащего перед ним Айсмана, каким-то образом сползшего с
    двери.
    - Еще хочешь? - удивился Штирлиц, доставая кастет.
    - Может, завтра? - с надеждой попросил Айсман.
    - Ладно, я сегодня добрый. - сказал Штирлиц, мощным ударом в челюсть
    повергая Айсмана в состояние неограниченного удивления. После своего
    коронного удара он вытащил Айсмана из апартаментов. По пути Айсман
    умудрился стащить из коридора шнурки и щетку для чистки сапог. Штирлиц,
    возвратясь, с удивлением заметил Даллеса, подающего признаки жизни.
    "Слабак", - подумал Штирлиц, исполняя роль пращи; роль камня исполнял
    Даллес. Через секунду раздался оглушительный рев; "И кактусы он не любит",
    - оскорбленно подумал Штирлиц. Офицеры Рейха кактусы не уважали, но
    знакомиться с ними приходилось. Штирлиц после такого эмоционального
    подъема решил немного подкрепиться. Достав штук десять банок, на которых
    не по-русски было написано "Tinned stew meat for russian spyes",
    приготовился отужинать. Но это ему не удалось. Ворвавшийся в комнату
    ананас, разбросавший по комнате отбросы столовой Фиделя, поверг Штирлица в
    состояние транса. Такой гадости он не ожидал. Развернувшись, он не глядя
    выметнул в окно банку, залитую свинцом, предназначенного для кастетов, и с
    удовольствием приметив, что кому-то не поздоровилось. Путем логических
    умозаключений Штирлиц постиг, что это была месть Даллеса, обнаружившего
    запасы Бормана на черный день. Месть Бормана должна быть очень большой, -
    а Штирлиц ожидал именно такой мести, - и месть эта должна была
    вынашиваться долго. Штирлиц успокоился и, в течении получаса уничтожив
    десять банок, овладел собой и уснул.
    ГЛАВА СЕДЬМАЯ
    Всю Кубу потрясла новость, что Штирлиц собирается позагорать. Из-за
    этой новости было организовано восемнадцать драк, в одной из них принял
    участие и сам Фюрер. Штирлиц, как ни странно, участия не принимал: он
    изредка стукал слишком настойчивого вопросителя по голове, и на этом
    инцендент исчерпывался. И вот, ясным летним днем Штирлиц вышел на пляж в
    своих любимых семейных трусах, полотенцем из простыни и темных очках из
    закопченного оконного стекла, попробовавшего одного из садистких
    извращений великого мерзкопакостника.
    Борман решил не упускать этого знаменательного события. В голове его
    зрел зловещий план. Штирлиц должен был получить свое - обещанный пирог
    русский разведчик еще не получил. Штирлиц притормозил тележку с тушенкой.
    Негритянки уставились на интересного мужчину. Штирлиц, не обращая внимания
    на знаки уважения, снял ботинки и носки, шлепнул резинкой трусов по
    животу, напичканному тушенкой, и улегся на песок. Мюллер невдалеке строил
    башню из песка, украшая ее довольно увесистыми булыжниками (отчасти ради
    самозащиты).
    Борман разработал генеральный план поражения разведчиков всех времен
    и народов. Штирлиц должен был, как истинный боец невидимого фронта,
    исчезнуть с глаз долой под недоуменным взглядом офицеров Рейха. Попутно
    организовывалось несколько довольно приятных мерзостей на вариации a la
    Germany, с фейерверками и хлопушками. После шумихи Штирлиц должен быть
    посрамлен. Все побережье Кубы было обложено минами, кладовые Фиделя были
    зверски распотрошены. Под поверхностью земли были проложены сложные
    коммуникации, веревки. А сам Борман в это время с окромным трудом,
    ваполняя роль крота, прокапывал туннель прямо к Штирлицу. Но Борман не
    учел одной мелкой детали: этой деталью оказался Мюллер, возводящий из
    песка внушительные и массивные замки и застенки дорогой ему сердце
    Германии. Массивный булыжник стукнул Бормана по потной лысине, причинив
    мерзопакостнику нестерпимую боль. Но цель была превыше всего. Но Мюллер
    так не думал. Раздался вопль, напоминающий сирену. Дорогие Мюллеру
    застенки вполне некультурно накренились, красная звезда на вершине поехала
    вниз.
    ... Штирлиц засмотрелся на дам и решил с ними познакомиться. Встав с
    полотенца, он, прихватив тележку с обожаемой тушенкой, подкатил, радостно
    сверкая очками и улыбаясь, к обнаженным красотам экватора. Красотки
    недоуменно посмотрели на тележку. Штирлиц завязал с ними разговор о победе
    Мировой Революции и роли Штирлица в русской истории.
    ... Подхалим Шелленберг за спиной Штирлица, элегантно облокотившегося
    на тележку, завалился на простыню, отвесил губу и захрапел. Хлопоты
    Шеллеберга тяжело отразились на его здоровье и поэтому он не мог
    контролировать свои действия.
    Борман выполз на противоположном конце острова и удовлетворенно потер
    руки. День обещал быть на редкость приятным и захватывающим. Он бодрым
    шагом возник на пляже, ликуя и улыбаясь. Он подошел к Штирлицу и,
    многозначительно сказав "А девочки ничего...", прошел к Фюреру, как
    наиболее нейтральному лицу. Штирлиц поперхнулся. Через полчаса Борман
    осознал, что Штирлиц находится не на изначальной позиции, и возвращаться
    явно не собирался. Еще через полчаса он понял, что сидит на пустой
    консервной банке. Шелленберга было жаль, но поделать было ничего нельзя.
    Мерзопакостные устройства Бормана срабатывали неукоснительно и при
    испытаниях страдал даже сам изобретатель.
    Медленное исчезание шпиона всех разведок возвестило об начале акции.
    Шелленберг проснулся и неудовлетворенно поморщился. Стало холодно снизу и
    жарко сверху. Открыв глаза, он действительно понял, что его тело на
    расстоянии двух метров не различается. Он подвигал конечностями и этот
    жест был последним целеноправленным движением на этот день и на многие
    последующие. Скрытая система веревочек и проволочек сковала его прочно и
    надежно. Перед удивленными взглядами офицеров Рейха медленно и верно, как
    Христос, Шелленберг начал подниматься из песка. Скрытые реактивные
    двигатели работали на всю катушку (пронырливый Борман проник в самые
    сокровенные места фиделевского склада. Фидель не знал, из чего сделан
    самолет и запасливо отложил запасные части Боинга в укромный уголок).
    Струи песка волнами разлетались вокруг. Шелленберг оказался на платформе,
    к которой были прикреплены двигатели от ракеты для взятия проб воздуха.
    Внезапно появившийся пузырь неприятно хлопнул Шелленберга по лицу,
    размазав более неприятную массу. Секретом приготовления этой массы
    поделились с Борманом негры, вернее Борман их попросил, еще вернее, Борман
    применил одно из адских приспособлений. Масса применялась для ублажения
    богов. Нечто вязкое размазалось по всему Шелленбергу, причиняя нестерпимое
    жжение и повышение потенции.
    На этом злопыхания Шелленберга не кончились. Также внезапно
    отрубившиеся двигатели устремили шпиона вниз. Пляжники разбежались.
    Последним шел Штирлиц, одной рукой удерживая новую радистку и назойливо
    прося остаться со словами "Ну куда вы, мадам! Мировая Революция не за
    горами!", другой таща тележку.
    Шелленберг в гордом одиночестве плюхнулся в прибрежную воду.
    Натянутые по всему побережью веревочка вызвала к действию мины. Прекрасный
    фейерверк приятно порадовал зрителей, сидящих на крыше обширного дома
    Фиделя. Шелленбергу зрелище не понравилось...
    Дальнейшее словами не передавалось. Известно, что Шелленберг два
    месяца ходил на костылях, прилипшие перья не давали не то что взлететь
    (летать самолетами "Аэрофлота" Шелленберг не любил), но и сесть, вонючая
    жидкость первичным воздействием не ограничилась и Шелленберг приобрел
    повышенную потенцию на всю жизнь, но его внешний вид отпугивал дам на
    расстоянии трехсот метров. Тело шпиона было покрыто язвами и рытвинами,
    лицо представляло большой волдырь, волосы неприлично вспучены как глаза,
    уши забиты клеем "Момент", пол-лица закрывала детская пластмассовая маска
    для игры в хоккей, причем она была приклеена тем же клеем, пальцы были
    свернуты и завязаны в узел. В рот напихано "Бустилата" и зашито нитками.
    Как мог извратиться Борман до такой степени, сам мелкопакостник не знал,
    но переход в иной стиль явно прочувствовался. Борман ходил на подъеме,
    хотя цель не достигла конечного пользователя - Штирлиц продолжал
    наслаждаться тушенкой, радистками и другими прелестями жизни. До него с
    самого начала понял, для кого предназначался пирог, но внимания не
    подавал. И к тому же Штирлиц нес сложное бремя - бремя разведчика. Бремя в
    лице мерзопакостника Бормана вырывалось и дрыгало ногами.
    - Я тебе покажу пирог, - грозно обещал Штирлиц, останавливаясь
    передохнуть. Борман трепетал. Он знал, что от Штирлица можно ожидать таких
    пинков, которых не удостаивался ни один китайский шпион. Еще русский
    разведчик любил бить своих жертв ногами, а ноги у него были сильные, как у
    страуса.
    Неожиданно вдалеке показалась телега. На ней, в обнимку с канистрой
    бензина, ехала Ева Браун. Штирлиц бросил Бормана, который не преминул
    быстро уползти, и прислонился к карте СССР, которые везде развешали рабы
    Фиделя специально для Штирлица. Русского разведчика неукротимо рвало на
    Родину. Такая реакция на Еву Браун у Штирлица вырабатывалась годами.
    Не доезжая двух шагов до Штирлица, корова, запряженная в телегу,
    упала, высунув наружу сухой жесткий язык.
    - Однако, бензина кончилась! - радостно сообщил Штирлицу извозчик со
    странными чертами лица, явно с крайнего севера, завернутый в телогрейку и
    с унтами на кривых тощих ногах.
    Отобрав у Евы Браун канистру бензина и лишив ее таким образом
    возможности сопротивляться падению в кучу навоза, извозчик отвернул крышку
    и начал поливать корову бензином. Корова удивилась и вылупила глупые
    зеленые глаза.
    Остатки бензина извозчик с крайнего севера предусмотрительно вылил
    корове под хвост. Почуствовав увеличение температуры и жжение в некоторых
    частях тела, корова решила сделать ноги, точнее, копыта, обутые в старые
    рваные унты. Телега изрыгнула Еву Браун, успевшую взобраться обратно и помчалась вслед за обалдевшей коровой.
    - Однако, бензина хорошая! - радостно сообщил извозчик, доставая из
    кармана странный музыкальный инструмент. Испуская из него нудные
    тренькающие звуки, извозчик подтянул штаны и отправился вслед за убежавшей
    коровой.
    - Мадам, - недовольно сказал Штирлиц, с трудом сдерживая рвание на
    Родину. - Вылезайте из навоза, а? Ведь Фюрер обидится, увидев вас в таком
    виде.
    - Не боись, - грубым знакомым голосом сказала Ева Браун, вытирая
    следы навоза рукавом телогрейки. - Не обидится твой дурик Фюрер. Фига он
    меня с Германии в ету Кубу волок? Пущай теперя обижается...
    Штирлиц обиделся и отвернулся к своей карте.
    Любимый Фюрер Еву Браун не ждал. Он долго прыгал вокруг телеги, пока
    Ева Браун искала, куда наступить носком валенка.
    "И чего он в ней нашел?" - негодующе думал Штирлиц, отворачиваясь от
    своей карты. - "Такая и замычать может. И валенки у нее рваные."
    "Дались тебе мои валенки", - обиженно подумала Ева Браун. Фюрер объял
    необъятную талию Евы Браун, с трудом угадав ее местоположение, и потащил
    на виллу.
    Американский шпион пришел к Штирлицу поздно вечером и прямо с порога
    бросился в кресло и потребовал незамедлительных доказательств беззаветной
    преданности Штирлица ему, американскому агенту. Доказательства последовали
    незамедлительно. Охающий шпион, поддерживая одной рукой свернутую кастетом
    нового типа челюсть, медленно сполз с кресла и стал покрывать Штирлица
    отборной американской бранью.
    Очередной удар кастета вернул шпиона на Родину.
    - Хороший свинец попался, - сказал Штирлиц вслух.
    - Ага! - обрадованно поддакнул Борман, держа формочку для кастета,
    позаимствованную у Мюллера в песочнице. Формочка изображала профиль
    любимого Фюрера, и с ее помощью Мюллер лепил из песка портреты вождя.
    - Борман, а не пора ли нам связаться с Центром? - доверительно
    спросил Штирлиц.
    - Ага! - вторично поддакнул Борман, и его лысина обрадованно
    засверкала на заходящем солнце.
    - Ну и пошел отсюда, - пинок Штирлица вынес Бормана на улицу.
    "Проклятый Штирлиц", - подумал Борман, выдергивая из носа колючки. -
    "Вечно у него секреты со своим Центром. А тут старый коммунист от скуки
    погибает!"
    Борман вытащил из кармана засаленный, как у настоящего коммуниста,
    партийный билет, выданный ему Штирлицем и снова перечитал его содержимое.
    Удовлетворенно чмокнув, он спрятал партбилет в карман и, кряхтя, полез на
    карниз.
    Штирлиц при помощи старого ржавого топора настраивал рацию. Рация
    вопила и ругалась на всех языках мира. Наконец Штирлиц услышал родные
    позывные Центра.
    "Штирлиц - Центру", - открытым текстом, обеими руками застучал
    Штирлиц по ключу. - "Нехорошие люди (злыдни) обезврежены. Служу Советскому
    Союзу"
    "Это харашо." - ответил Центр с характерным акцентом. - "Даем вам
    па-аследнее задание."
    "Я слушаю Вас, товарищ Сталин", - Штирлиц вытянул руки по швам.
    "Харашо бы всех ваших новых друзей па-асадить в... э-э-э... ну, во
    что-нибудь и отправить в Москву."
    "Есть, товарищ Сталин!" - Штирлиц радостно выключил рацию и
    счастливым ударом кастета сбросил подслушивающего Бормана с карниза.
    Борман не знал азбуки Морзе, но шпионил из чисто профессионального
    интереса.
    "Куда бы их всех посадить?" - думал Штирлиц. - "В ящик из-под тушенки
    все не поместятся. В вагон из-под тушенки не полезут. А если кастетом по
    голове - вопить начнут."
    - Тут надо технически, - сказал Борман, высовываясь из-под карниза.
    - Ну, - Штирлиц достал кастет.
    - Давай построим бар из досок и заманим всех пивом. Наши стосковались
    по пиву.
    - Это мысль, - сказал Штирлиц, убирая кастет. - А где ты пиво
    возьмешь?
    По коварному оскалу Бормана Штирлиц понял, что для Бормана это не
    проблема. Целую ночь Борман где-то пропадал, а утром принес Штирлицу
    большой ящик свежего чешского пива.
    Все утро Штирлиц с Борманом строили из досок и ореховой скорлупы
    некоторое подобие бара. Мюллер ходил вокруг и критиковал, пока не лишился
    трех передних зубов.
    Наконец, бар был готов. Штирлиц остался внутри, выбирая кастет
    потяжелей и побольше, а Борман вышел наружу и стал ждать, пока кто-нибудь
    рискнет пройти мимо.
    Вылезающий из кустов Айсман увидел кружку пива и не устоял.
    Приглушенный вопль, раздавшийся из недр бара, показал, что Штирлиц взял
    самый большой из своих кастетов.
    Следующим был любимый Фюрер, прогуливавший Еву Браун по зарослям
    Кубы. Увидев кружку пива в руке Бормана, он, естественно, здраво
    предположил, что дело нечисто, и решил быстренько удалиться. Ему помешала
    Ева Браун. Вытерев под носом рукавом телогрейки, она сделала резкий вираж,
    сунула сопротивляющегося Фюрера под мышку и решительно рванула внутрь.
    Раздался звук падающего бревна.
    "Откуда там бревно?" - подумал Борман. В ответ ему раздались
    тошнотворные звуки - Штирлиц опять достал свою карту.
    Кальтенбруннер, в поисках пропавших галифе, совершенно случайно
    проходил мимо новоявленного бара.
    - Бар!!! - обрадованно заорал он на всю округу и, отпихнув Бормана,
    бросился внутрь. Горькое разочарование вырвалось из Кальтенбруннера сразу
    после удара кастетом.
    К полудню все, как выразился главнокомандующий, новые друзья Штирлица
    в связанном веревочками Бормана виде находились внутри мнимого бара и
    ругали себя за пристрастие к алкоголю вообще и к пиву в частности.
    Осталось только затащить в бар Мюллера, сидящего в песочнице, и можно
    было отправляться в Москву. Борман радостно потирал руки при мыслях о том,
    сколько новых пакостей он применит в неизвестной ему стране.
    Мюллер, как и всегда, сидел в песочнице и лепил куличи. Во время
    изготовления триста сорок седьмого кулича неведомая сила сбросила с него
    панамку и посадила в темный ящик, где плохо пахло мышами и кто-то противно
    храпел в углу.
    Штирлиц запер свою постройку на огромный амбарный замок, предложенный
    ему коварным Борманом, и пошел к Фиделю Кастро говорить насчет доставки
    верхушки Третьего Рейха в Москву.
    Тем временем Борман открыл ящик при помощи второго ключа, выпустил
    Мюллера, который незамедлительно скрылся в джунглях и посадил на его место
    свежепойманного крокодила.
    Это должно было стать лучшей шуткой Бормана.
    Фидель, чтобы отвязаться от Штирлица, пристающего к нему с неясными
    требованиями, ткнул пальцем в "Боинг", стоящий на поле и что-то сказал на
    испанском языке. Штирлиц понял смысл спинным мозгом и ответил тем же
    самым, но по-русски. Затем он взглядом профессионального разведчика
    осмотрел самолет и волюнтаристски велел Борману претащить ящик внутрь.
    "Хорошо, что там крокодил, а не Мюллер", - подумал Борман. - "Мюллер
    раза в два тяжелее"
    Рано утром самолет неизвестной миру авиакомпании "Кастро, Штирлиц и
    Борман" (такое название написал на борту Борман) взлетел с неровного поля
    Кубы и направился в сторону северо-востока.
    Внутри его стоял ящик, в котором копошились офицеры Рейха, ругаясь и
    толкаясь головами, поскольку руки и ноги у них были связаны.
    - Это все вы виноваты, Айсман, - зашипел любимый Фюрер, стукая
    Айсмана лбом. - Это все вы и Ваше пристрастие к пиву ...
    - А что! Нормальное пиво, - обиделся Айсман.
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    За окном стоял счастливый Штирлиц, ящик из необструганных досок и
    хорошая погода.
    Товарищ Сталин отвернулся от окна и спросил:
    - Товарищ Жюков, вас все еще не убили?
    - Нет, товарищ Сталин, - счастливо ответил Жуков.
    - Тогда дайте закурить.
    - Не могу, товарищ Сталин! - ответил Жуков, - папиросы уже того... в
    смысле кончились...
    - Это плохо, - сказал главнокомандующий.
    Через десять минут он спросил:
    - А как там дела на западном фронте?
    - На каком фронте? - недоуменно спросил Жуков.
    - А! Ну да... - сказал товарищ Сталин.
    - А как там чувствует себя товарищ Исаев? - спросил он через двадцать
    минут.
    - Да вон он стоит, - кивнул Жуков на улицу.
    - А! Ну да... Это харашо, - сказал вождь. - У нас есть для нэго новое
    задание?
    - Он просился в отпуск, - печально ответил Жуков.
    - Товарищ Жюков, - сказал Сталин, прищурившись от яркого солнца. -
    Вождь сказал - задание, значит - задание. И вообще, товарищ Жюков, у нас я
    вождь! Так что идите и па-адумайте.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ ....................................
     
  7.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    Продолжение повести о
    Штирлице
    Часть IV є
    Вожди четвертого рейха, или
    Как размножаются Мюллеры.

    Крупным и мелким пакостникам посвящается

    Эпиграф:

    "... При выкапывании
    ямы следует учитывать
    почвенные качества и
    коэффициенты темности
    и противности почвы... "

    ( М. Р. Борман,
    "Оконченному Пакостнику" )

    ПРОЛОГ
    За окном стояла помойка и просто хорошая погода.
    Теплое весеннее солнце ласкало пухлое брюшко товарища
    Сталина и пробуждало в нем инстинкты, пришедшие от
    далеких предков - джигитов и ... Гоги и Гиви Джугашвили.
    Запах, исходящий из помойки, оскорблял нежный нюх
    вождя. Товарищ Сталин хотел отвернуться от окна, но упал.
    Телохранители с нежным шуршанием бросились поднимать его,
    а по пути любимый вождь всех времен и народов сказал:
    -- Послушай, Жюков, в ка-аком лагэре сидит теперь
    товарищ Штирлиц ?
    -- Вообще-то ни в каком, товарищ Сталин, - смущенно
    ответил Жуков, предвещая конец своей политической
    карьеры. "Беломор" кончился еще прошлой весной, - А что,
    товарищ Сталин ?
    -- Как же так, товарищ Жюков ? Для почти что шестнадцать
    раз героя Са-аветского Са-аюза, почти что генерала
    Гестапо ваши люди не могут найти приличной камеры ? Ну
    погодите же, я с вами разберусь..., - Сталин заворочался,
    так как инстинкты стали невыносимы, запах помойки тоже.
    Понимая, чего хочет вождь, один из телохранителей
    подобострастно поднял его руку и потряс ей, изображая
    показывание вождем кулака.
    -- Дать закурить ? - с надеждой спросил Жуков, шурша в
    кармане подмокшей махоркой.
    Сталин плюнул на стол и стал сморкаться в рукав
    пиджака одного из телохранителей, давая понять, что прием
    окончен. С некоторых пор вождю и отцу всех народов стали
    очень нравиться импортные сигареты, в частности
    "Marlboro". Жуков, низко опустив голову, отстягнул
    портупею и, шатаясь и расстегивая пуговицы на галифе,
    вышел из кабинета. Темная личность прошмыгнула по двору и
    внезапный взрыв потряс Кремль, ГУМ и помойку.

    ГЛАВА ПЕРВАЯ
    Штирлиц спал под березкой, прижимая к телу банку с
    тушенкой, но даже во сне русский разведчик сосредоточенно
    думал о победе Мировой Революции. Рядом ползал Борман,
    держа в зубах противотанковую гранату. Глаза
    партайгеноссе радостно искрились в теплых лучах
    заходящего солнца. Он знал, как много пакостей можно
    устроить под темным покровом ночи, имея такую
    великолепную вещь и несколько достаточно крепких
    веревочек. По полю ходили равнодушные коровы, от нечего
    делать разглядывая широкую натуру Штирлица. Такой
    мелочью, как толстый партайгеноссе Борман, эти мощные
    полезные животные не интересовались.
    -- Штирлиц, а Штирлиц, - тихо позвал Борман, ласково
    тыкая русского разведчика гранатой в живот.
    -- Отстань, - попросил Штирлиц, отбрасывая партайгеноссе
    в соседний перелесок. Бывший рейхсляйтер пролетел метров
    сто - сто пятьдесят и приземлился толстым задом на весьма
    твердый пенек и ойкнул, вытаращив подслеповатые глазки,
    почти что на всю тульскую область. Что-то сильно не
    нравилось партайгеноссе в этой холодной России, а именно
    повсместное наличие противных твердых пеньков.
    Борман плюнул, отряхнулся и отправился домой. Они со
    Штирлицем жили в большом доме, оставшемся после
    раскулачивания одного смышленого кулака, так прекрасно
    передававшего немцам все известные ему секреты ( а
    секретов он не знал ни одного ).
    Спустилась темнейшая деревенская ночь. Штирлиц хотел
    встать, отряхнуть росу, солому и лошадиный навоз и
    отправиться туда же, куда и Борман, но от вчерашнего
    деревенского самогона болели ноги, чесались зубы и
    раскалывалась голова, поэтому Штирлиц подтянул к себе
    поближе задремавшего от принятой из валявшейся в траве
    бутылки водки поросенка, потыкал его кулаком в бок, чтобы
    был помягче и поудобней, положил на него разбухшую от
    местных спиртных напитков голову и крепко уснул.
    Поросенок блаженно захрюкал и почесался пухлым немытым
    копытцем, смахивая блох.
    Несмотря на плохое качество первача деда Кузьмы,
    известного на всю деревню крупнейшего самогонщика,
    русский разведчик никогда не терял своей профессиональной
    шпионской бдительности. Поэтому шесть человек, приехавших
    из Москвы арестовывать Штирлица на Всякий Случай, из
    заведения, именуемого официальными органами Куда Следует,
    очень удивились тому, что мерно спящий на поросенке и
    собственном валенке Штирлиц в ответ на легкое
    прикосновение наручников к запястьям весьма ловко
    отправил их на середину ближайшего грязного пруда,
    поправил сползшего в канаву блаженно храпящего поросенка,
    перевернулся на другой бок и уснул еще бдительней.
    Вылезши из пруда и сняв промокшие и наполненные
    вонючей тиной шапки-ушанки, кожанки и сапоги,
    оперуполномоченные, точнее, опернамокшие сотрудники НКВД
    засели в кустах и стали скрипящим шепотом обсуждать Умный
    План арестовывания Штирлица.
    Ночью Борману спалось плохо. Мешали комары, фуражка и
    подтяжки, противно булькало в животе. Около часа ночи
    партайгеноссе встал, обул сапоги, взял кувшин с молоком
    и, побулькивая, переместил его содержимое себе в живот.
    Стало немного легче, но противное пищание наглых толстых
    комаров выводило Бормана из себя. Он вытер испачканный
    рот и попытался уснуть. Борман страдал от бессонницы и
    применял противовоздушную артиллерию около тридцати
    минут, а затем вскочил и решил идти жаловаться Штирлицу.
    Русский разведчик уж непременно спас бы его от этих
    наглых тварей каким-нибудь шпионским способом. Борман
    одел мундир, с которым не расставался с начала тридцать
    девятого года и вышел в сени. Противная кочерга,
    неосмотрительно брошенная Борманом вечером, как живая,
    подпрыгнула и совсем уже по-человечески врезала
    рейхсляйтеру по лбу. Партайгеноссе ойкнул и, завывая,
    схватился за ушибленное место. Крупная шишка набухала на
    глазах, точнее, на лбу. Борман морщился и понемножку
    копил злобность. Ярость кипела в нем, и он уже готовил
    множество пакостей, от которых должны были страдать
    жители деревни Замухлюевка. Осторожно, чтобы не наступить
    еще на что-нибудь прыгающе-дерущееся, Борман наощупь
    выбрался из дома и, прислушиваясь к равнодушным воплям
    петухов, направился к Штирлицу.
    Проходя мимо покрытого тиной пруда, Борман услышал
    легкий шорох в кустах. На такие вещи партайгеноссе привык
    не обращать внимание - обычно предполагаемыми
    противниками в таких случаях становились кошки и куры, но
    сейчас там сидели звери покрупней. Услышав из кустов
    знакомое слово, которое Борман много раз слышал от
    Штирлица, партайгеноссе понял, что в кустах сидят люди,
    и, возможно, злые. Борман опустился на четвереньки и
    подполз поближе к кустам. Оперуполномоченные сидели
    весьма удрученные и ругались, кто первый будет хватать
    "объект". Одежда не сохла, стоградусный спирт кончился
    еще вчера.
    " Что это за объект ? " - с интересом подумал Борман.
    Внезапно один из оперов разрешил его сомнения, бросив са-
    пог партайгеноссе в лоб с воплем " Чертов Штирлиц ! ".
    Борман поймал сапог и нахмурился. Зачем эти нехорошие
    люди хотят обидеть его любимого Штирлица ? Ну, он им
    покажет...
    Прежде всего партайгеноссе залез в сельмаг и стащил
    большой моток веревки. Булавки, кнопки и гвозди он взял
    там же. Еще нужна была небольшая лопата ( побольше совка,
    конечно ), так как Борман придумал новое развлечение:
    теперь несчастная жертва, попав в ловушку Бормана,
    проваливалась в глубокую яму и сидела там, ожидая
    спасителя. Рейхсляйтеру очень нравилась должность
    Любимого и Единственного спасителя. Впрочем, скрипя
    сердце, Борман решил, что этих злых людей он спасать не
    будет.
    Скоро оперы слегка подсохли и уснули. Громкий храп
    возвещал округе о их тяжелой и опасной службе. Спокойно
    спящий в лесу медведь проснулся, прислушался к столь
    громким звукам и решил, что этих хамов он съест завтра
    утром. Тем временем Борман приступил к выполнению своего
    опасного развлечения. После четырех часов ночной работы
    то несчастное место, где сидели оперы, было опутано
    сложной системой веревочек, заканчивающейся тяжелым
    ведром с камнями, подвешенным Борманом на дерево. Все
    подходы были хорошо заминированы банками с протухшей
    тушенкой, взрывавшимися даже от легкого прикосновения, и
    перекрыты самими глубокими ямами в тульской области. На
    дно каждой ямы была положена доска с вбитыми в нее
    гвоздями, причем что интересно: гвозди были остриями
    вверх. Сам Борман сидел в близлежащих кустах, предвкушая
    исполнение пожалуй, самой удачной пакости за всю историю
    его развлечений.
    Вскоре расцвело. Лучи утреннего солнца ласково согрели
    партайгеноссе. Борман расслабился и подставил под них
    толстый живот в засаленном черном мундире.
    Внезапно из кустов показался один из оперов. Ему
    чего-то сильно захотелось. Он рысцой подбежал к одной из
    ловушек Бормана и остановился, приплясывая на месте.
    -- Ну ! - довольно громко попросил Борман, с надеждой
    вглядывась в возможную жертву. Жертва не торопилась.
    Наконец Борман не вытерпел и поднял голову повыше.
    Опытный, как крокодил по неграм, опер живо его заметил.
    Он быстро упал на землю, и Борман потерял его из виду.
    -- Черт... - разочарованно пробормотал партайгеноссе.
    Тем временем опер, ловко огибая все его веревочки и
    ямы, приполз с совершенно другой стороны и, увидев
    Бормана, сильно испугался. Не менее сильно испугался и
    сам Борман, когда сзади него раздался истерический визг.
    С быстротой дикой кошки ( тигра ) он забрался на самое
    высокое дерево и сел там на самой длинной ветке,
    слабо покачиваясь от легкого утреннего ветерка.
    Опер перестал визжать, поднял голову и стал
    рассматривать Бормана. Его сильно смущала его нацистская
    форма одежды.
    " Странный он какой-то ", - подумал опер и сделал шаг
    вперед, чтобы получше рассмотреть Бормана. Тот с
    удовлетворением потер руки. Опер не успел даже крикнуть
    мама, как оказался на дне весьма глубокой ямы с отвесными
    краями. Борман ухитрялся копать такие ямы совершенно
    бесшумно, а также вылезать из них без каких-либо сложных
    приспособлений. Борман еще раз радостно потер руки и стал
    спускаться вниз. Он ловко перешагнул подряд шесть своих
    веревочек и заглянул в яму.
    -- Не холодно ? - ласково спросил он сидящего на гвоздях
    опера с идиотским выражением на лице.
    -- Не-а, - радостно ответил опер, принимая ласку Бормана
    за чистую монету.
    -- А не сыро ? - спросил партайгеноссе, расплываясь в
    улыбке.
    -- Да нет, хорошо, - сказал опер, вытаскивая колючки,
    булавки и гвозди.
    -- Это плохо, - сказал Борман, живо меняя выражение на
    лице. - Ну ничего, месяц посидишь, будет хорошо, то есть
    плохо. Ну ладно, ты понял. Я пошел.

    Вставший рано утром Штирлиц произвел отрыжку, от
    которой упала с насеста и уронила яйцо курица, и стал
    искать, чем бы опохмелиться. Деревенский самогон ему уже
    не шел ни в одно место, а больше ничего в деревне
    Замухлюевке не было, разве только керосин.
    -- Кому бы в морду дать ? - мрачно вслух подумал
    Штирлиц. Желающих не было. Штирлиц сполз в канаву и стал
    одевать сапоги. Поросенок перевернулся на другой бок и
    блаженно захрюкал.
    Спотыкаясь и матерясь, Штирлиц добрался до дома и
    попытался взойти на крыльцо.
    -- Черт, ну почему так ходить неудобно ? - ругнулся
    Штирлиц, тупо разглядывая надпись на двери "Borman &
    Shtirlitz GmbH". Бормана рядом не было и некому было
    сказать русскому разведчику, что он надел левый сапог на
    правую ногу, а правый, соответственно, забыл в канаве.
    Штирлиц яростно снял единственный сапог и запустил его в
    курятник. Птицы дико заорали и разлетелись. Местный петух
    подлетел к внезапно разогнавшему весь его гарем сапогу и,
    склонив голову набок, долго его разглядывал. Клюнув пару
    раз неизвестного зверя, петух успокоился.
    Штирлиц тем временем упорно дергал кран умывальника,
    приняв его за ручку двери, и думал, почему раньше он
    открывал дверь - не было мокро, а теперь - мокро. Вскоре
    в умывальнике кончилась жидкость. Штирлиц с
    удовлетворением оторвал кран и стал думать, почему дверь
    так и не открылась. Появился Борман с разодранным
    мундиром. Он хотел оспорить приоретет на право
    поиздеваться над операми. Его соперником был
    небезысвестный медведь, решивший подкрепиться.
    -- Ну кому бы по морде дать ? - вслух спросил Штирлиц,
    искоса поглядывая на Бормана.
    -- Там ! - сказал Борман, показывая в сторону пруда и
    отскакивая на почтительное расстояние.
    -- Понял, - сказал Штирлиц, мучительно вспоминая, куда
    же он дел вчера кастет. В поисках кастета они с Борманом
    провели все утро. Наконец в горшке из-под каши ( которая,
    надо сказать, была сделана, конечно же, из тушенки ),
    стоящем в печке Борман обнаружил нечто весьма похожее.
    Партайгеноссе понимал, что если он покажет Штирлицу
    кастет, то пары выбитых зубов ему не избежать. Поэтому он
    осторожно положил кастет на стол и вылез в окно.
    -- Ну ? - спросил Штирлиц весьма равнодушно.
    Борман показал пальцем на стол и исчез в лопухах.
    Штирлиц увидел свой любимый кастет, и лицо русского
    разведчика запылало любовью к родине.
    -- Борман ! - ласково позвал Штирлиц.
    -- Меня нет, - сказал Борман, быстро высунув голову из
    лопухов и молниеносно исчезнув там вновь.
    -- Ну ладно, - сказал Штирлиц довольно прозаично. Борман
    затаился в кустах. Штирлиц поправил портупею, лихо
    сдвинул набок буденовку и отправился расправляться с
    нехорошими людьми.
    Нехорошие люди сидели каждый в своей яме и громко
    вопили. Наверху нервничал крупный толстый медведь.
    Веревочка на редкость крепко связала ему все лапы, и он
    не знал, как обычно освобождаются от таких вещей. Появле-
    ние Штирлица обрадовало его. Медведь заворочался и попы-
    тался завилять хвостом. Штирлиц таких выражений предан-
    ности не заметил и, достав кастет, ласково улыбнулся. От
    сильного удара у медведя потемнело в глазах и также в
    ушах. Посыпался песок в одну из ям, и Штирлиц начал мате-
    риться - он зацепился за одну из веревочек, расставленых
    Борманом. Сидевший в яме майор протер глаза и громко чих-
    нул.
    -- Ага, - сказал Штирлиц, сняв сапог и поправляя
    портянку. Глубокая интуиция и невероятная находчивость
    позволили опытному разведчику догадаться, что в яме
    кто-то сидит. Через полчаса Штирлиц догадался, что это не
    Борман. Еще через полчаса он понял, что это не
    Кальтенбрунер - тот спрыгнул с самолета по пути в Москву
    и приземлился как раз в Нюрнберге. Через час Штирлиц
    посмотрел в яму. Майор увидел его и поправил сползший
    набок китель.
    -- Сидишь ? - с участием спросил Штирлиц.
    -- Ну да вот, сижу, - подтвердил майор.
    -- За что ? - спросил Штирлиц.
    -- Вообще то ни за что... - начал майор рассказывать
    трагическую историю своей встречи с партайгеноссе
    Борманом, но Штирлиц прервал его при помощи своего
    кастета.
    -- Кого же поймал этот Борман ? - вслух сказал Штирлиц,
    деловито шаря по карманам вытащенного из ямы майора.
    Помимо запасных шнурков и носка с махоркой майор принес с
    собой также и ордер на арест Штирлица. Русский разведчик
    заметил ордер только после того, как порвал шнурки и
    выкурил махорку.
    -- Каждая свинья с собой бумажки таскает, прямо как
    взрослая, - злобно сказал Штирлиц, выражая тем самым всю
    свою ненависть к бюрократии. Развернув ордер на свой
    арест, Штирлиц внимательно, как мог, перечитал его и,
    сказав "Нахал", врезал только что очнувшемуся майору еще
    раз. Майор упал навзничь и страдальчески заохал.
    -- Нет, ну кому бы в морду дать ? - думал вслух Штирлиц,
    изготавливая из ордера самокрутку. Для таких целей томно
    охающий майор уже не годился. Борман бегал где-то побли-
    зости, но в зоне недосягаемости. Штирлиц ласково потрепал
    майора по щеке и пошел исследовать следующую яму.
    -- Ну Штирлиц, - умоляюще пропищал майор, держась за
    свернутую челюсть. - поедем же в Москву... Тебя там вождь
    ждет...
    -- Товарищ Сталин ? - благоговейно переспросил Штирлиц.
    -- Да он же, черт бы его... то есть тебя... то есть ме-
    ня... Ну, в общем ты понял, кого...
    -- Щас в глаз, - злобно сказал Штирлиц, поигрывая касте-
    том. Ехать в пыльную Москву не хотелось. Штирлиц не мог
    обменять парное молоко, комаров и Бормана на какую-то
    Москву, но к товарищу Сталину он питал симпатические
    чувства - любимый вождь всех времен, народов и поколений
    мог бы гордиться этим, но он про это не знал. Штирлиц
    вздохнул, поправил сапоги и сказал:
    -- Ну ладно, черт с тобой... Только без Бормана я не по-
    еду.
    -- Да возьми ты с собой хоть трех Борманов... -
    милостливо разрешил майор.
    -- Трех не надо... Зачем нам три Бормана ? - быстро
    отказался Штирлиц. Ему живо представились сразу три
    веревочки, натянутые в каком-то темном коридоре и сразу
    три кирпича, падающие с ясного голубого неба с разных
    сторон. Штирлиц мотнул головой, чтобы отогнать неприятные
    видения, и стал звать Бормана.
    ГЛАВА ВТОРАЯ
    Партайгеноссе Борман сидел на крыше поезда, который
    вез его в Москву, держа в руках по крупному камню, и
    ждал, когда внизу кто-нибудь появится. Никто не
    появлялся. Партайгеноссе вытер лоб, поправил сползшую
    набок пионерскую пилотку и вытер запотевший булыжник
    носовым платком. Внизу появился заспаный охранник. Борман
    приготовился к броску и оскалил кривые желтые зубы.
    Охранник так и не понял, почему вдруг стало так хорошо
    и откуда взялась эта ухмыляющаяся круглая рожа,
    повесившая ему на нос пару веревочек и старый продранный
    ботинок. Борман долго радовался, а затем залез на крышу и
    достал из кармана еще парочку камней. Поезд неожиданно
    тронулся, и Борман, стукнувшись лбом об торчащую из крыши
    вагона печную трубу, выронил камни и прикусил язык.
    Борман совсем по-русски упомянул чью-то мать ( почти
    как Штирлиц ), и подумал: "Не успеешь совершить доброе
    дело, как тебе тут же по морде трубой...".
    Партайгеноссе свесил с крыши ноги в форменных
    армейских сапогах и задумался на тему, где бы достать
    парочку гирь потяжелее.

    Самогон, "Беломор" и тушенка кончались. Штирлиц нерв-
    ничал. Почти что за час перед отправлением пропал Борман.
    Русский разведчик сидел на верхней полке, высунув голову
    в окно и поминутно стукаясь лбом о пробегающие мимо дета-
    ли придорожного пейзажа, и думал, куда мог пропасть этот
    мелкий пакостник. От партайгеноссе Бормана можно было
    ожидать чего угодно.
    После восьмого, особо твердого светофора, Штирлиц
    равнодушно зевнул и заснул. Сверху свесилась коварная
    физиономия партайгеноссе Бормана, совмещенная с довольно
    тяжелой трубой от крыши ( Борман оторвал ее именно там ).
    Положив трубу под голову мерно храпящему на весь вагон
    Штирлицу, Борман скрылся наверху, восторженно потирая
    руки. Делать Штирлицу крупные гадости партайгеноссе
    опасался, но по мелочам... Борман заботился о том, чтобы
    карманы Штирлица всегда были набиты булавками, чтобы в
    них было неудобно и больно засовывать руки, а спину
    старался по мере возможности мазать мелом. Обычно Штирлиц
    терпел, но чаще всего партайгеноссе приходилось идти
    вставлять новые зубы.
    Борман очень удивился, когда та же самая труба,
    которую он только что подложил под голову Штирлицу,
    довольно сильно стукнула его по голове. Советский
    разведчик любил делать приятные сюрпризы друзьям. Друзья
    чаще всего это не любили. Боман с прокисшей физиономией
    потер внезапно возникшую шишку на затылке и достал свою
    любимую противотанковую гранату. Со Штирлицем всегда было
    опасно тягаться.
    Советский разведчик спокойно перевернулся на другой
    бок, равнодушным броском отбросил пролезавшую в его
    карман, где лежала последняя бутылка самогона, руку
    одного из оперов и уснул. Но бдительно. Этого не учел
    Борман, свесившийся со своей крыши с какой-то частью от
    прицепа. Сильный бросок отправил партайгеноссе прямо в
    вагон-ресторан, где между рядами ходили девушки с
    длинными ногами и вообще неплохо кормили. Борман
    успокоился. Взяв со стола столовый прибор, Борман выделил
    из него наиболее хорошо колющиеся предметы и, честно
    поглядывая в глаза стоящему напротив официанту, положил
    их себе в карман. Официант задумался. Борман взял с
    соседнего стола вилку, причем сидящий там боевой генерал
    подивился, куда она так быстро исчезла из его руки, и
    стал ковыряться ей в зубах. В ресторане Борман не был с
    семнадцатого года. Тогда это был другой ресторан, без
    тряски и даже со стриптизом. Теперь же, если в советском
    ресторане могли бы показать стриптиз, то обнаженная часть
    женского тела заключалась бы в лучшем случае в кончиках
    пальцев. Борман соскучился по нормальному стриптизу.
    Когда люди смотрели на ярко раскрашенных женщин, они
    забывали все на свете, и им на стул можно было налить
    мазута или набросать кнопок, или написать на спине
    неприличное слово из небольшого количества букв - в
    России Борман, с помощью Штирлица, выучил с десяток таких
    слов.
    Внезапно ресторан притих. В проходе показался Штирлиц
    в форме шнатдартенфюррера СС, но в галифе от генеральской
    формы, красных от обилия лампас. Борман притих и
    незаметно исчез под столом. Штирлиц снял со стола
    сидевшего там боевого генерала с обилием орденов, как на
    груди, так и на спине, и аккуратно положил его в мойку
    для посуды. Генералу, по-солдатски равнодушному к смене
    обстановки, и там было очень хорошо. Штирлиц презрительно
    бросил за шиворот одному из сидящих в зале штатских
    окурок "Беломора" и с грохотом сел за столик. Дама
    генерала подсела ближе.
    -- Что будет пить мадам ? - галантно спросил Штирлиц. В
    вагоне-ресторане стало еще тише. Мадам задумалась и
    со скрежетом почесала под мышкой.
    -- Газюровку, - хрипло сказала она, поправляя сползший
    валенок.
    -- Прекрасно ! - радостно сказал Штирлиц, довольный, что
    первый раз в жизни совершенно задаром попалась смышленая
    и неприхотливая женщина. - Ты, с прической, - грубо
    обратился он к стоящему в почтительном ожидании
    официанту. Дамы приготовились завизжать в предвестии
    драки. Драки не последовало.
    -- Чего изволите ? - подобострастно спросил официант,
    сгибаясь в почтительном поклоне.
    -- Нам три графина водки и полстакана газировки, -
    сказал Штирлиц, вежливо сморкаясь в салфетку, небрежно
    свисающую с руки официанта. Драки так и не последовало.
    Поезд мерно стучал по скользким рельсам.
    " Штирлиц... ", - облегченно подумали в ресторане.
    -- Штирлиц, - ласково, как могла, сказала Мадам Ее
    ласковый голос больше напоминал звук, исходящий из глотки
    объевшейся коровы. - А где моя газюровка ?
    -- Да, - злобно сказал Штирлиц, ощупывая в кармане
    кастет. - Где наша газировка ?
    -- А газировки нету ! - радостно сказал официант. - Она
    того... В смысле кончимши.
    -- Я тебе дам " кончимши " ! - рассвирипел Штирлиц, с
    треском доставая из кармана кастет. Одного удара по
    голове вполне хватило на то, чтобы все дамы в ресторане
    начали истерически визжать. Кто-то ( а это был
    партайгеноссе Борман ) опустил затемняющие занавески. В
    ресторане началась неразбериха. Борману, который, сидя
    под столом, уже хотел порадоваться за удачный бардак,
    отдавили ухо. Борман с поросячим визгом, порвав кому-то
    штаны и вытащив попутно из кармана кошелек, выскочил из
    вагона-ресторана, и, тяжело дыша, забился в ватерклозет.
    Борман ни как не мог отдышаться. Ухо противно ныло, и он
    боялся, как бы ему не занесли какую-нибудь русскую
    инфекцию. Борман высунул голову в небольшое окошечко и
    начал от души материться. В вагоне-ресторане не утихали
    звуки драки. Штирлиц на редкость разыгрался. Борман
    прекратил материться и прислушался. Раздавались удары
    головой об угол стола. Борман облизнулся и смачно плюнул
    в зеркало, представив себе это зрелище. Поставив на
    крышку унитаза пару гвоздей остриями наружу, чтобы было
    удобней сидеть, Борман облизнулся, и хотел выйти. Дверь
    оказалась запертой снаружи. Борман не знал, что в
    советских поездах не принято посещать ватерклозет на
    остановках, и он яростно заколотил ногами, руками и
    головой по двери. Та не поддавалась, и партайгеноссе
    решил применить гранату.
    Неизвестно, как действуют подобные вещи против танков,
    но, когда рассеялся дым и прекратили слезиться глаза,
    Борман с удивлением заметил, что дверь совершенно
    равнодушно закрыта, и взрыв снес унитаз и боковую стенку.
    Борман удивился и вытер запачканные сажей руки об обшлага
    мундира. Он плюнул и вылез через образовавшийся в стене
    проем на какую-то захолустной станцию. Из окон
    вагона-ресторана слышался шум ударов ногой по носу.
    Раздавались вопли официантов. Невдалеке раздался свисток
    милиционера. Борман насторожился и присел за ящиком с
    бананами. Милицию он, также, как и Штирлиц, не любил.
    Толстый милиционер важно рыгнул и взявшись одной рукой
    за рукоятку пистолета, вступил на подножку
    вагона-ресторана. В это время поезд тронулся, и
    милиционер начал качаться, очень боясь упасть. Упасть
    получше ему помог, конечно же, партайгеноссе Борман.
    Чтобы не остаться на перроне, Борман короткими
    перебежками от носильщика до следущего дуба добежал до
    болтающейся вместе со служителем закона двери и помог ему
    упасть прямо в самую грязную лужу. Лужа моментально
    расплескалась. Милиционер важно поправил мундир, вытер с
    лица коровий навоз и гордой походкой отправился в
    отделение.
    Тем временем драка не унималась. Штирлицу случайно
    попали пальцем в ухо и он, страшно обидевшись, достал из
    внутреннего кармана автомат ППШ, начал стрелять в
    потолок. Дерущиеся с визгом разбежались, драка
    продолжилась в коридоре. Штирлиц подошел к занавеске и
    основательно высморкался. Официанты поднимали поваленные
    стулья, собирали разбитую посуду.
    Из головного вагона шел наряд НКВД арестовать
    Штирлица. О таких вещах русский разведчик знал заранее.
    Он, конечно же, успел переодеться в штатскую одежду и,
    спокойно поигрывая наклеенной бородкой, сел за столик.
    Вошел наряд. Мимо него, горлопаня " Вихри враждебные веют
    над нами ", прошел надравшийся старичок с газетой
    "Morning Star".
    -- Вот он - Штирлиц ! - громким шепотом сказал Штирлиц,
    показывая пальцем почти что в нос старичка.
    -- Сам ты Штирлиц, - презрительно сказал один из
    НКВД-шников, поглощая жирную селедку.
    Штирлиц побледнел. Он никогда не думал, что даже после
    основательной маскировки его может кто-то узнать. Оторвав
    бородку, он боком вышел из ресторана и напоролся на
    партайгеноссе Бормана, который, стоя на коленях,
    протягивал очередную веревочку. Штирлиц ласково потрепал
    его по загривку и тут же споткнулся. Русский разведчик
    хотел дать партайгеноссе пинка, но Борман уже исчез.
    Штирлиц плюнул и отправился в другой конец поезда в
    поисках своей дамы. Он так и не рассказал ей, когда
    наступит светлое будущее Мировой Революции, и по скольку
    тогда будут давать в магазинах тушенку.
    ГЛАВА ТРЕТЬЯ
    Поезд прибывал в Москву поздно ночью. Бормана, заснув-
    шего под скамейкой, долго не могли растолкать, а когда
    растолкали, Борман стал плаксивым и злым, и во всех
    автобусах хотел вырвать у кондукторши связку билетов.
    Наконец Борман и Штирлиц приехали к Штирлицу на
    квартиру. Там царил полнейший бардак. Собрания сочинений
    Бормана, Штирлица, Геббельса ( в семи томах по четверти
    страницы каждый ), Кальтенбрунера и какого-то Исаева
    валялись на полу. Собрание сочинений великого вождя всех
    времен товарища Сталина одно лежало на столе, подпираемое
    с одной стороны батареей от рации, а с другой банкой
    из-под селедки. В единственном кресле был устроен склад
    пустых водочных бутылок. Раковина на кухне была по
    потолок забита немытой посудой и банками от тушенки.
    -- Вот, - сказал Штирлиц, снимая сапоги и бросая их в
    кадку с чахлым фикусом. - Вот я и дома...
    -- А я ? - с надеждой спросил Борман, также снимая
    сапоги.
    -- А тебя, Мартин Рейхстагович, я попросил бы не
    чувствовать себя, как дома, - грозно попросил Штирлиц,
    поигрывая кастетом.
    " Не хватало мне еще веревочек в коридоре и кирпичей над
    дверью ", - подумал он озабоченно.
    -- Штирлиц, а где тут это... - Борман описал в воздухе
    круг и показал руками дерганье за подвешенную над кругом
    веревочку.
    -- Чего ? - Штирлиц не понял таких тонкостей.
    -- Ну этот... Пшшшш... - Борман имитировал звук
    спускаемого унитаза.
    -- А ! - понимающе сказал Штирлиц. - Ватерклозет фон
    Штирлица за углом, в конце коридора.
    " Почему фон Штирлица ? " - подумал Борман, на ходу
    расстегивая брюки.
    Несмотря на страстное желание, Борман не сразу вошел в
    ватерклозет, а сначала расставил четыре веревки и одну
    установку с кирпичом. День обещал быть удачным. Борман
    вошел в ватерклозет и тут же пожалел о своей
    неосторожности. Тяжелый совок, как гильотина, рухнул ему
    на голову. Борман был настоящим мерзопакостником и успел
    вовремя отскочить. Но это было еще не все. Большой кирпич
    с предательским свистом вылетел из-за угла и, попав
    партайгеноссе по кончику носа, рассыпался на кусочки,
    ударившись об стенку. Борман с облегчением вздохнул,
    полагая, что это все, и блаженно опустился на крышку
    унитаза. С воплем " МАМА ! " Борман покинул это
    прекрасное место. То, чем нормальные люди сидят, у него
    теперь было покрыто слоем репьев и булавок, а также одной
    очень большой кнопкой. Борман выскочил на улицу и побежал
    по ночному городу в поисках нормальных кустов.
    Ночные сменщики, возвращающиеся с работы, были немало
    удивлены, когда из кустов с кряхтением вылез лысый
    толстый человек в черном, испачканом тиной и землей
    мундире и сказал не по-русски "Main Gott, Chertoff
    Shtirlitz". Борман основательно заблудился, и не знал,
    где теперь искать своего родного Штирлица.
    Он пришел в справочное бюро, местонахождение которого
    ему подсказала вездесущая старушка, но оно имело
    обыкновение не работать по ночам. Партайгеноссе обиделся
    и насупился, как ребенок. К нему подошла другая старушка,
    и спросила, погладив его по лысому затылку, слегка
    поблескивающему в ночной темноте:
    -- Кого спотерял, детка ?
    -- Штирлица, - капризно и протяжно сказал Борман,
    приготовившись томно зарыдать.
    -- Ах, Штирлица ! Ну пойдем, детка, я тебя спровожу, -
    старушка достала из сумки заплесневелый пряник и дала его
    бывшему германскому рейхсляйтеру. Борман чуть не сломал
    себе зубы. Он хотел поставить старушке подножку, но
    удержался.
    К утру старушка вывела Бормана к дому, где жил
    Штирлиц. Того дома не было. Борман около трех часов сидел
    под дверью, распевая неприличные песни из тюремного
    фольклора, которым обучился у Штирлица, но вскоре сосед
    Штирлица по фамилии Дрищ сказал, что если Борман не
    прекратит совращать его жену Дуську, то он, Дрищ, Борману
    по морде даст. Борман обиделся и протянул напротив
    дрищевской квартиры несколько веревочек, но петь
    перестал. Вскоре появился Штирлиц в сапогах, густо
    измазанных грязью.
    -- Где тебя носит ? - угрюмо спросил Штирлиц, снимая
    сапоги об косяк двери. Фикус обреченно скорчился в своей
    кадке. Борман замялся и стал пороть всякую чушь. Штирлиц,
    не слушая его, налил себе водки и выпил. Налил еще и
    выпил опять. Изрядно подобрев, Штирлиц сел в кресло,
    мягким жестом вытащил из-под себя пустую бутылку и
    сказал:
    -- Молодец. Пей, - и налил партайгеноссе стакан водки.
    Борман не стал ждать, пока его будут упрашивать. Он
    отхлебнул водки и закусил бутербродом с тушенкой.
    -- А где ты был ? - спросил он Штирлица, пережевывая
    хрящи, в обилии содержащиеся в тушенке.
    -- В нашем русском Гестапо, - сказал Штирлиц.
    -- О ! - восторженно сказал Борман, вспоминая столь
    милое своему сердцу заведение на своей родине.
    -- Там шпионов пытают, - продолжил Штирлиц.
    Борман смутился и притих.
    -- И врагов народа - тоже пытают ? - спросил он
    приглушенным голосом.
    -- Тоже, - сказал Штирлиц, - И даже по празникам.
    -- Во ! - гордо сказал Борман, выпячивая дряблую грудь.
    -- Кстати, о птичках, тушенке и врагах народа... -
    сказал Штирлиц довольно грозно. Такой тон Борману не
    нравился - он грозил битьем кастетом по голове. Штирлиц,
    заметя его смущение, продолжал.
    -- Считай, сколько в Бразилии мы погрузили в ящик
    народу: Гиммлер - одна штука, Геббельс - одна штука,
    Фюрер с дамой - две штуки, ой...
    Несмотря на близость родины, при упоминании дамы
    фюрера Штирлица начало неукротимо рвать на родину, то
    есть теперь на свои собрания сочинения.
    -- Шелленберг - одна штука, - подсказал Борман, чтобы
    отвлечь Штирлица от неприятных воспоминаний.
    -- Да, - сказал Штирлиц, - Еще Холтофф, Айсман и Мюллер.
    Да, и еще Кальтенбрунер ! Итого - считай, тунеядец, -
    девять штук.
    Борман скромно потупил глазки. Мюллер по воле его
    мелкой пакости до сих пор, наверно, строил песочницы в
    джунглях, если не съели крокодилы.
    -- А в Москву, - прервал его гнусные мысли Штирлиц, -
    прилетело не девять человек, а восемь и еще какой-то
    зеленый мужик.
    Борман хихикнул - шутка опять-таки удалась.
    -- Вот ты ржешь, противная морда, - вполне миролюбиво
    сказал Штирлиц, - А этот мужик на Лубянке трех охранников
    съел. Он, оказывается, в джунглях крокодилом работал.
    Борман радовался, как ребенок, держась за живот и
    потирая короткие волосатые руки.
    -- Хватит ржать, - сказал Штирлиц, которому тоже
    становилось смешно от принятого спиртного. - Куда,
    вражеская морда, Мюллера дел ? Моего, понимаешь, друга
    детства.
    -- Ой, не бей меня, Штирлиц, - попросил Борман, с трудом
    уворачиваясь от вытащенного кастета, - Никуда твой Мюллер
    не денется, бегает, наверно, в джунглях...
    -- Нехороший ты человек, - сказал Штирлиц, дохнув
    Борману перегаром в лицо. - Завтра мы вылетаем в
    Бразилию.
    -- В ка-акую Бразилию ? - испуганно спросил Борман,
    поднимаясь с пола.
    -- В та-акую, - передразнил его Штирлиц. - Этот
    пакостник Мюллер в Бразилии Рейх открыл и фюрером стал.
    Нахал. - довольный, что он умеет говорить в рифму,
    Штирлиц высморкался в газету "Гудок" и сел в кресло.
    Борман сидел на полу и понемногу злился. Ему
    совершенно не светила перспектива провести лучшие годы
    своей жизни ( Борман всегда считал себя очень молодым ) в
    какой-то захолустной Бразилии. Но против Штирлица идти
    было опасно. Борман успокоился и достал из холодильника
    пакет молока.
    На следующий день рано утром Штирлиц, привязав Бормана
    к креслу в кукурузнике ( чтобы не сбежал и не выпал ),
    залил побольше горючего и завел старую дребезжащую
    телегу. Борман застучал зубами. Он не боялся летать
    самолетами ЛюфтВаффе, но умение Штирлица водить самолет
    приводило его в трепет. Он слышал, что русские шпионы,
    если их сбивают, почему-то очень любят не выбрасываться с
    парашютом, а врезаться на большой скорости в составы с
    вражеским продовольствием или вооружением. Тем более,
    Бормана привязали, и он не знал, что взбредет Штирлицу в
    голову. Но Штирлиц не собирался делать так, чтобы его
    сбивали или падать в продовольствие. Это было вне
    компетенции русского разведчика.
    Полет осложнялся. В первый же день партайгеноссе
    Борман, с детства боявшийся высоты, от страха съел все
    консервы. На следующий день Штирлиц вырулил кукурузник на
    Атлантический океан. Борман понял, что это конец. От его
    сильного дрожания самолет постоянно бросало. Борман дал
    себе самое честное слово, что, если он когда-нибудь
    выйдет из этой переделки, он будет чистить зубы и стричь
    ногти не реже двух раз в год.
    Очевидно, Борману пришлось сдержать свое обещание -
    через неделю самолет, управляемый шнандартенфюрером СС
    фон Штирлицем, Великим Штирлицем, которого Борман так
    сильно зауважал, приблизился к берегам Бразилии.
    Партайгеноссе гордо смотрел вниз, представляя, как
    он, Борман, протягивает веревочку между двух пальм, и тут
    идет Мюллер. Борман гордо нажимает на Хитрую Кнопку, и
    Мюллер с воплем роняет совок и ведерко и падает в
    Очень Глубокую Яму. Борман так замечтался, что ему
    показалось, что он сам падает в Очень Глубокую Яму вместе
    с горлопанящим Мюллером. Он очнулся и обнаружил, что и
    правда падает, только не в яму, а с большой высоты вместе
    с самолетом и Штирлицем.
    -- Штирлиц, Штирлиц, что это мы падаем ? - испуганно
    завизжал Борман, дергая Штирлица за воротник.
    -- Да бензин кончился, - довольно равнодушно сказал
    Штирлиц, продолжая крутить руль.
    -- Прыгать надо ! - завопил Борман, стараясь перекричать
    бешенно свистящий ветер.
    -- И то правда, - сказал Штирлиц и выпрыгнул.
    Борман почувствовал некоторые осложнения. Он не знал,
    как пользуются парашютом - его никто этому не учил. Решив
    действовать, как получится, Борман стал интенсивно
    дергаться и вопить. Несмортря ни на что, парашют не
    раскрывался. Борману сильно захотелось жить и тушенки.
    -- Штирлиц ! - панически позвал он.
    -- Чего ? - отозвался голос из-под дна самолета.
    Борман сильно испугался. Освободив из пуховика правую
    руку, он стал крестить толстый живот.
    -- Ну чего тебе ? - повторил Штирлиц. Борман переборол
    страх и посмотрел под крыло. Штирлиц, парашют которого
    совершенно случайно ( а может быть и не совершенно )
    зацепился за хвост кукурузника, болтался внизу, спокойно
    ковыряясь в банке с тушенкой.
    -- Штирлиц, падаем ! - сделав страшные глаза, сообщил
    Борман.
    -- Вижу, - сказал Штирлиц вполне спокойно.
    -- Так упадем же ! - не успокаивался Борман.
    -- Подожди, - равнодушно сказал Штирлиц, показывая
    глазами на неполную банку тушенки. Борман испугался еще
    сильнее и стал истерически визжать. Штирлицу этот визг
    быстро надоел.
    -- Замолчи, - попросил он, ковыряясь на дне банки. А
    земля была уже так близко ! Борман не выдержал и стал
    бросать свое грузное тело на стенки самолета. И
    кукурузник не выдержал. Он, конечно же, не был рассчитан
    на толстого партайгеноссе Бормана. Крылья с треском
    отломились, хвост и все остальное разлетелось на мелкие
    щепки. Штирлиц, так удачно освободившийся, расправил
    парашют и, взяв Бормана под мышку, стал парить в воздухе,
    как орел, удачно поймавший толстого, но почему-то лысого
    и в мундире СС барана. Борман болтался, как мешок с
    картошкой и не прекращал вопить. Штирлиц ласково ударил
    его по голове пустой банкой из-под тушенки, Борман
    прикусил язык.
    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
    Внизу ласково плескался океан, прикрывая голубоватым
    туманом все неудобные для посадки места. Штирлиц
    насторожился. Падать на камень ему не хотелось.
    Выруливать мешал Борман, дрыгающийся под мышкой. Наконец
    опытный русский разведчик, который, надо сказать, еще ни
    разу в жизни не прыгал с парашютом, поменял
    местоположение Бормана, так что приземлившись,
    партайгеноссе оказался как раз под его валенками.
    Злобно щелкнув зубами, Борман с кряхтением выполз
    из-под Штирлица и, охая, опустился физиономией в воду.
    Штирлиц поправил шапку-ушанку и оглядел местность. Из
    воды, где радостно бултыхался партайгеноссе Борман,
    выглядывал ленивый крокодил, которому лень даже было
    протянуть свои нечищенные челюсти. Рядом с ним лежали
    чьи-то ботинки и пуговица.
    " Кто-то забыл, когда купался, наверное ", - подумал
    Штирлиц, натягивая потуже сползшую с валенка галошу.
    Крокодил открыл смрадную пасть и очень неприлично
    рыгнул.
    -- Штирлиц, пойдем, а ? - попросил Борман.
    -- Пойдем, - дружелюбно сказал Штирлиц, освобождаясь от
    строп парашюта. Борман вытряхнул набившиеся камешки из
    ботинка, вытер нос и медленно побрел за Штирлицем по
    колено в песке.

    На берегу, неподалеку от плаката, изображающего
    обнаженную красотку с надписью " Носите панамки ", сидела
    весьма знакомая фигура. Приглядевшись, Штирлиц узнал в
    ней пастора Шлагга, облаченного в закатанную выше колен
    сутану и потрепанное сомбреро. Пастор ловил рыбу на
    удочку, изготовленную из лыжной палки, и складывал ее в
    поржавевший от времени сейф. Сейф плавал здесь же,
    утяжеленный пустыми консервными банками из-под килек в
    собственных плавниках, чтобы не уплыл. Загоревшее на
    ярком бразильском солнце лицо пастора с негодованием
    смотрело на крупную дырку в носке. Пастор был не в духе и
    вспоминал родную Германию, фюрера и еще кое-что.
    Борман, увидев Шлагга, завопил дурным голосом и побежал к
    нему целоваться. Пастор обиженно воротил морду, отбиваясь
    мешающимися лыжами. Все же Борману удалось пару раз
    измазать постриженную под монаха лысину пастора.
    " Привязался какой-то психопат, прости господи ", -
    подумал пастор, брезгливо вытирая голову не первой
    свежести носовым платком с отчетливыми следами пороха и
    блинов.
    -- Пастор ! - радостно протянул Штирлиц, узнав наконец
    до ужаса родного похитителя сейфа. Пастор тоже узнал
    Штирлица, и ему стало не по себе. Сказать Штирлицу, что
    сейф был пустой, а о банке тушенки он ничего не знает,
    Шлагг не решался. Он еще помнил, как тяжело вставлять
    протезы у Бернских зубных врачей, и повторять свои
    злоключения ему не хотелось.
    -- Пастор ! - радостно поддакнул Борман, приседая от
    радости и разводя руками.
    -- Штирлиц... - неуверенно попытался обрадоваться
    пастор, и Борман опять полез целоваться, хотя вроде бы и
    не имел к Этому Делу никакого отношения.
    Внезапно Штирлиц стал сильно хмуриться. Пастор решил,
    что Штирлиц вспомнил про сейф, и ему стало немножко
    нехорошо - зубных врачей Шлагг боялся с детства. На самом
    же деле Штирлицу заполз в валенок местный предприимчивый
    таракан и устроил там кооперативную закусочную и
    выпивочную. Штирлиц казнил зверя и растроганно дернул
    пастора за ухо.
    -- Штирлиц, а я сейф не трогал ! Я его принес и все...
    -- Ну вот еще, сейф... - Штирлица не волновали такие
    мелочи, - да засунь ты его себе в... ну, в это самое...
    Пастор Шлагг обрадованно затряс сутаной с потускневшим
    крестом и побежал за шнапсом.
    -- Это Дело надо отметить, - сказал он, возвращаясь с
    полупротухшей курицей и графином мутного шнапса. Штирлиц
    одобрительно кивнул и опрокинул содержимое графина себе в
    рот. Ему сразу стало очень хорошо. Остальные облизнулись.
    Борман проводил единственную оставшуюся каплю себе в рот,
    и сразу же опъянел. Пастор Шлагг, в ответ на его призыв к
    уважению, осуждающе сказал:
    -- Ну и нажрался ты, сын мой...
    " Нажрался ! " - подумал Штирлиц, и ему стало смешно.
    -- Ничего ! - сказал Борман, отбивая чечетку
    заплетающимися ногами.
    -- Послушай, Шлагг, ты здесь не видел такого, - Штирлиц
    попытался изобразить Мюллера, но получился полный
    придурок. - Такой, - сказал Штирлиц, показывая ниже
    колен рост Мюллера, - в панамке и с совком.
    -- А ! - Шлагг понимающе захлопнул сейф, из которого шел
    запах тухлой рыбы и скорчил презрительную рожу. - Этого
    тут каждая пиранья знает... Он настроил себе песочниц по
    всей Бразилии и требует всеобщего поклонения.
    -- Мюллер ! Поклонения ! - Борману стало смешно. Он
    уронил свое грузное тело на землю и начал истерически
    дрыгать ногами. Штирлиц успокоил его ударом валенка по
    голове. Галоша была недостаточно крепкой, но тем не менее
    ржание Бормана сменилось глухим всхлипыванием.
    -- А еще у него гарем где-то в джунглях, - сказал пастор
    Шлагг, скрепя кривыми зубами, и прослезился. Он считал
    наличие гарема своей личной привилегией, и презрительно
    относился ко всем прочим обладателям подобного счастья. А
    Мюллеру вообще надо было бы набить морду - он
    сосредоточил в свой гарем негритянок со всей Бразилии.
    Куда одному лысому человеку ( причем ниже средних
    способностей ) надо было столько женщин, даже Шлаггу было
    непонятно.
    -- И вообще, я этого Мюллера, - Пастор сжал кулаки и
    начал плеваться.
    Штирлиц задумался.
    -- Ну, я ему дам, - негодующе кипел Пастор, представляя,
    как Штирлиц будет бить Мюллера по морде, а он, Шлагг,
    будет стоять рядом и читать бывшему шефу Гестапо
    заупокойные молитвы, вперемешку с отборным русским матом.
    Штирлиц думал еще сильнее, и вскоре ему захотелось
    тушенки. Много думать вредно - об этом русский разведчик
    знал с тех пор, как свалился вниз головой с крыши
    Рейхстага и набил на лбу большую шишку.
    -- Ладно, - сказал Штирлиц, тряся головой. - Где этот
    Мюллер ?
    Пастор щелкнул языком и сказал, что этого никто не
    знает. Судя по рассказам негритянок, удравших из гарема
    Мюллера, это место было где-то там, в джунглях.
    -- Джунгли большие, - сказал Штирлиц, понимая, что
    сказал очень умную вещь.
    -- Очень, - поддакнул Борман, осознавая свою высокую
    образованность.
    -- Да-а, - протянул Пастор, вытирая полой сутаны пот с
    лысины и толстой шеи.
    -- Нужен самолет, - сказал Штирлиц.
    Борман отскочил от него на несколько шагов и, выпучив
    глаза, стал испуганно махать руками.
    -- Ничего, - сказал Штирлиц. - Самолеты " Аэрофлота " -
    самый безопасный транспорт в мире !
    Пастор Шлагг засмеялся. Его смех был похож на звуки
    долбления очень ржавой сковородки тупым гвоздем.
    -- Нет, ну кому бы нос разбить ? - вслух задумался
    Штирлиц. Пастор Шлагг с его ехидной рожей явно подходил
    на такую кандидатуру. Еще имелся вариант с партайгеноссе
    Борманом и содержателем гарема Мюллером, но на данный
    момент Штирлиц выбрал Шлагга. Пастор долго не мог понять,
    почему вдруг потемнело в глазах и начала сильно
    беспокоить тупая боль в затылке, но вскоре он опомнился и
    на четвереньках уполз от Штирлица подальше. Зубы, к
    счастью, были целы, но крест Штирлиц взял себе на память
    ( или поносить ).
    -- Все, - сказал Штирлиц, вытирая запачканные об сутану
    пастора руки о Бормана, - завтра начинаем искпеди... ну в
    общем, когда ищут.
    -- Мюллера искать будем ? - спросил Борман, преданно
    глядя в глаза Штилицу и одновременно насыпая ему речного
    песка вперемешку с ракушками в валенок.
    -- Догадливый, - похвалил его Штирлиц, снимая валенки и
    вытряхивая песок.
    Борман заскромничал и пополз спать к ближайшей пальме.
    -- Ну кому бы еще нос разбить ? - вслух подумал Штирлиц
    и тоже уснул.

    Утром Бормана разбудила ежедневная и жизненно
    необходимая прогулка молодого толстого попугая и
    вытекающие отсюда последствия ( правильнее было бы
    сказать "выпадающие" ). Борман быстро вскочил, вытер
    глаза и лысину и побежал умываться. Умываться было негде.
    В море плавал упитанный крокодил, подозрительно
    поглядывая на Бормана, около ручейка сидел нахмуренный
    орангутанг, поигрывая костью, очень похожей на
    человеческую.
    Борман охнул и поплелся искать Штирлица. Тот лежал под
    пальмой и громко храпел. Ему снился сон о победе Мировой
    Революции, и то, как он, Штирлиц, стоит на трибуне, и
    говорит : " И вот, товарищи, наконец то мы все можем
    иметь по вагону тушенки ". Штирлиц уже много раз видел
    этот сон, и он ему порядочно надоел. Он уже начал
    подумывать о том, что еще можно получить от Мировой
    Революции, но его бесцеремонно распихал Борман и спросил,
    где можно умыться. Штирлиц перевернулся на другой бок и
    почти ничего не ответил. Борман сказал, что он все понял,
    и пошел туда, куда его послал Штирлиц, но вскоре
    заблудился и стал звать на помощь.
    Он помешал пастору Шлаггу, удобно сидевшему в кустах
    сами знаете зачем. Пастор грязно выругался, одел штаны и
    пошел читать проповедь Борману.

    * * *
    Товарищ Сталин почесал в затылке, опрокинул стул и
    спросил :
    -- Лаврентий, как там дела у товарища Исаева ?
    -- А мы... а я..., - Берия недоуменно замялся, - Коба,
    мы еще не пытали человека по фамилии Исаев...
    -- Ну какой же ты грубый, - Сталин уронил пепельницу
    себе на ногу и осуждающе защелкал языком, - тебе вождь
    говорит фамилию, а ты человека сразу пытать хочешь...
    -- Так Коба, кругом заговоры, - Берия зловеще блеснул
    глазами из-под золотой оправы очков.
    -- А, заговоры, - Сталин презрительно наморщил усы и
    отбросил в сторону замшелый тапок, - Был один заговор, и
    то твои люди всех заранее расстреляли... И виноватых, и
    тех, других...
    -- Стараемся, - круглое лицо Берии светилось гордостью.
    -- Стараетесь... - Сталин презрительно высморкался в
    рукав и стал искать, об чего бы вытереть испорченный
    костюм, - А скажи, Лаврентий, ты все еще развлекаешься с
    девочками ?
    -- Ну, как тебе сказать, Коба... - Берия смущенно
    затеребил в кармане заряженный пистолет.
    -- Не говори, - сказал Сталин. - Мне все равно
    наплевать... Так как там дела у товарища Исаева ?

    * * *

    Штирлиц, надев рюкзак и лапти на босу ногу, в
    сопровождении Бормана, расставляющего веревочки между
    всеми пальмами и пастора Шлагга, с кряхтением тащущего
    сейф, шел по практически непроходимым джунглям, жуя
    яблоки и бросая огрызки в разные стороны. Судя по
    рассказам пастора, лагерь ( с соответственно гаремом )
    толстого глупого Мюллера находился на юго-северо-западе,
    как выражался сам пастор, обладающий удивительными
    познаниями в области географии.
    На джунгли опускались неприветливые сумерки. За этот
    день Штирлиц и прочие искпеди... ну те, которые ищут,
    проделали километров сорок. Борман истратил весь свой
    запас веревочек и собрался переходить на булавки и ямы,
    но копание ям занимало много времени.
    Гарем Мюллера, судя по всему, был еще далеко.
    " Ну куда мог убежать этот толстый придурок ? " -
    сокрушенно думал пастор, с кислой миной потирая стертые в
    яблочное пюре многострадальные пятки.
    Внезапно из чащи джунглей раздался радостный вопль -
    партайгеноссе Борман нашел бумажку в пять долларов.
    -- Отдай, - сказал Штирлиц, угрожающе доставая кастет.
    -- Не отдам, - стойко ответил Борман, кладя банкноту
    себе в рот. Со своими кровно заработанными пятью
    долларами он не желал расставаться.
    -- Щас в ухо дам, - пообещал Штирлиц.
    В ответ на это Борман весьма ловко забрался на
    довольно высокую пальму и сел там наподобие дикой
    обезьяны, показывая розовый язык. Штирлиц плюнул и пошел
    спать.
    Внезапно Борман посмотрел в сторону заходящего солнца
    и увидел там прогнивший забор. Партайгеноссе быстро
    догадался, что там, за забором, скорее всего, живут люди,
    возможно даже злые, но тем не менее он диким воплем
    молодого орангутанга, призывающего самку, позвал
    Штирлица. Тот неприветливо одним ударом ноги сломал
    стебель пальмы, отчего Борман вместе с ее верхушкой упал
    вниз, и потребовал объяснений такого неприличного вопля.
    Партайгеноссе задумался. Стоило ли говорить Штирлицу
    страшную Военную Тайну ? Один раз из-за такой оплошности
    Бормана переговоры с Даллесом зашли в тупик. Повторять
    чего-то не хотелось.
    -- Там, э... - Борман замялся и стал думать, как бы
    запудрить мозги Штирлицу.
    -- Все, - сказал Штирлиц, - кончилось мое терпение. Я
    хоть и русский разведчик, таких пакостей не потерплю.
    " Он догадался ", - подумал Борман, ожидая удара
    кастетом по голове, и зажмурил глаза. Возмездие не
    спешило свершаться.
    Штирлиц спокойно развязал веревочки, спутавшие его
    сапоги, и это его немного успокоило. Он решил устроить
    себе сегодня день рождения ( четвертый за этот месяц ), и
    подумал, что Бормана он поколотит завтра или на следующей
    неделе.
    " Он не догадался ", - облегченно подумал Борман после
    часа напряженного ожидания удара по загривку.
    " А вот и нет ", - ехидно подумал Штирлиц, доставая из
    рюкзака три банки тушенки и большой графин водки. Пьянки
    на свежем воздухе были страстью Штирлица и доставляли
    немало неприятностей Борману, потому что Штирлиц,
    напиваясь, бил его нещадно.
    Достав пучок лука и два теплых огурца, Штирлиц
    приложился к графину и почувствовал облегчение. Борман
    сидел рядом на траве и злился. Он ненавидел в Штирлице ту
    черту, что русский разведчик обычно сам, единолично
    выпивал все имеющиеся спиртные напитки, не оставляя
    Борману не капли. Партайгеноссе не нравился такой эгоизм.
    За такое нахальство, решил он, он не скажет Штирлицу, что
    он видел с пальмы, даже под страхом пытки ( тушенкой ).
    Хорошо напившись, Штирлиц подложил под голову что-то
    мягкое и заснул. Что-то мягкое ( а это был партайгеноссе
    Борман ) заворочалось и уползло.
    " Чертов Штирлиц, - думал пастор Шлагг, потирая натертые
    за день крупные мозоли, - Сидел бы я сейчас на берегу
    моря, ловил бы рыбу, спокойно складывал бы в сейф... Нет,
    нужен ему этот дурацкий Мюллер... "
    Пастор достал испачканный многими поколениями носовой
    платок и основательно высморкался. Ему очень хотелось на
    родину.
    ГЛАВА ПЯТАЯ
    Утром Штилиц проснулся, как всегда после пьянки, злой,
    небритый и голодный. Рядом, подложив под голову
    редкостный бразильский фрукт, спал партайгеноссе Борман,
    за ночь расставивший огромное количество всевозможных
    веревочек и хитроумных ловушек.
    Штирлиц достал из кармана компас и определил, сколько
    времени. Сильно болела голова, хотелось чего-нибудь
    такого... крепенького...
    Пастор Шлагг, храпящий на всю округу, внезапно
    вскрикнул во сне и проснулся. Ему приснилось, как он
    лежит на скамейке в родной кирхе, и вокруг него ходят
    обнаженные красотки, одна прелестней другой, но вдруг
    входит Штирлиц и говорит " Отдавай сейф, ..., пришло
    время Мировой революции ".
    Пастор вскочил и вытер со лба холодный пот. Штирлиц
    был рядом, он сидел и боролся с банкой селедки, которая
    совсем не хотела открываться.
    Проснулся Борман. Он был в очень хорошем настроении, в
    отличие от Штирлица, который испытывал сильную
    потребность дать кому-нибудь в нос или в ухо. Хотелось
    сделать кому-нибудь что-нибудь очень приятное. Борман
    ласково улыбнулся своим мыслям и достал из кармана моток
    веревки.
    -- Штирлиц, хочешь чего скажу, - Борман испытал вдруг
    необычайную нежность к русскому разведчику.
    -- Отвяжись, - грубо попросил Штирлиц, на секунду
    отнимая зубы от банки с селедкой.
    Пастор Шлагг успокоился. Штирлиц был, вроде бы, такой,
    как обычно. Русский разведчик раскапризничался.
    -- Ну дам я кому-нибудь сегодня в глаз или нет ? -
    визгливым голосом спросил он сам себя, но почему-то
    вслух.
    Борман и пастор Шлагг в испуге отодвинулись и
    нахмурились.
    -- Ну Штирлиц, - сказал Борман, призывая к примирению. -
    Я же хотел тебе сказать очень важную вещь. Тут же Мюллер
    рядом...
    -- Мюллер ? - Штирлиц выронил банку с селедкой.
    -- Ага, - сказал Борман, довольный, что так сильно
    напугал самого Штирлица.
    -- Ну вот ему-то я и дам в глаз или в нос, - пообещал
    Штирлиц, радостно потирая руки.
    Раздался звук пулеметной очереди. Все с визгом залегли
    в высокой бразильской траве. Мимо них, шлепая сапогами по
    мелким испаряющимся от утреннего солнца лужам, прошли
    семеро солдат в подозрительной форме, изображавшей в виде
    эмблемы совок и два кулича из песка зеленого цвета.
    Проходящие ругались на непонятном языке. Знаток
    иностранной матершины Шелленберг безошибочно определил бы
    в их выражениях грубое описание интимных подробностей
    мужского и женского тел по-португальски.
    Штирлиц прислушался. Некоторые выражения ему были
    весьма знакомы. Услышав слово " Мюллеро тудекандос ",
    Штирлиц не вытерпел. Сжимая кастет в запотевшей ладони,
    он бросился на туземцев и мгновенно положил всех четырех.
    -- Отвечай..., - сквозь зубы требовал Штирлиц, сидя
    верхом на охающем португальце и тузя его кастетом по
    голове, - Отвечай, мор-рда, что ты имеешь против моего
    друга детства товарища Мюллера ?
    -- Ты чего, Штирлиц ? - с изумлением спросил португалец,
    оторопело сверкая возникшим под глазом ярко-фиолетовым
    синяком, профессионально поставленным любезным Штирлицем.
    -- Ах, ты еще и по-нашему понимаешь... - гнев Штирлица
    был безграничен. Второй синяк мгновенно украсил
    монотонную морду бразильца...
    -- Прекрати, Штирлиц, - взмолился бразилец, пытаясь
    увернуться от ударов русского разведчика. - Не трогал я
    Мюллера... Я же у него хранителем песочницы работаю...
    -- Песочницы ? - Штирлиц отпустил бразильца, успешно
    понимающего по-русски, и вытер со лба крупные капли пота.
    -- Ну да, - сказал бразилец, исследуя при помощи
    зеркальной глади лужи крупные кровоподтеки на своем лице.
    -- Ах, песочницы ! - Штирлиц нахмурил брови и бросился
    на другого бразильца, но тот молниеносно отправился на
    верхушку пальмы и остался там сидеть до самого вечера.
    Два остальных исчезли в непроходимых чащах джунглей, и
    больше не появлялись.
    -- Где Мюллер ? - поигрывая кастетом, спросил Штирлиц.
    -- Там ! - плаксиво показал пальцем на неприветливую
    тьму джунглей бразилец, обиженный нарушениями в своей
    внешности.
    -- Ты мне зубы не заговаривай, - Штирлиц обиделся
    непочтительному отношению. - Ты вообще покажи...
    -- Великого товарища Мюллера без предварительной записи
    увидеть нельзя... Занят очень... Он ночью не спит, о нас
    беспокоится.
    -- Это о ком еще - о вас ? - Штирлицу почему-то начали
    надоедать коммунистические замашки вождей.
    -- О нас, о четвертом рейхе...
    -- А-а-а ! - лицо Штирлица расцвело в приятной улыбке. -
    Ну, ну... Если Мюллер о вас беспокоится, то...
    Штирлицу не дали закончить свою мысль. Два здоровенных
    негра ловко схватили его за кисти рук и отобрали любимый
    кастет. Этих Штирлиц очень ловко забросил куда-то далеко,
    не глядя, и они больше не появлялись.
    Но против четырех десятков обиженных эксплуататорами
    несчастных негров, питающихся только кофе и ананасами,
    русский разведчик был почти бессилен. Почти, потому что
    по крайней мере десятка два из них покинули место битвы
    за народную свободу ( для лично товарища Штирлица ) или
    без зубов ( причем без всех ) или с вывихами и
    переломами.

    Могучие волосатые руки бросили Штирлица в какое-то
    сырое полуподвальное помещение. Мгновением позже сверху с
    кряхтением свалился пастор Шлагг, приняв роль самой
    невинной овечки. Сверху раздались вопли Бормана,
    убеждавшего своих пленителей, что самостоятельно он
    гораздо лучше упадет в подвал. Пленители не послушались.
    Борман с визгом упал вниз, ругаясь по-русски и
    по-немецки. Штирлиц помог партайгеноссе подняться и
    вытряхнул из него пыль.
    Пастор Шлагг жутко страдал в неволе. Его, он думал,
    опять будут бить. Один раз он уже удостоился чести быть
    больно поколоченным в застенках Гестапо ( кстати, в
    управлении того же самого Мюллера ), и теперь, наверное,
    ему готовилась та же участь.
    -- Не боись, - сказал ему Штирлиц, вполне утешающе. Он
    скрутил из листа от карманного устава Партии козью ножку
    и теперь блаженствовал.
    -- Не боись, здесь больно не поколотят. Они здесь
    добрые...
    Сверху со свистом прилетело помятое ведро, из которого
    исходил довольно неприятный запах. Борман вздрогнул.
    -- Кого там опять поймали ? - глухо спросили сверху.
    -- Да каких-то шпионов..., - ответил ленивый голос с
    некоторыми признаками рыганиями.
    -- А... - вопрошавший потерял всякий интерес к
    пленникам, - Опять расстреливать будут ?
    -- Не знаю, - ленивый голос издал звуки тошноты. Борман
    вздрогнул. - Или на расстрел, или... на фазенду...
    сахарный тростник убирать...
    -- Сахарный - это хорошо..., - ленивого собеседника
    довольно сильно вырвало в подвал, разговор окончился.
    Борман заметался по подвалу в поисках выхода, Штирлиц
    равнодушно достал из глубоких галифе банку тушенки и
    равнодушно открыл ее. Пастор стал молиться на
    крестообразное сплетение решетки. Внезапно подвал сотряс
    вопль.
    -- Ве-е-есь ми-и-ир насилья мы разру-у-ушим, - пел
    Штирлиц, размахивая банкой. Сверху посыпался песок.
    Пастор бросил молиться и выжал намокщую от пота сутану.
    -- Штирлиц ! - раздался сверху благодарный вопль.
    Штирлиц замолк, чувствуя себя идиотом, который опять
    ничего не понял. Сверху почтительные руки спустили...
    ...старого проказника, толстого, почти совсем лысого
    Мюллера, одетого в цветастые шорты и майку с надписью
    "The Perestroyka i Novoe Mishlenie" и изображением
    серпов, молотов и лысого мужика с пятном на голове.
    Возможно впрочем, пятно у Мюллера возникло от утреннего
    варенья или борща по-гестаповски, который шеф одноименной
    организации очень любил.
    Мюллер прослезился и бросился обнимать Штирлица.
    Штирлиц не испытывал одноименных чувств.
    -- Морда ты гестаповская, - сказал он, отпихивая
    слюнявого Мюллера подальше. - К тебе приехал любимый и
    единственный друг детства, а ты... морда...
    Мюллер почесал толстый живот и нахмурился.
    -- Ты мне грубых слов не говори, - злобным голосом
    попросил он. - Я к тебе со всей этой... душой... а ты
    меня... это... в ящик... Вот спасибо этому... ну, как
    тебя ? Борману...
    Мюллеру не дали договорить. Удар кастетом бросил его
    об стенку. Слуги Мюллера заботливо вытащили его из
    подземной тюрьмы, и Мюллер, лихорадочно потирая ушибы,
    злобно сказал :
    -- Ну кому-то я чего-то вставлю...
    И вслед ему вылетело помятое ведро.

    Вечером в ставке Мюллера состоялся Важный Совет.
    Обсуждали форму казни для Штирлица, Бормана и этого...
    толстого...
    Штирлиц тоже не бездействовал.
    -- Вот это вы все виноваты, Штирлиц, - осторожно начал
    пастор Шлагг, отодвигаясь от стонущего о скверности пищи
    Бормана, которому внезапно очень сильно захотелось в
    туалет. - Если бы не вы, мы сейчас были бы уже наверху...
    -- А что, наверх надо ? - участливо спросил Штирлиц.
    -- Да-а-а ! - простонал партайгеноссе Борман. Утром он
    объелся зеленых бананов и теперь немного... или не
    немного, но в общем, страдал.
    -- Интересный вопрос, - философски сказал Штирлиц и стал
    думать о возможных путях побега. Наконец он принял одно
    из своих Умных Решений.
    -- Мужики ! - позвал Штирлиц, обращаясь к тем, кто был
    наверху. Сверху свесились чьи-то ноги, и черная
    негритянская морда спросила :
    -- Чего вам ?
    -- Ну чего... - Штирлиц не мог понять такой глупости. -
    Не видишь, человеку надо... это...
    -- У вас ведро есть, - констатировал негр и исчез.
    -- Э-эй ! - Штирлицу начало надоедать их странное
    приключение. - Какое еще ведро ?
    -- А что, нет ведра ? - недоуменно спросил негр и
    посмотрел вниз. Ведра не было. Оно вылетело вслед за
    непочительным по отношению к Штирлицу Мюллером. - И
    правда, нету...
    Негр явно не любил утруждать свою круглую голову
    умными мыслями. Штирлиц прижал к губам палец, давая
    понять, что все идет по его Умному Плану. И
    действительно, сверху спустилась веревочная лестница.
    -- Вылазь, кому надо, - сказал негр, держа ее сверху.
    Внезапно сильный толчок сбросил его вниз. Это Штирлиц
    совершенно слегка подергал за нижний конец лестницы. Удар
    по затылочным областям головы поверг его в состояние
    легкой эйфории. Здесь же возникло некоторое
    замешательство. Никто не подумал о том, кто же будет
    держать лестницу, если негр, для этого предназначавшийся,
    уже внизу. Штирлиц не стал задумываться. С диким визгом
    Борман, приобретя некоторое начальное ускорение, вылетел
    наверх и ударился лбом об стенку сарая.
    -- Давай, привязывай, - глухо сказал снизу Штирлиц.
    -- Подождите, - сказал Борман, трясущимися пальцами
    расстегивая штаны. Через несколько минут сверху раздался
    его облегченный вздох и звук умиления, заключавшийся
    в том, что партайгеноссе наступил на хвост молодому коту.
    -- Ну вот, - нежно сказал Борман, привязывая бантиком
    конец лестницы к прутику, торчащему из плетеного забора.
    Из проема в подвале показалось испачканное чем-то
    желтым лицо Штирлица. За ним, кряхтя и матерясь, вылез
    пастор Шлагг, поправил сутану и громко чихнул.
    -- Чертов подвал, прости господи, - сказал он и
    перекрестился. - я схвачу насморк на нервной почве.
    -- Не схватишь, - сказал Штирлиц, выжимая галифе в
    мгновенно образовавшуюся лужу. - Подзатыльник схватишь.
    Или в глаз получишь...
    В Штирлице явно кипела ненависть к другу детства -
    изменнику и вражескому разведчику Мюллеру. Одним кастетом
    тот точно не отделался бы.
    Внезапно веревочная лесница задергалась. Снизу пытался
    вылезти негр.
    -- Не долезет, - сказал Борман, радостно потирая руки.
    На него посмотрели четыре удивленных глаза.
    -- Я бантиком веревочку завязал, - покраснев и сильно
    засмущавшись, объяснил партайгеноссе.
    В подвале раздался грохот и мат. Негр упал головой как
    раз в то самое ведро. Борман покраснел до кончиков ушей и
    смущенно посмотрел на Штирлица честными глазами.
    -- Так, - сказал Штирлиц, засучив рукава подобно члену
    зондеркоманды СС. - Сейчас надо обобщить и в целом решить
    важный вопрос : Мюллера будем сразу бить или потом ?
    -- Потом, - сказал пастор Шлагг, вытирая вспотевшую
    лысину. - Очень жрать хочется.
    -- А, ну да ! - сказал Штирлиц, оглядываясь в поисках
    ресторана. Некоторое подобие ресторана виднелось метрах в
    двухстах.
    Короткими перебежками между бочками вина Штирлиц и все
    остальные добрались до импровизированного ресторана и
    ввалились внутрь. Судя по всему, их там почему-то не
    ждали. Из пищи имелась только похлебка из полудохлых
    кроликов, которую партайгеноссе Борман отказался есть.
    Выпивка отсутствовала совсем. Штирлиц спокойно сел за
    стол и достал из кармана банку тушенки, откупорил ее и
    приготовился закусывать. Вошли два белых с кнутами.
    -- Синьор Франциско, это наши или не наши ? - толстая
    негриянка с лоснящейся мордой указала пальцем на
    Штирлица, спокойно разделывавшего банку тушенки.
    -- Замолкни, старая бочка, - пастор Шлагг совершенно не
    по-христиански цыкнул на негритянку и принялся молиться -
    очевидно о том, чтобы им не набили морду.
    -- Это, по-моему, не наши, Януария, - Франциско
    приготовился набить морду или наложить в штаны.
    -- Ваши, ваши, - сказал Штирлиц, облизывая вилку. Борман
    приготовился удалиться через дверь или окно, в
    зависимости от обстоятельств.
    -- Гм, - Франциско высморкался в первый попавшийся ему
    предмет и задумался. - Нет, - сказал он после сорока
    минут напряженного раздумия на тему, когда же очередная
    получка. - Нет, Януария, это не наши. Это, наверное,
    опять притащились за нашей рабыней Изаурой... Я пойду
    позову вневедомственную охрану. - И Франциско, напрягши
    мускулы ног, рванул вон из того, что Штирлиц принял за
    ресторан. Штирлиц спокойно поднялся и сделал пастору и
    Борману знак вилкой, означавший, судя по всему, что пора
    делать ноги.
    -- Па-апрашу да-акументы, - на пороге стоял пухлый негр
    с усами в форме милиционера.
    -- Ты че, мусор ? - пастор достал из-под полы своей
    сутаны нунчаки и вскоре негр стал издавать жалкие
    всхлипывания. Стоящий сзади Франциско поспешил удалиться,
    чтобы остаться при своих зубах.
    ГЛАВА ШЕСТАЯ
    Мюллер в панамке и кедах полулежал в гамаке, читал
    прошлогоднюю газету " Комсомольская Правда " и пил чай со
    смазанными вареньем плюшками. Мюллер не знал, что
    партайгеноссе Борман успел налить ему солярки вместо
    варенья, и потому пока испытывал наслаждение во всех
    отношениях. Перед ним выхаживали полуобнаженные
    негритянки с приятной для бывшего шефа Гестапо внешностью
    и мулатки с выдающимися подробностями, с виртуозными
    визжаниями исполняя стриптиз. Мюллер одной рукой
    обсасывал ложку, смазанную вареньем, другой держал газету
    и посматривал на танцующих женщин. Вскоре ему захотелось
    кое-чего и еще спать.
    -- Спасибо, девочки, я завтра досмотрю, - Мюллер сполз с
    гамака и на четвереньках пополз в пикантное заведение,
    чтобы больше ему ничего не хотелось. Девочки ретировались
    в женскую раздевалку, куда за ними тотчас же отправился
    толстый негр.
    Проползая мимо кадки с мутантировавшей пальмой, на
    которой ни с того ни с сего начали расти бутылки со
    спиртными напитками, Мюллер услышал в ней некоторое
    шуршание и насторожился. Обычно он не обращал внимание на
    такие вещи, но негры, залезавшие в кадку в поисках
    спиртного, шуршали открываемыми бутылками немного не так.
    Мюллер снял кеды и прислушался. В кустах кто-то сказал
    "Вот он", и тут же крепкие руки схватили Мюллера за уши и
    он оказался в самых недрах оторвавшегося от коллектива
    растения.
    -- Как вы смеете ! - Мюллер попытался показать, что он
    сильно недоволен, но до боли знакомый удар палкой по тому
    месту, по которому положено бить веслом, привел его в
    состояние безмолвного умиления и ожидания продолжения.
    " Штирлиц пришел ... ", - догадался Мюллер, и ему стало
    очень страшно и захотелось крикнуть, что Штирлиц его
    опять обижает или надаловаться Кальтенбрунеру.
    " А кто-же еще ", - с гордостью подумал Штирлиц, со
    зловещей улыбкой доставая кастет.
    -- Ну вот, Мюллер, плюшки кончились, - зловеще сказал
    Штирлиц, протирая кастет сравнительно чистой тряпочкой.
    Ради Мюллера он пожертвовал своим носовым платком,
    постиранным всего лишь зимой сорок второго года.
    -- Ага, - сказал Мюллер, чувствуя, как намокают его
    любимые цветастые шорты.
    -- Ну вот, - сказал Борман, вылезая из-за мощного ствола
    пальмы, измазанный молоком и с кокосовым орехом в руках.
    Ему представилась сцена того, как ужасный Зубной Врач
    вставляет Мюллеру новые зубы, и он восторженно прикусил
    губу, представляя, какие муки должен испытывать при этом
    бывший шеф Гестапо.
    -- Здесь бить будем или за угол заведем ? -
    профессионально поинтересовался пастор Шлагг.
    -- Здесь, - сказал Штирлиц, полируя кастет до
    хрустального блеска.
    -- Ребята, не надо, - Мюллер поправил намокшие шорты и,
    шмыгнув, вытер нос. - Я же не нарочно...
    -- И я, - сказал Штирлиц, применяя кастет. Мюллер с
    выдохом опустился на землю в кадке и выплюнул выбитый
    передний зуб.
    -- Вот видиф ? - шепелявя, сказал он. - Ты мне опять жуб
    выбил...
    -- И еще выбью, - сказал Штирлиц, угрожающе придвигаясь
    ближе. - Чтоб ты знал, как надо помнить друзей детства.
    -- Я же помнил, - сказал Мюллер, делая честное лицо. - Я
    же не нарофно...
    -- Я вот тебе дам, - Штирлиц приготовился ударить еще
    раз, но пастор непроизвольно предотвратил избиение
    Мюллера, уронив сорванный с пальмы кокосовый орех в форме
    фляжки с пивом. Он и успокоил разбушевавшегося не в меру
    Штирлица.
    -- А что случилось ? - как всегда, ничего не понимая
    спросил Мюллер.
    -- Ничего, - сказал Штирлиц на редкость спокойно,
    потирая возникшую на голове крупную шишку.
    -- Фтирлиц... - Мюллеру хотелось сказать Штирлицу
    что-нибудь приятное.
    -- Чего ? - Штирлицу не хотелось бить Мюллера, потому
    что сильно болела голова.
    -- Профти меня, Фтирлиц... - Мюллер смущенно стал
    крутить пальцем правой руки в ладони левой и покраснел.
    -- Прощаю, - сказал Штирлиц, отбрасывая кастет подальше.
    -- Пофли, что ли, фтриптиф пошмотрим... - Мюллер пошел
    на примирение.
    -- Стриптиз ? А что, можно, - Штирлиц, кряхтя, поднялся
    и, потирая затылок, отправился вслед за Мюллером.

    Мюллер переоделся в костюм обергруппенфюрера СС и
    сидел в роскошном кресле, поигрывая повязкой со
    свастикой. Они вдвоем с Борманом предавались
    воспоминаниям, только Мюллер после выбитого зуба стал
    немного шепелявить.
    -- Помниф кабасек "Фри форофенка" ? - спрашивал Мюллер.
    -- Помню, - Борман расплывался в улыбке. Протянутые
    веревочки действовали лучше всего в том самом кабачке.
    -- А Геббельфа помниф ?
    -- Помню, - отвечал Борман, вспоминая, как прыгал
    Геббельс с гранатой в шароварах.
    Штирлиц смотрел стриптиз и одновременно напивался.
    После шестнадцатого стакана он опьянел окончательно и
    принялся подпевать песню "Красотки кабаре", объясняющую,
    с какой целью эти самые красотки созданы. Штирлиц был и
    сам не прочь отцепить одну из них - благо, жены рядом не
    было.
    -- А помниф, как Фтирлиц Айфману жуб выбил ? - спрашивал
    Мюллер, вспоминая сам, как вопил Айсман, получив такое
    удовольствие.
    -- Помню, конечно... Такой был зуб... - Борман навеял на
    Мюллера неприятные воспоминания о собственном выбитом
    зубе и тот нахмурился. Искоса поглядывая на Штирлица,
    Мюллер сунул пухлый пальчик в рот и с беспокойством
    ощупал то место, где находился предмет гордости одного из
    швейцарских стоматологов. В бывшем шефе Гестапо
    проснулась давняя злоба на Штирлица.
    -- Флуфай, Богман, - Мюллер заговорщески склонился к
    Борману и что-то сказал ему на ухо. Борман тут же скорчил
    недовольную физиономию.
    -- Штирлицу - веревки ставить ? Не-е... Он и в глаз
    может дать... - Мюллер сделал жалобное лицо. - Ну
    ладно... Ничего плох... то есть, хорошего не общаю, но
    попробовать могу.
    Забегая вперед, скажем, что Борман и не подумал
    ставить веревки Штирлицу, а в тот же вечер все доложил
    ему лично. Гнев Штирлица был безграничен. Подлая натура
    Мюллера заставляла кипеть его нордическую душу. Штирлиц
    рвал и метал и обещал сам себе, что набьет Мюллеру морду
    непременно. Борман радовался и втихоря потирал руки.
    Ласковый вечерний туман спустился на виллу Мюллера.
    Сам Мюллер спокойно спал, с глубокой любовью прижимая к
    груди облезлого плюшевого медведя. Ему снился сон, как
    Штирлиц идет по одному из темных коридоров его Управления
    и совершенно внезапно для себя зацепляется за Длинную
    веревку и, падая, выбивает себе именно тот зуб, который
    выбил ему, Мюллеру. Воспоминание о зубе опять заставило
    Мюллера помрачнеть. Он сжал плюшевого медведя, медведь
    стал вырываться и пищать ( так как это был уже не
    медведь, а партайгеноссе Борман, пришедший вместе со
    Штирлицем на выполнение своего черного дела ). Мюллер
    пару раз врезал разбушевавшейся игрушке, Борман,
    всхлипывая, уполз от него подальше.
    -- Ну вот щас мы ему покажем, - Штирлиц держал в одной
    руке дерущегося во сне Мюллера, в другой подушку и
    фонарь. Мюллер вскрикнул от повышенной знакомости голоса
    и проснулся.
    -- Фефо покафем ? - ему стало страшно и захотелось в
    одно место.
    -- Где закуска к пиву зимует, - Штирлиц выбирал кастет
    потяжелее. Мюллер задергался у него в руке, внезапно
    вырвался из ночной рубашки и удрал в недоверчиво
    потрескивающие джунгли.
    -- Черт, - сказал Штирлиц.
    -- Бог с вами, Штирлиц ! - пастор Шлагг с укором
    посмотрел на Штирлица и перекрестился свободной от
    бутылки с водкой рукой.
    -- Заткнись, папа римский, - Штирлиц замахнулся на
    пастора, тот исчез и больше не появлялся.
    -- Ну вот, - Штирлиц был сильно разочарован. Упустить
    глупого толстого Мюллера он считал непростительным
    попустительством и расхлябанностью и собирался писать
    рапорт в Центр, с просьбой вынести ему выговор по
    собственному желанию с последующим внесением в почетную
    грамоту.
    Бросив ночную рубашку Мюллера в кусты, Штирлиц плюнул,
    сунул руки в карманы и отправился назад. Сзади его,
    расставляя веревочки и капканы, полз партайгеноссе
    Борман.
    Едва два достойнейших человека скрылись из виду, из
    ближайшего куста показался Мюллер, держа руки наподобие
    футболиста в защите родных ворот. Он торопливо, дрожа от
    ночного бразильского холодка, одел ночную рубашку,
    заботливо поправил рюшечки на плечах и плюнул в темноту.
    -- Фто я такофо ему фделал ? - Мюллер обиженно втянул
    голову в плечи и достал из кармана пачку леденцов.
    Тайный заговор Штирлица и Бормана ему явно не
    нравился. Мюллер сплюнул непрожеванный леденец и решил
    действовать своим старым способом. Старый способ
    заключался в том, что все его враги внезапно пропадали и
    оказывались в его гнусных сырых застенках. Мюллер
    колебался, так как не знал, можно ли провернуть такую
    операцию со Штирлицем. Он решил бросить монетку, но ее у
    него, конечно же не было. Стодолларовая бумажка летала
    плохо. Мюллер плюнул и решил заняться этим делом завтра с
    утра.
    Утром он втал в редкостно плохом настроении. Утреннее
    какао он пролил себе на шорты и долго злился. После всего
    такого он решил, что Штирлицу сильно непоздоровится.
    Его доблестная зондер-команда во главе с Франциско,
    бредившим, похоже, со своего дня рождения захватами
    Изауры, лучшей наложницы Мюллера, направилась к Штирлицу
    с целью сопроводить его для допроса и последующего
    тюремного заключения. Штирлиц встретил их довольно
    неприветливо.
    -- Чего приперлись ? - он не мог найти открывалку для
    банки с тушенкой, и это его сильно бесило.
    -- Товарищ Штирлиц, именем нашего любимого вождя
    товарища Мюллера, вы арестованы, - Франциско издалека
    показал Штирлицу ордер на арест, но в руки
    предусмотрительно не давал.
    Штирлиц обиделся и высказал Франциско все, что о нем
    думает, из чего следовало, что Штирлиц и Мюллер состояли
    в предосудительных интимных отношениях, причем при этом
    использовалась труба от паровоза.
    Франциско обиделся, и сказал, что он сейчас применит
    силу, но Штирлиц так на него посмотрел, что Франциско
    изчез и больше не появлялся. Его зондер-команда, погудев
    и обсудив данное мероприятие, также разошлась.
    Мюллер, узнав о такой наглости со стороны Штирлица,
    был в гневе. Гнев его состоял в том, что он отказался
    есть на обед манную кашу и весь день капризничал и
    требовал новых игрушек, в том числе железную дорогу и
    нового плюшевого медведя, но непременно с хвостом.
    Штирлиц тоже злился изрядно.
    Вскоре Мюллеру стало скучно, и он решил идти к
    Штирлицу мириться. Штирлиц на редкость быстро помирился с
    ним и даже не заставлял себя уговаривать. Через час
    пьянки Мюллер и Штирлиц уже вместе распевали о том, что
    будет, если друг внезапно заболеет, с ужасными вариациями
    на тему качества грузинских спиртных напитков.
    Штирлиц чувствовал, что Мюллер неспроста такой добрый,
    и совсем не удивился, оказавшись утром в каком-то темном
    сыром помещении среди толстых грязных мышей, имевших
    странную склонность к поеданию сапогов.
    Через полчаса Штирлиц узнал, что Мюллер хочет
    предвинить ему обвинение в обижании интересов рейха
    вообще и его, Мюллера, лично. Этот толстых хам хотел
    устроить показательный процесс по делу Штирлица и
    заключить его в заточение. Штирлиц относился к этому
    вполне спокойно и уже придумывал обвинительную речь на
    Мюллера, но его потащили на допрос. Мюллер, надев мундир,
    из которого он уже порядочно вырос, сидел в глубоком
    кресле в сандалиях и поигрывал своим пухлым животом.
    -- Так, товариф Фтирлиц, - сказал он, с беспокойством
    иссдледуя место утраченного зуба. - Фот мы и фтретилифь в
    привыфной обфтанофке...
    -- Я тебе щас дам привычную обстановку... - сказал
    Штирлиц, думая, отчего же так сильно болит голова.
    -- Уфпокойфя, Фтирлиц, - Мюллер коварно поигрывал ключом
    от наручников, подло надетых на Штирлица. - Нифего у фебя
    не полуфитфя.
    Штирлиц, несмотря на такое замечание, весьма ловко
    снял наручники и положил их на стол. Мюллер занервничал и
    вызвал Франциско, но тот предпочитал стоять сзади и
    держаться подальше от Штирлица, которого сам сильно
    боялся.
    -- Ну вот, Мюллер, пришла пора Мировой Революции и
    всеобщего счастья и ликования..., - зловеще сказал
    Штирлиц, нарочно растягивая слова и потирая затекшие
    запястья...
    ГЛАВА СЕДЬМАЯ
    В колонии четвертого рейха был большой переполох -
    внезапно из самых тайных и самых круто закупоренных
    застенков в мире исчез любимый вождь товарищ Мюллер.
    Вместе с ним пропал и Штирлиц, задержанный по делу о
    врагах рейха, а также Франциско.
    Никто в колонии не знал, радоваться или не радоваться
    им по такому поводу. Никто не мог догадываться, пропали
    Штирлиц и Франциско по воле Мюллера, Франциско и Мюллер
    по воле Штирлица или Штирлиц и Франциско утащили куда-то
    любимого вождя. В таком случае были организованы поиски
    всех трех. Любимая наложница Мюллера, его рабыня Изаура
    грозила, если ее пухленький Мюллерчик не вернется за
    неделю, уйти к тайному любовнику. Охрана Мюллера не
    знала, как отнестись к такому заявлению.
    Мюллер, которого Штирлиц утащил в джунгли вместе с
    Франциско, узнал об этом и стал сильно страдать. Большой
    синяк под левым глазом мешал читать утренние газеты.
    Штирлиц обещал ему, что, если Мюллер обещает ему устроить
    его на работу вождем, он, Штирлиц, выкрадет Изауру.
    Мюллеру не нравилась перспектива делить власть с каким-то
    русским шпионом. Но тем не менее он пообещал Штирлицу,
    что место вождя и любимого учителя ему будет.
    Штирлиц засучил рукава черного гестаповского мундира и
    приготовился красть Изауру. Связываться со всякими там
    рабынями он не очень хотел, но место вождя ему нравилось
    очень. Он стал искать пути к глупой Мюллеровской Изауре.
    Ближайший путь лежал через столовую. Здесь обитала
    близкая подруга Изауры, такая же тупая и неравнодушная к
    мужчинам, и, тем более, крупная интриганка, толстая
    Януария. Штирлиц стал наведываться к ней каждый день,
    называя ее "леди" и "мадам", и за неделю старая
    негритянка разомлела. Она рассказала Штирлицу, где
    находится тайное отделение гарема Мюллера, где обитает
    Изаура, и предупредила, что эта бестия готова броситься
    на шею и еще кое-что каждому мужчине. Поскольку Мюллер
    обеспечил то, что Изаура видела тодько его одного,
    неудивительно, что она воспылала к нему такой любовью. На
    то, что молодая мулатка называла его "синьор Леонсио",
    Мюллер по возможности старался не обращать внимания.
    -- Януария, - сказал он толстой негритянке однажды
    вечером, - Я сегодня явлюсь за Изаурой, но я буду не
    один...
    -- Кабальо, завел себе женщину ! - Януария,
    приготовившись царапаться, бросилась на Штирлица.
    -- Не-е, - сказал Штирлиц, отскакивая к печке и принимая
    оборонную позицию, - Я буду с мужчиной.
    Раздался звон битой посуды - Януария выронила стопку
    тарелок и челюсть у нее также отвисла. От такого
    потрясения она не могла произнести ни слова, и только
    жалобно вращала глазами.
    -- Ну ладно, - сказал Штирлиц, довольный эффектом,
    который он производит на женщин. - Я пошел...
    И он, открыв дверь, послал негритянке воздушный
    поцелуй и шагнул в темноту.
    Вечером он пришел с Борманом. Януария злобно смотрела
    на партайгеноссе, злясь на Штирлица, обменявшего ее
    пламенную страсть на такое убожество. Борман, смотря на
    злобный взгляд Януарии, заволновался и спросил у
    Штирлица, не бешеная ли эта негритянка и не кусается ли.
    Штирлиц покрутил пальцем у головы и велел ему не нести
    бреда.
    -- Ну, - сказал Борман, весьма обиженный, - где твоя
    Изаура ?
    Януария, кряхтя, откупорила в полу дырку тайного люка.
    Борман в это время, ни чуть не смущаясь, преданными
    глазами смотрел ей под юбку. Штирлиц полез туда, и через
    десять минут вылез с Изаурой в руках, говорящей ему
    "Любимый синьор Леонсио" и целующей в щеку. Штирлиц
    воротил лицо и жаждал избавиться поскорей от этой
    смазливой мулатки. Мулатка целовалась с еще большей
    силой. Штирлиц хотел передать ее Борману, но побоялся,
    что тот ее уронит, а Мюллер, чего доброго, не примет с
    поломками и не сделает его вождем.
    К утру Штирлиц дотащил Изауру до Мюллера и тут же
    побежал умываться, так как был красным от губной помады.
    -- Ну как, сделаешь меня вождем ? - спросил он Мюллера,
    вытираясь им, словно полотенцем.
    -- Слово джентльмена, - сказал Мюллер, прыгая вокруг
    Изауры, стремящейся его поцеловать и щелкая
    свежевставленным передним зубом.
    -- И меня, - сказал Борман весьма категорично.
    -- И тебя, - подтвердил Мюллер, прыгая вокруг Изауры, но
    в другую сторону.
    Штирлиц сказал, что если до завтра Мюллер официально
    не произведет его в вожди, Изауру он заберет обратно.
    Мулатка, прослышав об этом, прыгнула к Штирлицу
    целоваться снова. Мюллер сказал, что организует
    произведение в вожди, как только вернется на место.
    -- Но Штирлиц... - Мюллер засмущался, не зная, как
    сказать.
    -- Говори, не стесняйся, - Штирлиц был пока что в
    прекрасном расположении духа.
    -- Видишь ли, Штирлиц, мой народ не сможет принять
    вождя, если его не будут звать Мюллер...
    -- И что ? - Штирлиц не понимал мысль Мюллера.
    -- Можно, мой народ будет думать, что ты и Борман - мои
    родственники ?
    -- Ну, я думаю, можно, - Штирлиц знал наверняка, что,
    прийдя к власти, он Мюллера назовет Штирлиц, а не
    наоборот.
    -- Ну вот, - радостно сказал Мюллер, увековечив тем
    самым свое имя.

    В полдень состоялась коронация Штирлица и Бормана. Они
    официально были названы вождями четвертого рейха, но
    фамилию им присвоили - и Штирлицу и Борману - Мюллер.
    -- Штирлиц, а как размножаются Мюллеры ? - пастор Шлагг
    стоял рядом со Штирлицем с новой удочкой.
    -- Спроси у Бормана, - сказал Штирлиц, отбрасывая
    пастора подальше.
    ЭПИЛОГ
    За окном стояла цистерна с молоком и больше ничего не
    стояло. Товарищ Сталин отвернулся от окна и спросил :
    -- Послушай, Лаврентий, как там дела у товарища Исаева ?
    -- Коба, Исаев теперь вождь в Бразилии... - грустно
    сказал Берия, ковыряя в носу и вытерая палец о штору.
    -- Это нехорошо, - сказал Сталин. - У нас есть для нэго
    хорошая камера ?
    -- Конечно, Коба, - преданно ответил Берия.
    -- Так пойди и позаботься, чтобы она через неделю нэ
    пустовала, - сказал Сталин, кроша сигареты "Camel" в
    трубку.
    -- Слушаюсь, Коба, - Берия вышел из кабинета, на ходу
    составляя ордер на арест Штирлица. Он не мог знать, что
    Штирлица невозможно арестовать.
    Сталин повернулся обратно к окну и некоторое время
    молча курил, стряхивая пепел с усов на подоконник. Через
    некоторое время он с презрением выругался и сказал :
    -- Хе, вождь...
    Нажав на звонок, он подождал, пока войдет секретарша и
    спросил, прищуривщись, оценивая полноту ее бедер :
    -- Послушай, дэвушка, какое сегодня число ?
    -- Пятое апреля тысяча девятьсот тридцать восьмого года,
    - сказала девушка, соблазнительно покачивая бедрами.
    -- Вай, - сказал Сталин и сделал знак, чтобы девушка
    вышла. Остался всего месяц его пребывания у власти. Но
    вождь этого не знал.
    Он выколотил трубку и стал задумчиво смотреть вдаль.


    ПРОДОЛЖЕНИЕ, ВОЗМОЖНО, СЛЕДУЕТ ....................
     
  8.  
    Lotos-Leo

    Lotos-Leo Рыболов

    Сообщения:
    90
    Адрес:
    М.Сторожинець, вул.Хотинська, 6\1
    Рейтинг:
    287
    Возраст:
    39
    Похождения Штирлица,
    и другие приключения Бормана.


    Пролог

    За окном проехал танк без башни и машина с молоком.
    Никита Сергеевич задумчиво почесал наморщенный лоб мыслителя и
    крякнул, подтягивая сползшие на пол штаны. Его секретарь втихоря с большим
    удовольствием повторил данный звук, и Великий Производитель Кукурузы
    остался доволен.
    - Хочется чевой-та... - жалобно протянул он, вытряхивая из карманов
    вышитых штанов шелуху от семечек вместе с помятой брошюрой "Дагоним,
    Абгоним, Перигоним и Выпьем", изданной газетой "Советский Спирт".
    - Че, бухать бум, Никит Сергеич? - секретарь сгорал от нетерпения,
    дрожа от предвкушения пол-литровой бутылки.
    - Не-е... После вчерашнего похмелья башка булькает... - вождю явно
    было нехорошо.
    Секретарь грязно выругался и сглотнул слюну.
    - Не вопи, - сказал Никита Сергеевич.
    Повздыхав минут двадцать, он бросил зубочистку в окно и спросил:
    - А че там деется у товаищча Исаева?
    - А черт его знает...
    - Это хорошо... - сказал Хрущев. - А че Берия?
    - Сидит, - коротко ответил секретарь, злобно потирая руки и тирански
    улыбаясь.
    - Тож хорошо, - сказал Хрущев, обмакивая в чернильницу пальцы левой
    руки и одновременно облизывая пальцы правой.
    Секретарь с благоговейным интересом следил за его действиями.
    - Ага, - сказал вождь, насытившись на халяву казенными чернилами. -
    слушай, как тебя, давай посадим кого-нить?
    - Давай, - секретарь вытащил из кармана обглоданный карандаш и
    измятый клочок газеты "Кукуруза у свете решениев съезда дупетатов палаты
    садоводов г. Анадыри".
    - Пши, - сказал вождь, стукая ботинком по стенке. Стенка издавала
    кряхтящие звуки и бросалась штукатуркой. Сидящие на крыше агенты ЦРУ
    оглохли от шума, сделанного сдавленными потайными микрофонами.
    - Пши, - повторил вождь, явно собираясь повторить данное побуждение
    еще раза три. Секретарь терпеливо ковырял в носу, вытирая палец о фалды
    пиджака. Не своего, естественно.
    - Пши, - сказал вождь еще раз, томно закатывая глаза. Дырка в стенке
    увеличивалась с заметной быстротой.
    - Че псать? - секретарь вычистил нос и захотел заняться чем-нибудь
    еще.
    - Пши: "Список", - сказал Хрущев, вспоминая, что надо еще. - "...
    сок", - секретарь старательно выводил непослушные и неуклюжие буквы.
    - Пши: "Приказува... то есть не, прикузавы... вобщем, пиши, чтоб
    арестовали этого... как его... ну, такой весь... с усами... то есть с
    ушами... Исаева", во! - вождь был рад, что вспомнил через минуту, а не
    через час. Жаловаться на склероз было рано.
    - "... Исаева", - произведение удалось на славу, если не обращать
    внимание на масляные пятна.
    - Дай посмотреть, - попросил Хрущев. Секретарь скромно показал
    листок. Хрущев позавидовал его способности красиво писать и так хорошо
    выражаться, и мастер эпистолярного жанра понял, что следующий ордер на
    арест придется выписывать себе самому.
    - Ладно, грамотей, тащи в контору... - Хрущев посмотрел на него
    исподлобья.
    - Тащи-тащи, и чтоб не убег до завтрева!
    Секретарь смачно плюнул на стенку и вышел из кабинета. Хрущев
    посмотрел на его плевок, прицелился и тоже плюнул. Потом вытер оба плевка
    рукавом вышитой рубашки и сказал:
    - Никак все совейское, че портить...
    А за окном проехал танк с башней и машина без молока.


    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Прошло пять с половиной лет с тех пор, как Штирлиц стал вождем в
    Бразилии. Теперь он, а не Мюллер, был вождем, и все в колонии Третьего
    Рейха подчинялись ему и благоговели перед ним. Штирлиц разъелся, по
    вечерам пел непристойные песни и даже почти совсем забыл о Мировой
    Революции.
    В гарем теперь ходил он, каждый день и по многу раз, как получалось,
    а Мюллер ходил кругами вокруг него и втихоря злился. Женщины Штирлица
    уважали, а Мюллера нет.
    Борман стал толстеть не по дням, а по часам, стал медленнее бегать и
    был тяжел на подъем, но придумывал более ухищренные пакости. Появление
    различных новейших достижений науки, техники и самогоноварения
    подталкивало его совершенствовать свое мастерство, и теперь жертва,
    зацепившаяся за невидимую веревочку, не падала, а притягивалась к дереву
    посредством влияния сильного магнитного поля на металлические предметы в
    своих карманах и ударялась током, ослеплялась вспышкой или оглушалась
    сиреной.
    Пастор Шлаг на халяву разжирел так, что уже не влезал в самую широкую
    сутану, сделанную из чехла от танка Т-34. Борман злобно потешался над ним,
    советуя носить другой чехол, от ракеты "Томагавк", и предлагал свою помощь
    в его получении. Пастор деликатно отказывался.
    Ежедневно утром два здоровых негра наполняли для смиренного
    священника водой здоровое корыто, пускали туда ведро голодных пираней, и
    пастор садился удить, взяв с собой пару бутербродов, потертую библию
    времен гражданской войны и журнал "Play boy".
    К вечеру он возвращался, не поймав, естественно, ничего, и читал
    книгу "О вкусной и здоровой пище". Негры спускали воду из корыта и
    выбрасывали хищных пираней в океан, забирая со дна перекушенные части
    удочки, обгрызанную леску и консервные банки из-под тушенки, которые
    кровожадные рыбы не могли переварить, несмотря на большие усилия. Банками
    всех обеспечивал сам Штирлиц, так как отказаться от вкусной и здоровой
    пищи, про которую читал пастор Шлаг, он был не в силах. Иногда полет банки
    из окна сопровождался жужжащим консервным ножом и неприличным
    ругательством. Если пастору счастливилось подслушивать под окном, то
    помимо ругательств и рыганий он получал банкой по лбу и долго беззвучно
    радовался, выпучив глаза. Пастор потирал лоб и повторял заклинание своего
    покровителя, чем сильно стимулировал пищеварение у гогочущего Штирлица.
    - Эй, пастор... - Штирлицу не хотелось драться, но обойтись без
    профилактического мероприятия (мордобития) было нельзя.
    - А? - Пастор, шевеля бровями, выполз из-под подоконника и уставился
    на Штирлица добрыми честными глазами.
    Увидев такой взгляд, Штирлиц немного смутился. Ему гораздо привычней
    было видеть злобный оскал, или красочный фингал под глазом.
    - Чего ты на меня так смотришь? - недоверчиво спросил он, на всякий
    случай ощупывая в кармане браунинг с выцветшей дарственной надписью. - по
    родине соскучился?
    Шлаг на всякий случай пожал плечами и отвел взгляд. Штирлиц молча
    бросил его красивым профессиональным пинком в клумбу. Пастор упал на
    колючки кактуса и принялся стонать.
    "Ностальгия", - догадался Штирлиц. - "Домой хочет"
    Пастор застонал еще пронзительнее, с подвываниями.
    Мимо него прошел Борман с чемоданом и удовлетворенно
    чмокнул губами. Партайгеноссе думал, что пастор попал в его
    хитроумную ловушку.
    - А, Борман! Вот ты-то мне и нужен... - Штирлиц свесился с
    подоконника и поманил испачканным тушенкой пальцем толстого Бормана.
    Борман переложил чемодан из левой руки в правую и с опаской подошел к
    Штирлицу.
    - Штирлиц! Как солнышко ярко светит! - улыбаясь, сказал он, пытаясь
    окончить разговор без фингала под глазом.
    - Светит, - милостливо согласился Штирлиц. Легкая желтоватая мгла
    окутывала низко повисшее небо.
    "Парит - наверное, к дождю", - подумал пастор Шлаг.
    - И твой портрет так хорошо висит, - сказал Борман, делая два шага к
    отступлению и подхалимски улыбаясь.
    Портрет, на котором был изображен Штирлиц с лицом мыслителя и с
    банкой тушенки в руке, был слегка перекошен от ветра, но тем не менее
    висел довольно ровно.
    - Висит, - согласился Штирлиц, любуясь собой.
    - Ну, я пойду... - Борман стал медленно отступать к фонтану со
    скульптурой "Штирлиц, разрывающий пасть крупному зверю (медведю)".
    - Я вот тебе щас пойду, - сказал Штирлиц. Его грозная рука смяла
    пухлого Бормана в охапку. Партайгеноссе ойкнул и выпустил из рук чемодан,
    тот упал на пастора и со скрежетом раскрылся. Куча бумаги выпала из него,
    и Шлаг забарахтался в ней, как в проруби с ледяной водой.
    Он только успел заметить, как Борман, голося о преданности Штирлицу,
    исчез в окне, и как Штирлиц с боксерскими выдохами стал наносить ему
    глухие удары.
    Пастор, кряхтя, выбрался из горки бумажек и принялся вытаскивать их
    из-под рясы. Его взгляд упал на надпись на бумажке, и он насторожился.
    Надпись гласила:

    "Листовка (бумажка). Просьба сначала прочитать, а потом от нее
    закуривать.
    Революционный народ порабощенной Бразилии!
    Отечество в опасности! И всему виной - штандартенфюрер СС фон
    Штирлиц! Он хочет пустить всю нашу любимую Бразилию на тушенку! И продать
    ее в Россию, где по улицам толпами ходят медведи (злые) и даже кусаются
    турникеты (в метро).
    Не продадим нашу любимую Бразилию!
    Кто хочет, может записываться в Комитет Спасения Бразилии под
    руководством истинного патриота и коммуниста (партбилет No 17892048)
    Мартина Бормана!"

    "Что такое партбилет?", - подумал пастор Шлаг. - "И что об этом
    подумает сам Штирлиц?"
    Из окна с воплем о глубоком недовольстве вылетел Борман,
    приземлившись рядом с раздумывающим пастором Шлагом.
    - Черт, - плачущим голосом капризного ребенка сказал он. Пастор
    перекрестился. - Противный Штирлиц! Что ему за охота драться каждый день?
    - Это верно, - неуверенно протянул пастор, оглядываясь по сторонам.
    Он знал, что со Штирлицем шутки плохи. - А скажи мне, Борман, что это за
    Комитет Спасения Бразилии?
    Борман забеспокоился. Он не знал, сразу ли Шлаг все расскажет
    Штирлицу, или же чуть погодя.
    - Пойдем отсюда, - сказал он, зная, что Штирлиц, несмотря даже на то,
    что сейчас он громко храпит, может все подслушать и потом поставить под
    глазом несколько синяков.
    Они собрали бумажки в чемодан и ушли.
    Едва два товарища по несчастью - Шлаг и Борман - изчезли за кустами,
    из за ближайшего кактуса вылез Мюллер в панамке, но с хлыстом и в кирзовых
    сапогах. Он, конечно же, все слышал и видел. Подойдя к торчащей из-под
    ветки какого-то экзотического растения бумажке, он осторожно вынул ее и
    прочитал.
    Мастер по государственным переворотам и заговорам сразу же понял, что
    к чему и привычно оценил силы сторон. С одной стороны были Борман со
    своими веревочками и пастор с удочкой, а с другой - мощный кулак Штирлица.
    Мюллер загнул три пальца на левой руке, два на правой, высморкался и полез
    в окно к Штирлицу.

    Штирлиц лежал на кровати, держа в одной руке газету "Советская
    Бразилия", а в другой - банку тушенки и делал вид, что спит. Мюллер
    осторожно снял сапоги и на четвереньках пополз к столу, на котором в форме
    пятиконечной звезды были расставлены бутылки с водкой. Вытащив одну
    бутылку из верхнего левого луча звезды, Мюллер запустил острые зубы в
    пробку и с хлопком откупорил непослушную посудину. Глотнув из горлышка, он
    почувствовал себя гораздо лучше и рыгнул. От знакомого звука Штирлиц
    очнулся от мыслей о тушенке и сале и открыл один глаз. В углу комнаты
    Мюллер пил водку из его запасов.
    - Чего ты там копошишься? - Штирлиц недовольно заворочался и со
    скрежетом почесал ногу.
    - Беда, Штирлиц, заговор... - Мюллер набил рот бутербродом с ливерной
    колбасой и показал Штирлицу листовку Бормана.
    - Так что же, заговор плетет Борман? - Штирлиц был о нем худшего
    мнения. Мюллер утвердительно закачал головой и отправил в рот второй
    бутерброд.
    - Чхал я на его заговор, - сказал Штирлиц, отобрал третий бутерброд и
    бросил Мюллера в окно.
    Приземливись в уже знакомой им всем клумбе, Мюллер чихнул и обиженно
    протянул:
    - Никто меня не любит... И по голове меня, и картошку чистить меня...
    Он поправил панамку, с любовью отцепил от нее налипший репей и
    поплелся в ту сторону, куда ушли Борман и пастор Шлаг.
    Напрасно Штирлиц так пренебрежительно относился к козням мелкого
    пакостника. Борман разбросал свои листовки по всей колонии Третьего Рейха,
    и к вечеру около его жилища собраалсь толпа равнодушных негров послушать
    очередного революционера. В прошлый раз революционер понравился только
    каннибалам с прибрежных островов. Они его и съели.
    - Друзья мои! - Борман, стоя на импровизированной трибуне, размахивал
    испачканным носовым платком и делал как можно более приветливое лицо.
    Негры смотрели на него как можно более равнодушней и дали тем самым
    понять, что тамбовские волки Борману друзья.
    Борман надрывался, обещал, угрожал, но равнодушное население
    порабощенной Бразилии отнеслось к нему с непониманием.
    Борман бросил платок на запыленную землю, плюнул и спустился с
    трибуны.
    Делу решил помочь пастор Шлаг. Задрав ногу, он забрался на трибуну и
    сказал, не надеясь, впрочем, что найдет понимание:
    - Кто женщину хочет?
    Негры оживленно вскочили и зарычали. Пастор подумал, что сказал
    что-то неправильное, и попытался улизнуть, но его поймали.
    - Где она? - нетерпеливо спросил толстый бородатый мулат, поигрывая
    остро отточенным мачете и переливающимися бицепсами.
    - К-кто она? - заикаясь, спросил пастор.
    - Та фемина, про которую ты говорил, - мулат с сомнением посмотрел на
    пастора, щелкнул языком и стал поигрывать мачете еще ужасней.
    - Так все женщины в гареме у Штирлица, - завизжал пастор Шлаг,
    пытаясь вырваться из крепких волосатых рук, держащих его за ноги, за руки
    и за два-три волоска на тщедушной лысине.
    - А зачем этому кабальо столько фемин? - задумался мулат. Данный
    вопрос много раз задавал себе Борман, когда видел, как пастор Шлаг носится
    за его секретаршами.
    Мулат уронил мачете себе на ногу. После этого он радостно прыгал
    около двадцати минут, пока его не отбросили.
    - Вот видите, - с вожделением начал Борман, решив взять власть в свои
    руки. - Штирлиц, эта противная русская свинья, забрал себе всех наших
    женщин...
    Борман говорил и говорил, не чувствуя, как мощная рука поднимает его
    за воротник.
    - Кто свинья? - спросил глухой, до боли в носу знакомый Борману
    голос, эхом перекатываясь по контейнерам с сахарным тростником.
    Негры притихли. Борман оскорбил еще пару раз Штирлица, сказал пару
    недобрых слов про тушенку, и тут сильная рука бросила его в джунгли.
    "Разве я что-то не так сказал?" - задумался Борман, приземлившись в
    самые крупные заросли колючек. Вскоре он понял, что глубоко ошибался.
    Штирлиц, поднявшись на трибуну, рыгнул и сказал:
    - А теперь все пшли домой... А кто не все, того я отвыкну Бормана
    слушать...
    Негры притихли и разошлись. Непоколебимый авторитет Штирлица
    покачнулся. Штирлиц, тем не менее, этого не понимал.

    * * *

    - Эй, ты, в шапке, подь, - Никита Сергеевич ласково подозвал Лысенко.
    - Че? - Лысенко подошел поближе и снял шапку.
    - Как там кукуруза? - Хрущев плюнул на пол и притянул поближе
    засиженную мухами тарелку с бутербродами.
    - Растеть, - Лысенко обнажил рот с несвежими черными зубами и заржал
    чему-то своему.
    - Это хорошо, - сказал Хрушев. - А этого... как его?... Штирлица
    посадили?
    - Та не знаю я, - нараспев сказал Лысенко и надел шапку.
    - Дурень ты, - сказал Никита Сергеевич, - Ты этот... арогном, во,
    значит, все должен знать! Узнай и доложи...
    - Кому? - переспросил обалдевший Лысенко, чувствуя, что он и правда
    дурень.
    - Ну, кому-нибудь, - сказал Хрущев, смачно засовывая палец в нос.

    * * *

    На захват Штирлица был отправлен специальный Отряд Милиции Особого
    Назначения из восьми человек. Во главе отряда стоял майор, имени которого
    никто не знал.
    - Не завидую я этому... как его?... Штирлицу, - радостно, как
    настоящий мелкий пакостник, сказал сектретарь Никиты Сергеевича.
    Он не знал, что не он, а Штирлиц имел все основания не завидовать
    ему.
    - Как тебя? - Никита Сергеевич стоял в дверях, - Иди-ка сюда, вон за
    тобой пришли... - глаза Генерального Секретаря светились победным
    торжеством. За дверью, вытягивая шеи, стояли сотрудники КГБ и в нетерпении
    поигрывали пистолетами.
    "Main Gott, Пришли... А я так и не передал последнюю шифровку", -
    подумал секретарь. Он бросил на пол подаренный любимым фюрером шмайссер,
    который носил за пазухой, и, закатив глаза, вышел из кабинета.
    Никита Сергеевич торжествовал. Так ненавистный ему интиллегент был
    повержен и отправлен в лагеря.
    - Не боись, - сам себе сказал вождь, потирая короткие потные руки.

    * * *
    Штирлиц негодовал. Он ожидал от Бормана любых веревочек, даже
    пенькового каната, но таких пакостей он ожидать не мог.
    Русский разведчик скорчил презрительное лицо и с негодованием и
    размахом бросил банку тушенки об стенку.
    Коровий жир медленно растекался по обоям в красно-желтый цветочек.
    - Скоты! - Штирлиц врезал об стенку второй банкой. Это относилось уже
    к Мюллеру и пастору Шлагу. Пастор, сидящий под окном с первой в жизни
    пойманной рыбиной (ничего, что дохлой), съежился.
    - Уроды! - от удара третьей банки стена треснула. Борман,
    подслушивавший с другой стороны, с визгом умчался.
    "Пора смываться", - подумал Штирлиц. - "Кругом люди этой толстой
    свиньи. А в конце-то концов, Штирлиц я или не Штирлиц?"
    Как всегда после проведения блистательной операции, Штирлиц горел на
    мелочах. Конкретно в данный момент он не мог решить, куда бы ему
    смотаться.
    В родную Россию почему-то не хотелось. Возможно, причиной такого
    недовольства любимой родиной стала листовка Бормана. Тем более, Штирлиц не
    знал, что за новый зверь появился за время его отсутствия, и как он может
    кусаться.
    Штирлиц закурил "Беломорину" и решил податься в Штаты. Он не знал,
    где они находятся, но видел раза два ихнюю валюту (один раз у Канариса, а
    другой - у Шелленберга). Доллар Штирлицу понравился.
    "Интересно, где находятся СыШыА?", - подумал Штирлиц. Глобус Украины,
    подаренный Геббельсом, не смог дать ответа на данный риторический вопрос.
    Русский разведчик выглянул в окно и заметил лысину Бормана, блестящую от
    вечерней дымки.
    - Борман, иди сюда, - голос Штирлица не допускал возражений.
    - Драться будешь, Штирлиц? - Борман знал, что от русского разведчика
    невозможно скрыться. Шансов пять у него было - из-за угла, ни о чем не
    подозревая, показался пастор Шлаг, мурлыкая под нос "мы, пионеры, дети
    рабочих".
    - Пастор тебе не поможет, - обобщающе сказал Штириц, но Борман,
    показав розовый детский язычок, исчез.
    - А, черт, - выругался Штирлиц. - Эй, пастор, поди-ка сюда!
    Пастор задрожал, но все-таки подошел.
    - Слушай, ты, толстый, может быть, ты знаешь, где эта чертова
    Америка?
    - А... в... в... - пастор, дрожа, сделал идиотскую рожу и пробормотал
    что-то непонятное.
    - Понятно, можешь проваливать, - сказал Штирлиц, занося ногу для
    выбрасывающего пинка.
    "Нет, ну все самому!", - раздраженно подумал русский разведчик.



    ГЛАВА ВТОРАЯ

    В районном центре (как его называли Штирлиц и Мюллер) Пуэрто-Дубинос
    Штирлиц быстро нашел туристическое агенство. Роскошная контора с голой
    женщиной на плакате, под которым мерно храпел сам хозяин заведения,
    привлекала всех своей пустотой и прохладой.
    Штирлиц, поправив только что вымененный на шесть банок тушенки черный
    пиджак, открыл дверь и хотел высморкаться, но в носу было сухо, как с
    бочке с сухарями. Штирлиц выругался и вошел внутрь.
    - Эй, хозяин! - позвал он, одновременно освобождая стол данного
    заведения от завалявшихся там мелких предметов.
    - Слушаю Вас, товарищ Штирлиц, - хозяин, небритый и с заплывшими от
    жира глазами вылез откуда-то из-под стола и дыхнул в лицо русскому
    разведчику запахом перегара от вчерашнего одеколона "Победа".
    - Вот что, - сказал Штирлиц, воротя лицо, - Ты мне билет на курорт, в
    Штаты обеспечь, да побыстрей, а то я, ты знаешь, в гневе люблю драться
    ногами...
    - Понял, товарищ Штирлиц, - сказал хозяин туристического агенства,
    доставая из кармана огрызок карандаша "Конструктор 2М".
    Он нашел в столе незаполненный билет и спросил:
    - Вам сегодня или потом?
    - Сегодня, - категорично сказал Штирлиц. - Знаю я ваши потом. От вас
    потом и вилки от тушенки не дождешься.
    - Тогда сегодня, сказал хозяин, вписывая в билет:

    "Имя - товарищ Штирлиц.
    Фамилия - не знаю, наверное, тоже товарищ Штирлиц.
    Место отправления - Пуэрто-Дубинос.
    Место прибытия - Вашингтон, Д.С.
    Количество багажа - очень много банок тушенки."

    При упоминании тушенки владельца туристического агенства перекосило и
    он плюнул себе на лапоть.
    - Прекрасно, - сказал Штирлиц, вырывая у него билет.
    - Э, постойте, товарищ Штирлиц, а деньги?
    - Я вот тебе щас дам деньги, - в этом хозяин туристического агенства
    никогда не сомневался.
    Вытерев через полчаса окровавленный нос, он подумал:
    "Ничего, все равно же катастрофы каждый день. "

    - Послушай, Штирлиц, не желаешь ли развлечься? - перед Штирлицем
    стояла дама в мини-юбке, легко поигрывая чем-то длинным и резиновым.
    - Желаю, - сказал Штирлиц весьма галантно и взял ее за талию.
    - У тебя или у меня? - спросила дама, вырываясь из слюнявого,
    пахнущего тушенкой поцелуя.
    - Сначала давай у меня, потом у тебя, а потом где-нибудь еще, -
    Штирлиц, несмотря на то, что ему было некогда, всегда находил время на
    очаровательных дам.
    - В парке не буду, - сказала дама, показывая два ряда ослепительно
    блистающих зубов.
    - Я тоже не буду, - сказал Штирлиц, нежно и с легким скрипением валя
    ее на скамейку.
    Дама дала ему пощечину, размазала по лбу фиолетовую губную помаду в
    желтую полосочку, вырвалась и убежала. Штирлиц стер помаду и нахмурился.
    Так плохо к русскому разведчику еще никто не относился.
    "Тут чувствуются проделки этой толстой свиньи - вот только какой -
    Бормана или пастора?" - подумал Штирлиц.
    Вырвав цветок из клумбы, он воткнул его в петлицу своего, уже немного
    помятого костюма.
    До начала рейса оставалось сорок минут.

    Аэропорт Штирлиц нашел не сразу. Войдя внутрь, он подошел к
    очаровательной негритянке в авиационной форме и издалека показал билет.
    - Ах, это Вы, товарищ Штирлиц! - нежно воскликнула негритянка
    каким-то очень знакомым голосом.
    - Да, это я, - сказал Штирлиц, весьма довольный.
    - Давайте Ваш билет до Вашингтона, - сказала негритянка.
    Штирлиц не мог узнать английского агента, так как после шутки с
    газовой камерой тот никак не мог отмыть черные пятна на лбу и на носу.
    Пришлось покраситься гуталином в черный цвет, и английский агент
    радовался, что Штирлиц не узнал его.
    - Пожалуйста, проходите на посадку, - сказал английский агент,
    поднимая шкуру от тигра и показывая обшарпанный самолет со множеством
    выбоин на корпусе в конце взлетной полосы.
    - Это что? - русский разведчик был неприятно удивлен.
    - Это самолет компании "Дуос Кретинос и сыновья", а что такое?
    - Какой такой самолет кретина, что это за корыто?
    - Да ладно Вам, товарищ Штирлиц, Муму пороть, - сказал кто-то из-за
    занавески.
    Штирлиц почему-то успокоился и пошел к самолету.
    Все подумали, что самолет ему понравился, на самом же деле Штирлиц
    подумал, что нечего выпендриваться, раз билет на халяву.
    Внутри было тихо, темно и пахло туалетом.
    Штирлиц сел на первое попавшееся место и хотел задремать, но место
    икнуло и сказало:
    - Милейший, вы же на меня сели!
    - В самом деле? - Штирлиц пощупал под задом и нашел там тщедушного
    старичка в спортивном костюме. Он вытащил его из-под себя, посадил в
    кресло рядом и пристегнул ремнем, чтобы не выпал.
    - Вот так, молодой человек, - сказал старичок, поправляя заплетенные
    в узелок ноги.
    - Да, - сказал Штирлиц, и плюнул на пол: - Заразы!
    - Это вы кого имеете в виду? - живо поинтересовался старичок.
    - Бормана я имею в виду, - сказал Штирлиц и исподлобья посмотрел на
    старичка.
    - Хе! - сказал тот, после чего всю дорогу не сказал ни слова.
    Самолет компании "Дуос Кретинос и сыновья" попался никудышный.
    Пролетев сто километров, пилот напился, и чувствовал себя хреново. Самолет
    качался и в салоне плохо пахло. Штирлиц нервничал. Он знал, что от пьяных
    пилотов можно ожидать любых паскостей почище, чем от Бормана.
    Наконец через некоторое время полета внизу показалась статуя Свободы,
    окутанная вечерней дымкой.

    * * *

    Товарищ Хрущев сидел в кресле, положив ноги на лежащую на столе
    газету "Советская Россия". Перед ним лежала распечатанная телеграмма,
    гласившая:

    "Сообщаем,
    что известный Вам товарищ Исаев отбыл вчера из Бразилии в неизвестном
    нам направлении."

    - Растяпы! - Никита Сергеевич бросил ботинок о стенку. Ботинок
    крякнул и прекратил свое существование. - Козлы! - второй бониток ударился
    о стенку и упал рядом с первым. - Всех посажу! - и первый носок упал рядом
    со вторым ботинком.
    Никита Сергеевич в гневе сполз с кровати и принял полный стакан
    самогона.

    * * *

    - Уважаемые пассажиры, наш самолет приземлился в аэропорту города
    Вашингтон, желаем вам приятного пути, а теперь все пшли отсюда, - молодая
    стюардесса с крутыми бедрами совершенно неласково выпроводила всех из
    самолета и заперла его на амбарный замок.
    - Когда с Вами можно будет встретиться? - нетерпеливо поинтересовался
    Штирлиц.
    - Как вы смеете, я мужу скажу! - возмутилась стюардесса.
    - Мужу я сам скажу, если хотите, - пообещал Штирлиц. - Так когда?
    - Шли бы Вы, товарищ Штирлиц... - предложила стюардесса и назвала
    место, в которое нужно идти.
    - Грубиянка, - резюмировал русский разведчик и отправился в
    пристегнутый к самолету "рукав".
    Сразу же после рукава Штирлиц заметил два коридора - направо и
    налево. Он почесал за ухом и пошел в левый коридор, катя перед собой
    тележку с чемоданами.
    Внезапно Штирлиц почувствовал, что слабые, но цепкие руки затаскивают
    его куда-то налево, разрывая фалды пиджака. Штирлиц удивился и лягнул
    ногой кого-то сзади. Раздалось всхлипывание, и кто-то сказал на чистом
    русском языке, противно шепелявя:
    - Отдавай коселек, шволось!
    - Я тебе дам кошелек, - сказал Штирлиц, поднимая нахала, обросшего,
    как казалось, темной шерстью и воняющего помойкой, повыше. - Во-первых, я
    тебе не кошелек, а в морду дам, но это все во-вторых. Я русский разведчик
    Исаев, и не позволю всякой американской свин... ба, да это же Шелленберг!
    Шелленберг, обросший до неузнаваемости и изрядно похудевший, узнал
    Штирлица раньше, и принялся радостно подвывать, несмотря на ушибленную об
    стенку при падении ногу.
    - Вальтер... - сказал Штирлиц, готовясь прочитать назидательную речь.
    - до чего же ты опустился!
    - Да вот, - сказал Шелленберг, явно показывая широкую прореху в
    верхнем ряду нечищенных зубов. - Живем мы тут плохо.
    - "Мы" - это кто? - удивился Штирлиц.
    - Это я и Айшман, - сказал Шелленберг.
    - Как! Вас отпустили? - Штирлиц наверняка знал, что на Лубянке можно
    задержаться надолго.
    - Ага... Мы шебя вели плохо, - радостно сказал Шелленберг.
    - Это хорошо, что плохо, - сказал Штирлиц, весьма довольный. Он был
    доволен, что есть хоть кто-то, кому можно будет для профилактики бить
    морду.
    - А где ты живешь? - поинтересовался он.
    - Где... где придетшя, - обреченно сказал Шелленберг.
    - А Айсман где?
    - В баре прохлаждаетшя, - Шелленберг потрогал явный синяк под левым
    глазом.
    - Ладно, - сказал Штирлиц, принимая решительный вид. - Я поставлю вас
    на ноги!
    - Лушше доллар дай, - попросил Шелленберг.
    - Зачем тебе доллар? - медленно философски изрек Штирлиц.
    - А! - сказал Шелленберг, делая вид, что он понимает больше, чем
    Штирлиц. - Жа доллар можно женфину купить!
    - Женщину?! Это хорошо! - сказал Штирлиц, похрустывая пачкой
    стодолларовых бумажек, нарисованных одним его знакомым в Бразилии.
    - Пофли купим по парофке, - предложил Шелленберг, глядя на заветную
    пачку.
    - Нет, бабы потом, - сказал Штирлиц озабоченно. - Пойдем Айсмана
    найдем.
    - Жашем нам Айшман... - засопротивлялся Шелленберг, - от него же одни
    убытки...
    - Какие убытки? - Штирлиц обожал истории о финансовых махинациях.
    - Пофли, рашшкажу, - сказал Шелленберг, выводя Штирлица из аэропорта.
    За ними устремился полицейский.
    - Ну так вот, - начал бывший шеф Штирлица, - Я вфера достал пять
    долларов. Эта свинья Айшман жабрал их и вот теперь напилшя... Пофли в бар,
    фде он фидит.
    В баре играла неизвестная никому музыка, состоящая из хаотичных
    ударов по чему-то деревянному и металлическому.
    Айсман сидел за крайним столиком и выл от удовольствия. Его повязка
    на левый глаз сползла. Закрытый обычно глаз смотрел по сторонам, чего бы
    стянуть, как локатор. Неожиданно глаз выпучился. В дверях показался
    Штирлиц в черном костюме, с цветком в петлице, и с Шелленбергом под
    мышкой.
    "Рассказал... Все рассказал", - мелькнуло в мозгу Айсмана. Шелленберг
    соврал Штирлицу - с Лубянки их никто не выгонял за плохое поведение. Они
    удрали, когда находились на лесозаготовках на Чукотке, где только и
    делали, что ничего не делали. Айсман сразу протрезвел и сполз на пол.
    - Айсман! - радостно сказал Штирлиц.
    - Штирлиц, - неприветливо пробурчал Айсман, стоя под столом на
    четвереньках.
    - Не злись, Айсман, я же ненарочно, мне долг приказывал. - Штирлиц
    вспомнил похождения с мнимым баром на Кубе.
    "Кто это - Долг?" - удивился Айсман.
    - Ты про что это? - спросил он, высунувшись из-под стола.
    - Да так, к слову пришлось, - сказал Штирлиц. - как живешь без меня?
    - Плохо, - сказал Айсман и икнул. - Женщин нет, растительности нет,
    кефира нет, Бормана нет, дешевых туалетов нет, "Беломора" нет, вина нет,
    пива нет, самогона нет, даже горилка отсутствует, жить негде.
    - Это хорошо, - сказал Штирлиц. - А где жить, мы уж как-нибудь
    найдем.



    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    Нельзя сказать, чтобы ферма Джона Вейна процветала. Скорее, она не
    процветала, а даже совсем наоборот. Все хозяйство Вейна, корова,
    автомобиль "Паккард", никогда не бывший на ходу и четыре тощие курицы,
    пришло в запустение и было заложено в ломбард.
    Поэтому, когда Штирлиц появился на его ферме, Вейн принял его за
    судебного исполнителя и треснул его оглоблей по голове.
    - Больно же, - сказал Штирлиц.
    Вейн удивился.
    - Чего надо, motherfucker? - грубо спросил он.
    - А чего ты ругаешься? - обиделся Штирлиц. - Человек пришел по делу,
    хочет тебе бизнес предложить, а ты его палкой...
    - Какое дело? - живо среагировал Вейн, доставая из шкафа запыленную
    бутыль с самогоном.
    - Мы у тебя поживем, будем хорошо платить, а ты помалкивай и не
    задавай глупых вопросов.
    - Банк грабить будете? - тут же спросил Вейн, делая интонацию на
    последнем слове.
    - Посмотрим, - сказал Штирлиц, вручая Вейну банкноту в 100 долларов.
    Тот почти что совсем офигел.
    - Слушай, Джоанна, тут пришел какой-то сумасшедший..., - начал он.
    - Не сумасшедший, а товарищ Штирлиц, - сказал Айсман, входя с большим
    чемоданом в руках.
    - ... и дал мне сто долларов...
    - Много - мы можем вжять шдачу, - сказал Шелленберг, также появляясь
    в дверях.
    - Чего надо? - заученно спросил Вейн.
    - Мы здесь жить будем, - сказал Айсман голосом, категорически не
    допускающим никаких возражений. - Мы от товарища Штирлица.
    - А, от этого, - сказал Вейн. - Ну, живите...

    Айсман предполагал, что жизнь у Вейна будет приятной и легкой. Вейн
    тоже считал, что наличие двух здоровых бездельников избавит его от хлопот,
    поэтому в день прибытия заставил Айсмана и Шелленберга вспахать вручную
    сорок акров. К вечеру Айсман и Шелленберг уже продумывали план побега. Они
    заспорили чересчур громко, Вейн вмешался и на всякий случай посадил обоих
    под замок.
    Когда Штирлиц ехал к Вейну на свежеотремонтированном "Паккарде", два
    друга скандировали, просунув головы между реек оконной рамы амбара:
    - Са-атрап, са-атрап!
    - Это вы кому? - хмуро спросил Штирлиц, засучивая левый рукав. Оба
    исчезли в амбаре, появился Вейн.
    - Это они мне, - сказал он и пояснил: - Работать не хотят.
    - В зуб, - коротко пообещал Штирлиц, вертя в руке юбилейный кастет на
    цепочке.
    - Пойдемте, выпьем, товарищ Штирлиц, - засуетился Вейн, ходя вокруг
    русского разведчика кругами.
    - Пошли, - согласился Штирлиц.
    Из окна амбара показалась морда Шелленберга.
    - Шатрап! - крикнул он и исчез.
    - По-моему, это он мне, - сказал Штирлиц хмуро и полез в амбар. Там
    раздалась глухая возня, удары, и русский разведчик вылез, весьма
    удовлетворенный.
    - Теперь пошли, - сказал он, доставая из кармана бутылку
    "Смирновской".
    - Ага, - сказал Вейн, и собутыльники удалились.
    - Шкотина, - глухо сказал Шелленберг, потирая ушибленный нос. - Мы
    вот ему покажем...
    - Покажем, покажем, - согласился Айсман, с беспокойством оглядываясь
    по сторонам.
    В доме Вейна загорелась керосиновая лампа. Через полчаса оттуда
    раздались пьяные голоса:

    "Вихри враждебные веют над нами-и-и-и...,
    Темные силы нас зло-о-о-бно гнету-у-ут..."

    Еще через полчаса все стихло, и дремлющую в густой темноте ферму
    потрясли звуки мощнейшего храпа.
    - Штирлиц, - утвердительно сказал Айсман, перетряхивая слипшуюся,
    почему-то сырую солому. Ему не ответили. Айсман позвал Шелленберга, но
    потом огляделся и заметил дырку в стене. Попытавшись пролезть в нее, он
    застрял и таким образом провел ночь.

    * * *

    В это время в Бразилии, в колонии Третьего Рейха, проходил ночной
    допрос. Майор с неизвестной фамилией, развалившись в плетеном кресле,
    допрашивал пастора Шлага.
    Говорить пастору помогали два ОМОН'овца, путем ударов по животу и
    голове. Пастор вопил, но не признавался. И не потому, что был такой
    стойкий. Просто он ничегошеньки не знал.
    - Ничего, расскажешь, - обещал майор, почесывая под кителем набитый
    бараниной живот.
    - Ничего не знаю, - стойко отвечал пастор на каждый удар по животу. К
    ударам по голове он произносил междометие "Ай" и плевался на пол (совсем,
    как Штирлиц).
    - Ладно, - сказал майор, вынув их ушей вату. - Тащите другого...
    потолще.
    - Я здесь! - Борман появился, как всегда, внезапно, и встал перед
    майором. Тот любил, когда ему подчинялись непрекословно, как девочки в
    баре.
    - Где Исаев? - спросил майор, делая грозное лицо.
    - Тю-тю, - сказал Борман, делая покачивания руками, как крыльями. От
    такого опасного для окружающих движения пол скоро был усыпан толстым слоем
    веревочек и гвоздей.
    - Я тебе дам "тю-тю"! - заорал майор. - Говори по человечески, а то
    как дам... в нос...
    - Улетел Исаев, - сказал Борман, радуясь, что пакость, похоже,
    пройдет безнаказанно. - В Америку подался...
    - Гм, - важно сказал майор. - Америка - это не наша юрисперден... то
    есть мы туда не поедем.
    - Вот и я говорю - "тю-тю", - сказал Борман, садясь на пол рядом с
    майором. Майор вскочил, так как тонкая, но очень острая булавка впилась
    ему в зад и заорал:
    - Встать! Молчать! Кругом! Равнение налево! Ружье на плечо! Воздух!
    А-а-а-а!
    Борман тихо отполз в угол и сидел там с хронометром, считая секунды,
    нужные майору для успокоения. Новый препарат для возбуждения, похоже,
    должен был стать очередной яркой страницей в его деятельности.
    - Тридцать семь секунд, - сказал он наконец, втайне радуясь такому
    замечательному рекорду.
    И тут же последовал легкий, но умеренный пинок.

    * * *

    Утром Штирлиц проснулся от мычания коровы в хлеву.
    "Деревня", - подумал он, доставая из-под подушки стакан. - "Как же я
    сюда попал? Черт, как после вчерашнего башка трещит..."
    Бутыль из-под "Смирновской" была угнетающе пуста. Штирлица
    перекосило. Бутыль с самогоном отдавала мазутом. Штирлиц зажал нос и
    хлебнул. Внутри живота забулькало и зашипело. Русский разведчик пустил
    желтовато-сероватую слюну на стенку и выскочил во двор.
    Из стенки амбара торчала чья-то голова. Штирлиц пригляделся и узнал
    Айсмана.
    - А я застрял, Штирлиц! - радостно сказал тот, от нечего делать
    колотя затылком по стене.
    - А где Шелленберг? - живо поинтересовался Штирлиц, собираясь
    нахмуриться и серьезно повеселиться.
    - Смылся, - сказал Айсман. - он же не такой толстый. - И он
    самодовольно задвигал животом.
    Штирлиц выругался и стал заводить "Паккард". Из дома показался Вейн в
    кальсонах, сделанных из мешка, с надписью "The United States of America.
    Genuine Condoms".
    - Водки привези, - дрожащим голосом попросил он, со скрежетом
    почесывая распухшую небритую рожу.
    Шелленберг убежал недалеко. За рекой его поймали грабители и раздели
    почти-что догола. Шелленберг плакал и матерился на родном языке
    (по-английски). Штирлиц успокаивал. Потом посадил в "Паккард" и повез
    обратно.
    - Не поеду к этому шатрапу! - завизжал Шелленберг. - Он на нас пахать
    хошет.
    - Он больше не будет, - пообещал Штирлиц, - я ему в морду дам, он
    меня знает.
    - Не верю, - сказал Шелленберг и тут же, получив подзатыльник, больно
    прикусил язык.
    Вейн стоял на крыльце дома. Лицо его было озабочено.
    - Штирлиц, у нас гости, - сказал он, указывая подбородком на Отряд
    Милиции Особого Назначения, засевший в стогу соломы. Руки были заняты
    наручниками.
    - Чего надо? - неласково спросил Штирлиц, нащупывая в кармане, под
    шелковой подкладкой, холодную и увесистую гранату.
    - Сдавайся, Исаев, - сказал майор, не имеющий фамилию. - А то мы тебя
    возьмем приступом и больно накажем.
    - Попробуйте, - вызывающе сказал Штирлиц, вынимая гранату. Омон'овцы
    попятились.
    "Сейчас будет очень хорошая драка", - подумал Шелленберг. Он, как
    всегда, не ошибался. Граната с отсутствующими внутренностями, но набитая
    именным свинцом, ловко плясала по пустым головам ОМОН'овцев и лично по
    голове бесфамильного майора, извлекая из нее звуки пустой бутылки и
    подозрительные по тембру звуки.
    - Я тебе накажу..., - шипел Штирлиц, колотя гранатой по его голове.
    Майор ужасающе выл.
    Айсман и Шелленберг с трудом оторвали бушующего Штирлица от стонущего
    и слабо, но четко матерящегося майора.
    Отряд Милиции Особого Назначения в панике разбежался по всей округе.
    Майор остался.
    - Дать бы тебе еще пару раз по морде, - сообщил Штирлиц свое желание
    майору. Айсман услужливо суетился около Штирлица, поправляя испорченную
    потасовкой внешность йодом.
    - Жа фто? - поинтересовался Шелленберг.
    - Сначала врежем, потом решим, - сказал Штирлиц, вытирая руки об полы
    пиджака. Кулак его левой руки покрывали три свежие ссадины от зубов майора
    и один синяк от удара по голове. Мыслящий агрегат у майора был пустой, но
    твердый, как пустая бутылка из славной местности Шампань.
    - Ну, - сказал майор, с трудом вращая заплывшими челюстями, - теперь,
    Штирлиц, тебя точно расстреляют через повешение.
    - Когда пымают, - сказал Айсман и тут же получил свежий подзатыльник.
    Подзатыльники у Штирлица не залеживались.
    - А ведь правда, расстреляют, - сказал, подумав, Айсман. - И нас
    вместе с ним, - добавил он вполголоса и тоже был наделен таким же свежим
    подзатыльником. Штирлиц не любил мрачные мысли и предпочитал изгонять их
    при помощи водки, тушенки и милых радисток.
    Из дома вышел Вейн в новых кальсонах с другой надписью: "Дорогому
    товарищу Вейну от дорогого товарища Штирлица ко дню взятия села Улюль-муму
    под озером Хасаном (Китай)". Надпись получилась длинная и неровная, но
    умная.
    Вейн потирал руки, нывшие от наручников. Бензопила "Дружба"
    модификации "народов Африки" пилила даже вороненую сталь.
    - Чего это он? - спросил Вейн, продолжая потирать руки.
    - Он дерется, - сказал Шелленберг.
    - Ну, и вы ему дайте, - посоветовал Вейн.
    Штирлиц с воплем "сволочь, скотина" бросился на майора и стал бить по
    потной морде. Он развеселился не на шутку. Русского разведчика не сразу
    оторвали от дважды избитого майора. Майор удивленно вращал глазами и
    плевался. Красивый синяк под глазом размером восемь на двенадцать
    сантиметров светился победным торжеством.
    Штирлиц кипел от злости. Он считал себя неприкосновенным русским
    разведчиком, много раз Героем Советского Союза и вообще почетным членом
    Политбюро ЦК КПСС. Лауреат приведенных званий не мог предположить, чтобы
    толстая свинья в вышитой рубашке, обожравшись кукурузы, решила арестовать
    его, самого любимого товарища Штирлица.
    - Слушай, майор, мне надо в Москву, - сказал Штирлиц. - Давай триста
    зеленых на билет.
    - А ражве у тебя нет? - удивленно спросил Шелленберг, но тут же
    заткнулся, получив увесистый удар в ухо.
    Майор вытащил из кармана пачку разносортной валюты, Штирлиц вырвал ее
    и сказал:
    - Я сам разберусь, чего надо...



    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    Стюардесса попалась понятливая, но сухая и довольно противная. Она
    равнодушно ходила вокруг Штирлица, толкующего ей о превосходстве одной
    банки тушенки ("одной, заметьте, мадам, всего одной") перед горки
    бутербродов ("целой кучи, мадам") с красной икрой. Еще он сказал, что икра
    вообще липнет к зубам, после чего ее приходится счищать салфеткой, и не
    представляет для него, русского разведчика Штирлица по фамилии Исаев,
    никакого интереса. Стюардесса жалобно зевнула и потеряла вообще всякий
    интерес к Штирлицу.
    Выйдя из самолета, Штирлиц понял, что его встречают. Неподалеку от
    взлетно-посадочно-катастрофной полосы, на которой раз в месяц непременно
    разбивались два-три самолета, стоял черный "воронок". Около него паслись
    четверо в черном, от скуки зевая через каждые три секунды по очереди.
    Не успел Штирлиц подойти к концу трапа, как его обступили со всех
    сторон. Штирлиц достал кастет и приготовился драться. Драки, впрочем, не
    последовало.
    - Здравствуйте, дорогой товарищ Штирлиц! - сказал один из тех, в
    черном.
    - Привет, привет, - хмуро сказал Штирлиц, кладя в карман кастет.
    - Садитесь в машину, глубочайшеуважаемый и великий Максим Максимыч, -
    предложил другой. Штирлиц бросил чемодан в багажник и плюхнулся на
    сиденье.
    - В Кремль, - сказал он, предполагая, что за время отсутствия во
    вражеских странах он, возможно, стал большим начальником.
    Мотор взревел, и машина помчалась в Кремль.

    - Так, - сказал Никита Сергеевич, поглаживая собственную лысину. -
    Значит, товарищ Штирлиц...
    - А что, не нравлюсь? - хмуро спросил Штирлиц, ощупывая в кармане
    кастет. Вообще-то его предупредили, что здесь драться не принято, но он
    мог и не удержаться.
    - Да нет, нрависься, - сказал Хрущев, подергивая левой ногой.
    - А у вас микрофон в стене, - сказал Штирлиц, тыкая пальцем в стенку.
    Оба английских шпиона мгновенно оглохли от выстрела в наушниках.
    - Ну так выковыряй, - посоветовал Никита Сергеевич.
    Штирлиц стал вытаскивать микрофон и запутался в проводках. На другом
    конце провода английский шпион сопротивлялся, пытаясь удержать
    вытягиваемый из рук провод.
    - А у вас вот еще телекамера какая-то в стенке, - сказал Штирлиц,
    делая удар ногой по стене.
    - Была, - радостно сказал Хрущев, глядя, как катаются по полу осколки
    битого стекла.
    - Ага, - сказал он, хлопая себя по вспотевшей лысине. - Ты, Штирлиц,
    хороший мужик. Хочешь быть нашим вражеским шпионом в СШАх?
    - Не, не хочу, - сказал Штирлиц. - Хочу к телк... то есть к бабам.
    - Баба - это хорошо, - сказал Хрушев, растирая пот по скольской
    лысине. - Баба - она это... ну... она корову подоить может... и... эт о...
    - Да, - сказал Штирлиц. - А у вас диктофон под стулом, - раздался
    треск ломаемых деталей диктофона.
    - Нет, брат Штирлиц, нельзя тебе пока к бабам, - сказал Хрущев.
    Штилиц обреченно вздохнул. - Без тебя родине х... в общем, нехорошо будет.
    Так что езжай в США, вренд... вредн... в общем, вдренняйся в ихние
    загнившие ряды и будь там нашим шпионом. А то смотри, у нас длинные руки,
    - и Никита Сергеевич важно вытянул толстую, короткую волосатую руку. На
    рукаве был четкий отпечаток губной помады, а на руке синела татуировка "Не
    забуду родное село".
    - А к бабам когда? - спросил Штирлиц.
    - Я скажу, когда можно будет.
    Штилиц повернулся на каблуках и пошел к двери.
    - А у вас еще микрофон, - сказал он, и парагвайский шпион оглох от
    треска.
    "Классный мужик", - подумал Хрущев, ковыряясь в зубах какой-то частью
    от поломанного диктофона. - "Он этим шпионам, ... (последовало крепкое
    украинско-татарское ругательство), все болтики поломал... Ну, Кеннеди,
    держись, к тебе сам Штирлиц едет..."
    При выходе из Кремлевского кабинета Хрущева стоял тот же воронок.
    - Поздравляем Вас, любимый товарищ Штирлиц, с назначением русским
    резидентом в Америке..., - согнувшись в поклоне, сказал один из них.
    "Скоты. Уже пронюхали", - подумал Штирлиц, садясь в машину.
    - Виски, тушенка? - спросил другой, услужливо вытаскивая прищемленные
    дверцей фалды пиджака Штирлица.
    Штирлиц подобрел.
    - Не надо виски, - сказал он. - ОНЛУ Тушенка.
    Он вынул из кармана самоучитель английского языка и погрузился в
    чтение. От читаемых им иностранных слов на русский лад английскому агенту,
    сидящему в багажнике, стало дурно и он в судорогах прокусил запасную шину.
    - В аэропорт, - буркнул Штирлиц, запахивая пиджак и поправляя левый
    галстук. Вообще-то в те времена не было обычая ходить в нескольких
    гастуках, но Штилиц носил всегда две штуки, для конспирации: в правом была
    рация, а в левом громыхала банка тушенки. Теперь же левый гастук был пуст,
    а его содержимым наслаждался Никита Сергеевич.
    "Жирная свинья", - про себя оскорбил его Штирлиц и плюнул на пол
    машины.
    В это время Никита Сергеевич поперхнулся шурупом, попавшимся в
    тушенке, и подумал почти то же самое.
    Самолет с облупившейся краской на бортах слегка захрюкал и стал
    медленно выруливать на взлетно-посадочно-катастрофную полосу, так как
    бортмеханик был просто не в силах скорее вращать педали.
    Наконец хрюканье усилилось, перешло в рев и самолет, дрожа и
    потряхивая заклеенными бумагой в линеечку крыльями, стал пытаться
    оторваться от земли. Наконец бортмеханик сделал последнее дерганье за
    педаль, самолет оторвался от земли и стал парить в воздухе, изрыгая клубы
    дыма - это радист стал топить паровой котел.
    Штирлиц сидел рядом с толстой негритянкой в дымчатых очках. Даме было
    нехорошо, она хотела в туалет, но такое удобство в самолете компании
    "Падайте с самолетов Аэрофлота" было не предусмотрено.
    Английский агент из-под дымчатых очков поглядывал на Штирлица, и
    думал, какой он молодец, как ловко притворяется. Штирлиц думал о том,
    чтобы негритянку, не дай бог (черт возьми, бога нет) не стошнило ему на
    новые штаны с еще только всего одной заплатой.
    - А скажи-ка мне, милый Штирлиц, куда это ты летишь? - спросил
    английский шпион. Он, конечно же, знал, куда летит Штирлиц, и зачем, но он
    хотел проверить, что скажет ему сам русский разведчик.
    - К бабам, в Америку, - соврал Штирлиц.
    - А вот и врешь, - запрыгал английский шпион. - Ты летишь, чтобы
    завербоваться на работу русским шпионом.
    - Ну, что поделаешь, - кротко сказал Штирлиц. - Приходится иногда
    соврать, чтобы утащить красивую даму в постель...
    Английский агент прикусил язык и испуганно посмотрел на Штирлица. Он
    увидел два злых, глубоко посаженных глаза, кастет и ему стало очень
    страшно.
    Спать со Штирлицем не хотелось, несмотря на обещанное шефом
    повышение.
    - Штирлиц, так я вообще не женщина, - испуганно сказал английский
    шпион.
    Штирлиц отвернулся и начал плеваться в проход между креслами.
    "Опять на этих напоролся", - подумал он.
    "Неужели я ему не понравился?", - обиженно подумал английский шпион,
    доставая походное карманное зеркало с керосиновой лампой.
    Он насупился и отвернулся к окну. За окном стремительно пролетали
    вверх туманные облака.
    - Эй, Штирлиц, мы кажется падаем, - сказал английский шпион, тряся
    Штирлица за рукав.
    - Не запугаешь, - сказал Штирлиц, держа в одной руке парашют, а в
    другой - кастет и шесть банок тушенки.
    - Штирлиц, скажи скорей, где ты парашют взял? - вежливо
    поинтересовался английский шпион.
    - У русских разведчиков всегда с собой парашют, - сказал Штирлиц.
    "Вон оно что", - подумал английский шпион, доставая свой парашют из
    складок шпионского платья.
    "Кажется, я опять сказал чего-то лишнее", - подумал Штирлиц,
    выскакивая с парашютом.

    * * *

    Тихо спал простой и незаметный в пустынных прериях американского
    континента городок Вашингтон. Неожиданно с неба спустился Штирлиц,
    разбросывая по вычищенной обширным штатом дворников местности пустые банки
    из-под тушенки.
    Он ступил на благодатную американскую землю, громко чавкая и ругаясь.
    На земле лежал прищемивший его ботинок фабрики "Скороход" капкан, сжав
    свои ржавые, грязные челюсти.
    "Чувствую, Борман где-то рядом", - подумал Штирлиц, мощными усилиями
    разрывая челюсти капкана. Капкан сказал "Кххх..." и треснул. Штирлиц
    победно отбросил его обломки подальше и высморкался.
    Звук освобожденного носа эхом прокатился по спящей округе.
    Партайгеноссе Борман, сидя в дупле в тиши леса, услышал знакомое
    ругательство и живо навострил уши. Знакомый запах тухлой тушенки уже давно
    щекотал его ноздри. Он взобрался на самую верхушку самого высокого дерева
    и стал напряженно вглядываться в темноту.
    Тускло светили звезды и керосиновые лампы на советских
    спутниках-шпионах. Тихо ворчали голодные филины в таких же, как у Бормана,
    дуплах. Партайгеноссе спустился вниз и подумал, с удовольствием чмокая
    губами:
    "Штирлиц...", - и детская, безмятежная улыбка расплылась на его
    заплывшей жиром роже.
    - Вот я тебе набью сейчас морду, - послышалась вблизи до боли во всех
    частях тела знакомая фраза.
    Борман испуганно оглянулся и увидел Штирлица.
    Бежать было поздно.
    - Не сердись, Штирлиц, я же не для тебя, я для этих... - он попытался
    начать миролюбивый разговор.
    - Ты про что? - хмуро спросил Штирлиц, поигрывая маузером.
    - А ты как, - поинтересовался Борман, - в яму попал или в капкан?
    - В капкан, - сказал Штирлиц, протягивая к нему руку.
    - Ну, вот про это я и говорил, - сказал Борман, чувствуя, как мощная
    рука Штирлица поднимает его за шиворот.
    Последовал удар о какое-то чрезвычайно твердое дерево и старческие
    оханья и похрюкивания.
    - Кто меня мусорам заложил? - ласково спросил Штирлиц, бросая Бормана
    о следующее дерево. Борман охнул и сказал "Это не я".
    - Значит, ты, - сказал Штирлиц. Новое дерево огрело Бормана по лбу. -
    А кто заговор плел?
    - Это тоже не я, - сказал Борман, с трудом уворачиваясь от очередного
    острого ****.
    - Вот видишь, - сказал Штирлиц. - А еще пионер...
    Борман в изнеможении опустился в теплую лужу и стал жадно пить.
    - Не пей - совсем козлом станешь, - посоветовал Штирлиц.
    - Бе-е-е-е-е, - хмуро отозвался Борман, вставая на четвереньки.
    Мощный пинок заставил его искупаться в луже с головой.
    - Не сердись, Штирлиц, - попросил Борман, вылезая на поверхность и
    снимая промокший засаленный пиджак. - Ты же знаешь, как все мы тебя люби
    м...
    - Кто это "мы"? - спросил Штирлиц.
    - Да вот, - сказал Борман, поднимая палец, чтобы Штирлиц прислушался.
    Русский разведчик, как локатор, завращал головой и услышал легкое
    знакомое сипение.
    - Пастор? - кратко спросил он. Борман радостно закивал головой.
    - Толстая свинья, - сказал Штирлиц.
    - Кто? - тут же спросил Борман.
    - Оба вы свиньи... - процедил Штирлиц сквозь зубы.
    - Про меня - это ты зря, Штирлиц, - начал Борман. - Я с тех пор на
    триста граммов похудел...
    - Все равно свинья, - сказал Штирлиц и прибавил: - соглашайся, пока я
    хуже не сказал.
    - Молчу, молчу, - сказал Борман. Его толстая морда расплывалась от
    жира и счастья встречи со Штирлицем.
    - Слушай, Борман, где тут ихнее американское Гестапо? - Штирлиц
    никогда не забывал о работе, даже когда на ней находился.
    Борман пожал плечами.
    - Ты должен знать, - сказал Штирлиц голосом, не терпящим никаких
    возражений. Борман съежился.
    - Я правда не знаю, Штирлиц, - сказал он, прижимая к голове уши. -
    Сходи в Пентагон или в Капитолий...



    ГЛАВА ПЯТАЯ

    В Пентагон Штирлица не пустили, как он не старался разбить дверь
    каблуками.
    "Сволочи", - подумал Штирлиц и направил свои "Скороходы" к Капитолию.
    - Штирлиц, а вы по какому вопросу? - перед Штирлицем стояла
    накрашенная девица приятной наружности в мини-юбке. Русский разведчик
    задумался.
    - Я по делам, но все равно заходи, - сказал он, беря даму под руку и
    ведя в Капитолий.
    - Ваш пропуск! - беспрецендентный швейцар встал поперек двери и мешал
    входу своим пухлым лоснящимся туловищем.
    - Хам! - Штирлиц вскипел, и швейцар куда-то делся.
    - И чтоб в следующий раз не мешал, когда я с дамой! - прокричал в
    догонку улетающему швейцару Штирлиц.
    В Капитолии стояла подозрительная тишина. Там было прохладно и пахло
    французскими духами и туалетом.
    Штирлиц чуть не прослезился - так сильно знакомыми показались ему
    коридоры и темные переходы (конечно, с веревочками) Капитолия.
    "Как в Рейхстаге", - подумал он, сморкаясь на бархатный ковер.
    Длинная зеленоватая сопля притаилась рядом со свежим окурком "Беломора".
    - Пойдем в мой номер, - сказал Штирлиц, беря даму за талию обеими
    руками. Левой он нащупал ствол "Беретта" и немало удивился. Дама
    поморщилась и полезла целоваться. "Беретт" выпал и гулко стукнулся о
    каменные плиты мраморного пола.
    - Мадам, у вас пистолет выпал, - сказал Штирлиц, задыхаясь от
    прохлороформенного поцелуя и сжимая даму за талию.
    "Черт", - подумала Мадам. - "Этого Shtirlitz'а ничем невозможно
    взять. Надо посоветоваться с шефом"
    Штирлиц, конечно же, узнал румынско-болгарскую шпионку Хелену
    Занавеску. Она пыталась перевербовать его уже одиннадцатый раз.
    - Штирлиц, мне пора, - нежно прочирикала она и упорхнула в окно при
    помощи потайного парашюта.
    - Улетела, - сказал Штирлиц и пошел искать кого-нибудь живого.

    * * *

    Шеф разведки и контрразведки мистер Гари Томпсон сидел за столом,
    заваленном счетами, и скучал. Его ленивый взор жадно следил за движениями
    часовой стрелки на облупившемся циферблате старинных немецких часов.
    Минутной стрелки на часах не было. Часы, потрескивая, занудно тикали, и
    стрелка медленно приближалась к шести часам вечера. Мистер Томпсон лениво
    посмотрел в окно и плюнул на пол. Вечер обещал быть прекрасным.
    Внезапно часы зашипели и с легкими подвываниями отбили шесть ударов.
    Мистер Томпсон, не разбирая дороги и на ходу всовывая ноги в черно-белые
    штиблеты, помчался вон из Капитолия.
    - Стоять, - на лестнице стоял Штирлиц с угрюмой физиономией и не
    совсем равнодушно смотрел на Томпсона. Тому стало страшно, но тем не менее
    он остановился и спросил:
    - Вы ко мне, любезнейший
    - К тебе, - сказал Штирлиц, сразу же переходя на "ты" в одностороннем
    порядке.
    - А-а-а, - Томпсон не в силах был что-либо сказать и только показал
    на часы.
    - Пошли в твой кабинет, - сказал вежливый Штирлиц.
    - Пошли, - сказал Томпсон, поняв, что обречен на ночное сидение в
    Капитолии.

    - Ты шеф разведки, верно? - спросил Штирлиц по пути в кабинет.
    Томпсон подумал минут сорок и отвечал утвердительно.
    - Ну вот, а я - Штирлиц, - и Штирлиц достал из кармана бутылку водки,
    тощую селедку и три банки тушенки.
    При виде тушенки Томпсону захотелось прыгнуть в окно, но Штирлиц
    предупредительно запер его и завесил шторой.
    - Ах, Штирлиц! - Томпсон мечтательно закатил глаза. За завербование
    Штирлица Лююбимый Шеф обещал насовсем свою походную секретаршу, три колеса
    от "Порше" и новые кальсоны.
    - Так что, товарищ Штирлиц, можно считать, что мы вас завербовали? -
    спросил Томпсон, все еще не веря своему счастью.
    - Считать и на счетах можно, - уклончиво ответил Штирлиц, и Томпсон
    понял, что его одурачили.
    - Нет, но все-таки, това-арищ Штирлиц? - протянул он. - Можем мы на
    вас рассчитывать?
    - Можете. Самое главное - море водки и гора тушенки, прямо ща, а там
    разберемся.
    - Ах да, конечно... сейчас... конечно... - Томпсон засуетился в
    поисках листка бумажки.
    - Вот и договорились, - грозно сказал Штирлиц, поигрывая кастетом.
    Ему очень хотелось послушать, как будет кричать шеф разведки.

    * * *

    - Нет, Штирлиц, все-таки расскажите нам, как это вы ухитрились
    заставить себя завербовать самого шефа разведки мистера Томпсона? -
    пастора Шлага интересовала чисто профессиональная сторона дела.
    - Да так, прислоняешь его к двери, бьешь, когда перестает стонать -
    отпускаешь, - пошутил Штирлиц.
    Пастору стало страшно, и он пролил какао на новую сутану, а заодно
    забрызгал Штирлица, за что получил кулаком по жирной роже.
    - Штирлиц, а ты на работу ходить будешь? - спросил Борман, повизгивая
    от восторга.
    Штирлиц задумался. В таком положении он и встретил рассвет.

    * * *

    По Капитолийскому персоналу прокатился слух, что у шефа разведки
    появился новый сотрудник, очень деятельный и свирепый.
    К вечеру первого рабочего дня Штирлица все уже знали, кто в Капитолии
    хозяин.
    Ночью о таинственном Штирлице доложили Кеннеди.
    - Что такое этот мистер Shtirlitz? - спросил президент, вытирая
    полотенцем только что выбритую щеку.
    - О, господин президент, это самый лучший русский шпион, - отвечал
    Томпсон, согнувшись в низком поклоне.
    - Ха! А может, надо бы его арестовать? - Кеннеди достал зубную щетку
    и с презрением выдавил на нее крупный кусок зеленой зубной пасты.
    - Вы его не знаете, господин президент, - вздохнул Томпсон,
    поглаживая искуссно загримированный синяк под левым глазом.
    - Тогда вам крупно повезло, - сказал Кеннеди и запустил щетку с
    пастой себе в рот.
    Томпсон вздохнул.
    - Господин президент, наверное, одобрит нашу готовящуююся терракцию
    против русских, - сказал министр обороны, с трудом шевеля избитыми губами.
    Кеннеди выплюнул зубную пасту и с интересом посмотрел на него и
    кивнул, побуждая продолжать говорить.
    - Мы запустим к русским техаскую кукурузную саранчу, и эта свинья
    Хрущев умрет с голоду вместе со своим советским народом.
    - О, и мы все равно нарушим биологическое равновесие! - радостно
    сказал подхалим Томпсон.
    Кеннеди задумался.
    - Послушайте, Томпсон, кого-то вы мне напоминаете... - сказал он,
    снимая бронежилет.
    - Рад стараться! - воскликнул Томпсон.
    - Старайся, старайся, - сказал президент и, медленно зевнув,
    удалился.

    * * *

    - Слушай ты, Лысенко чертов, ты когда гирбринт огурца с бутылкой
    выведешь? Я жрать хочу! - Никита Сергеевич снял ботинок и постучал им себе
    по лбу. Это ему очень нравилось, и он постучал еще раз, посильнее.
    - Скора, Никит Сергеич, - пообещал Лысенко и вновь громко заржал.
    - Ты давай торопись, толстый, а то как врежу в ухо, - сказал Хрущев,
    начиная злиться.
    - Я вот те сам врежу, - сказал Лысенко, поднимая кулак, и два гения -
    большой и маленький - принялись, кряхтя и поминутно охая, драться. Их
    быстро разняли и развели по разным комнатам.
    - Чтоб без гинбринта я тебя не видел, морда ты со шнурками! - орал
    Никита Сергеевич, пытаясь вырваться и снять ботинок, чтоб запустить им в
    Лысенко.
    - Сам дурак! - отвечал Лысенко, плюясь на пол и дергая ногами.

    * * *

    По выложенному белым мрамором коридору Капитолия гуляли сквозняки и
    Борман. Вчера он написал на стене "Родина-мать зовет", нарисовал
    непристойную картинку и высморкался во все шторы, хотя на насморк не
    жаловался. Борман был ужасно доволен собой.
    Партайгеноссе шел по коридору, напевая чуть-чуть переправленную песню
    Пахмутовой: "И вновь продолжа-а-ается бой... И Борман такой молодо-о-о-
    й...". Он был в хорошем настроении и никому не мешал. Левую руку
    партайгеноссе держал в заднем кармане, и за ним тянулся извилистый след
    банановой кожуры и яблочных огрызков. День, как всегда, обещал быть очень
    удачным.
    Мимо проходил хмурый, невыспавшийся Штирлиц. Поравнявшись с Борманом,
    он неожиданно вынул руку из-под пулеметной ленты, высевшей у него на
    тельняшке, и дал Борману подзатыльник.
    - Это тебе за заговор, - пояснил он. В выпученных глазах Бормана
    появился признак немого вопроса.
    - Вот это память... - восхищенно сказал Борман, держа обеими руками
    гудящую от удара голову.
    Штирлиц спокойно прошел по коридору, лавируя между расставленными
    партайгеноссе препятствиями, и исчез на лестнице, погромыхивая по ней
    коваными сапогами.
    Партайгеноссе радостно потер руки. Предусмотренного на случай
    желающих подняться грохота не последовало.
    "Значит, Штирлиц спустился вниз", - обиженно подумал Борман. Этого он
    не предусмотрел.

    Штирлиц сидел за столом и сосредоточенно делал вид, что пишет.
    На самом же деле он загнал в дырку в крышке стола жирную муху и
    теперь обильно поливал ее чернилами. Ему было интересно, можно ли
    покрасить муху чернилами, и будет ли после этого летать это животное.
    Когда чернильница опустела и перо стало отзываться легким
    дребезжанием в ответ на попытку обмакивания в чернила, Штирлиц бросил это
    философское занятие и медленно потянулся.
    Муха выбралась из своей тюрьмы и медленно полетела к окну, громко
    жужжа и брызгаясь чернилами. Штирлиц улыбнулся и два раза плюнул на пол.
    Он опять был прав.
    День медленно тянулся к закату. Лиловое солнце нежно коснулось
    вывески "Сегодня и ежедневно кроме субботы, четверга и понедельника у нас
    лучшие котлеты в штате Мэн", и Штирлиц, зевнув, достал из кармана пачку
    "Беломора".
    Как всегда, делать было совершенно нечего.
    В городской центр культуры - публичный дом, куда его звал мистер
    Томпсон, идти не хотелось - после вчерашнего дебоша болела поясница и там
    могли, по крайней мере, набить морду. Томпсону, конечно.
    Штирлиц поскучал еще примерно час, затем смахнул с затылка пыль и
    отправился в коридор.
    Напротив гипсового бюста Кеннеди стоял на четвереньках мистер
    Томпсон, прижимая обеими руками к тусклому мрамору пола простую фетровую
    шляпу. Он стоял неподвижно, но тем не менее старательно кряхтел. Штирлиц
    бросил зубочистку и подошел ближе.
    - Кто у тебя там? - вежливо поинтересовался он.
    Томпсон поднял к нему потную морду и плаксиво сказал:
    - Во-вторых, не у меня, а у господина Министра обороны. А во-первых,
    я сам не знаю.
    - Вредный ты, - сказал Штирлиц и приготовился дать Томсону пинка или
    подзатыльник. Но его что-то остановило - прилипшая к пальцам, залежавшимся
    в кармане, жевательная резинка типа "Бубель-Гум спешал фор Штирлитц" - так
    было написано на пачке.
    - А где эта интриганская морда? - спросил Штирлиц, отлипляя от
    пальцев липкий, но довольно жесткий продукт.
    - Вы про кого, про господина Министра? Он ушел... ненадолго... ну,
    ему надо...
    - Понятно, - сказал Штирлиц, приятно улыбаясь.
    Из ватерклозета, располагавшегося в конце коридора, рядом с портретом
    Вашингтона, раздалось шипение и клокотание. Вскоре оттуда показался
    посвежевший и очень довольный господин Министр, вытирая мокрые руки о
    пиджак.
    - Штирлиц, как хорошо, что вы пришли! - сказал он и сделал такое
    лицо, каким осужденный утром перед казнью встречает палача.
    - Прямо превосходно, - сказал Штирлиц, чтобы все поняли, как ему
    приятно.
    Господин Министр, продолжая радостно улыбаться, сделал маневр к
    оступлению.
    - Кто у Томпсона под шляпой? - строго спросил Штирлиц.
    Господин Министр закатил глаза к небу и стал думать, чтобы такого
    соврать. Обманывать Штирлица считалось очень рискованным делом. Но кроме
    мелких земноводных амфибий на ум ничего не приходило.
    - Лягушка? - неуверенно сказал господин Министр и покосился на
    Штирлица.
    Зверь, сидящий под шляпой, задергался и издал зловещее стрекотание.
    - Крупная? - сочувственно спросил Штирлиц.
    - Очень, - сказал господин Министр, отыскивая место, куда в случае
    чего можно было бы прыгнуть.
    - Кусается? - продолжал Штирлиц.
    - Может руку откусить, - сказал господин Министр, слегка увлекшись.
    Томпсон побледнел и, держа шляпу одной рукой, вытер другой холодный
    пот со лба. Шляпа внезапно вырвалась и поскакала по этажу, натыкаясь на
    стены и отскакивая от них в почтительном недоумении.
    Шеф разведки, все еще стоя на четвереньках, побежал ловить ее. Тыкая
    руками в шляпу, он опрокинул ее. Из-под шляпы вылезла крупная желтая
    саранча, подвигала челюстями и скрылась на лестнице.
    - Упустил! - истошно заорал господин Министр.
    Штирлиц расцвел в довольной улыбке.
    - Надули, - счастливо сказал он, как будто надули не его, а Томпсона
    или господина Министра. - Неужели тебя мама в дестве не учила, что врать
    нехорошо?
    Господин Министр покраснел и стал выписывать левой ногой различные
    геометрические фигуры. Штирлиц залюбовался его раскаянием.
    По лестнице приполз вспотевший и взъерошенный шеф разведки.
    - Поймал, - сказал он, показывая укушенный палец.
    Крупный полевой вредитель был зажат у него под мышкой и угрожающе
    шевелил челюстями.
    - Осторожней, не помните, - засуетился господин Министр, подставляя
    стеклянную банку из-под соленых огурцов.
    Через минуту псевдолягушка сидела в банке и томно билась головой о
    металлическую крышку. Очевидно, такое беспокойство было обусловленно
    близостью товарища Штирлица.
    - Зачем тебе эта уродина? - спросил Штирлиц.
    - О, Штирлиц, вы ничего не по... ой-ой, извините, я хотел сказать,
    что это крупный стратегический зверь. Мы зашлем его в одну страшно
    отсталую страну, и тамошний вождь останется голодный.
    - Хорошо придумано, - сказал Штирлиц, жонглируя двумя кастетами. - А
    в какую такую отсталую страну?
    Господин Министр опять закатил глаза и стал напряженно думать.
    Конечно, Штирлицу говорить не следовало.
    - Ну? - сказал Штирлиц. - В какую?
    - В Папуа-Новую Гвинею, - нерешительно сказал господин Министр.
    - А чем тебе папуасы досадили? - удивился Штирлиц.
    - Воюют, проклятые, - сказал господин Министр, понуря глупую голову.
    Штирлиц недоверчиво посмотрел на него. Он, конечно же, понял, что его
    опять-таки хотят обдурить.
    - Ты у меня смотри, - сказал он, показывая кастет. Штирлиц знал, что
    он в любом случае узнает зловещие планы господина Министра, и поэтому
    нисколько не торопился.
    - Ладно, - сказал Штирлиц, вытирая рукавом томпсоновского пиждака
    испачканный тушенкой рот. - Мы с вами еще поговорим.



    ГЛАВА ШЕСТАЯ

    В коридоре стояла глухая тишина. Ночью Капитолий пустовал. Раньше в
    нем по ночам сидел скучающий сторож. К утру он зверски напивался и
    горланил песню "Янки дудль", колотя пустой бутылкой в чугунную сковородку.
    Теперь алкоголика заменили новейшие достижения науки и техники.
    Электрическая сигнализация лишила сторожа работы, и теперь по утрам вместо
    воплей "Янки дудль" обычно раздавался вой электрической сирены.
    Штирлиц спокойно шел по коридору. Следом за ним, озираясь, дрожа от
    страха и поминутно наступая на свою длинную сутану, шел пастор Шлаг.
    - Прекрати стучать зубами, - шепотом попросил Штирлиц. - А то стучать
    будет нечем.
    - Страшно! - дрожащим голосом сообщил Шлаг.
    - Нечего бояться, - ободряюще сказал Штирлиц.
    Часы без минутной стрелки в кабинете Томпсона, кряхтя несмазанными
    внутренностями, прошипели двенадцать.
    Пастор похолодел и перекрестился.
    - Так, - шепотом сказал Штирлиц, зажигая потайной фонарь. Пластмасса
    горела на редкость скверно и коптила. - Пролезешь в кабинет господина
    Министра, соберешь всю бумагу и приползешь обратно. - И он сбил кастетом
    замок с вентиляционного люка.
    Пастор, кряхтя, задрал сутану и полез в образовавшееся отверстие.
    Через минуту его чихание послышалось в самом кабинете.
    - Ну как? - спросил Штирлиц, заглядывая в замочную скважину.
    - Бумаги много, - хрипло сказал пастор. Он обнаружил початую бутылку
    виски и сейчас ему было не до бумаг.
    - Тащи сюда! - потребовал Штирлиц.
    - Бумаги много, - повторил пастор. Содержимое бутылки быстро
    уменьшалось.
    - Не задерживайся! - кипел Штирлиц.
    - А вот сам бы слазил, - сказал Шлаг, опьянев и похрабрев, как
    никогда.
    - Чтоб я, высококвалифицированный и высокооплачиваемый русский
    разведчик, полез в грязную дыру... - Штирлица передернуло. - Ты, толстый,
    вылезай быстрей.
    В люке появилась счастливая морда пастора. В зубах у него была зажата
    толстая пачка бумаги, и он помогал себе ползти папкой с белыми завязками.
    Пастор выбрался из люка и сказал что-то невразумительное. Штирлиц
    выдернул у него изо рта пачку бумаги и предложил повторить.
    - Я говорю, почему я, а не Борман? - спросил пастор, поправляя
    наползшую на плечи сутану.
    - Борман! - Штирлиц стал радостно гоготать. - Эта жирная свинья
    понаставила бы там веревочек и капканов. И завтра я имел бы неприятности.
    - Мне то что, - сказал Шлаг вполголоса.
    - Вот это плохо, - строго сказал Штирлиц.
    - Что? - удивился пастор.
    - Что вам все равно, кто перед вами, агент Гестапо или коммунист.
    "К чему бы это", - подумал пастор и спросил:
    - А кто лучше?
    - Конечно, агент Гестапо.
    - Вы так думаете?
    - А ты нет?
    Пастор пожал плечами, и они со Штирлицем направились к Штирлицу
    домой. Русский разведчик неизвестно на каких правах жил в сразу шести
    номерах огромного отеля. Никто не смел заикаться об арендной плате.
    Пастор потоптался у двери и рухнул на коврик, о который Штирлиц
    только что вытер ноги.
    Около телевизора сидел Борман и смотрел передачу со стриптизом.
    Сегодняшний день он считал пропавшим. Ни до, ни после обеда никто не
    провалился в яму, никто не зацепился за веревочку или попал в капкан.
    Партайгеноссе сидел, страшно растроенный, и думал, что уже потерял
    квалификацию. Внезапно Штирлиц, проходя мимо него с пакетом кефира,
    споткнулся о ловко опрокинутый стул и ругнулся.
    Борман словно расцвел.
    - Штирлиц, как успехи? - спросил он.
    - Я тебе щас покажу успехи, - сказал Штирлиц, и Борман с визгом
    умчался в соседнюю комнату.
    - Штирлиц, - примирительно сказал он оттуда. - Давай собачку купим.
    - Зачем? - удивился Штирлиц.
    - Ее так отдрессировать можно, она документы таскать будет. Я в рейхе
    уже так пробовал.
    - Гм! - сказал Штирлиц. С собачкой связываться не хотелось. Штирлицу
    в качестве похитителя документов больше подходил пастор Шлаг, но...
    - Давай, - сказал Штирлиц. - Но какую?
    Здесь пришлось задуматься Борману. Предлагая купить собачку, он
    преследовал две цели: во-первых, указанную, а во-вторых, собачка должна
    была быть обучена кусать всех, на кого укажет Борман, за пятки. Поэтому
    выбор породы усложнился. Борман задумчиво почесал в блестящем затылке и
    сказал:
    - Тут надо подумать...

    * * *

    Ночью партайгеноссе спал плохо. Ему снился страшный сон о том, как
    он, Борман, идет ночью по Капитолию, и вдруг из одной из дверей выходит
    Штирлиц, вытирает окровавленные руки и говорит "Следующий...". Два
    здоровых сотрудника ФБР хватают партайгеноссе за руки и ноги и бросают в
    кабинет Штирлица. Борман засопротивлялся и проснулся от весомого удара по
    лбу.
    Над ним стоял Штирлиц и держал в руках крупную гирю.
    - Во развеселился... - хмуро сказал он, и партайгеноссе понял, что
    Штирлиц сегодня в дурном настроении.
    Он вытер со лба холодный пот и сказал:
    - Штирлиц, а я придумал!
    - Чего ты еще там придумал, - еще более хмуро сказал Штирлиц, отдирая
    от сковородки стельку для башмака.
    - Про собачку, - сказал Борман.
    Русский разведчик отнесся к этому радостному известию на редкость
    спокойно.
    - Ну? - сказал он.
    - Давай купим... э... болонку!
    - Ладно, черт с тобой, - сказал Штирлиц, смягчаясь и бросая на стол
    засаленную сковородку с подгоревшей яичницей.
    В углу у двери проснулся пастор Шлаг. Пока он, охая и крестясь,
    дополз до стола, от ячиницы остались только капли жира, выковыренного
    предусмотрительным русским разведчиком из банки с тушенкой.

    Днем Штирлиц шел на работу. В его кармане лежал новый кастет, отлитый
    на днях. Следом, озираясь и перебегая от фонаря к фонарю, крался
    партайгеноссе Борман, решивший сам для себя выследить Штирлица и сам себе
    доложить, чем он занимается.
    Штирлиц был угрюм и задумчив. Он, конечно же, понял, против кого была
    направлена жирная саранча из банки господина Министра. Штирлиц кипел от
    негодования и еще яростней сжимал рукой кастет.
    Сейчас он шел в биологическую лабораторию, где, по слухам, готовилась
    какая-то жуткая отрава. Русский разведчик решил идти напролом, поэтому оба
    охранника, которым посчастливилось сидеть в проходной, отлетели в разные
    стороны с разбитыми мордами.
    Войдя в помещение, Штирлиц высморкался, плюнул один раз на ковер и
    три раза в зеркало и вошел в лифт, где написал на стене "Сердце нашей
    партии могучей - ленинский центральный комитет" и вдавил в стену сразу
    четыре кнопки.
    Лифт доставил его на седьмой этаж. Штирлиц вышел на площадку. Пахло
    духами и карболкой, где-то истошно выла собака.
    - Изверги, - сказал Штирлиц. - Ненавижу.
    Он достал кастет и разбил первое попавшееся стекло. Отряхнулся от
    осколков и разбил еще одно. В образовавшейся дыре он увидел двух дам,
    испуганно склонившихся над пробирками, в которых клокотало что-то на
    редкость вонючее.
    - А вот и я, - сказал Штирлиц довольно ласково, просовывая ногу в
    образовавшееся отверстие. Дамы с визгом вылетели в коридор (правда, через
    дверь) и исчезли на лестнице.
    Минутой позже на улице раздался вой полицейской сирены. Штирлиц
    насторожился.
    На столе, где дамы что-то варили, сидела весьма крупная крыса и
    совершенно равнодушно смотрела на Штирлица. Русский разведчик
    подозрительно посмотрел на нее и одним лихим движением сбросил все
    имеющиеся на столе пробирки на пол. Раздалось шипение и жидкость стала
    быстро испаряться.
    Из соседнего помещения раздался обиженный собачий вой, а со стороны
    лестницы раздалось характерное дребезжание.
    Штирлиц мгновенно догадался, что рядом партайгеноссе Борман, решивший
    испытать новую веревочку либо кирпич из особо крепкой глины на его светлой
    голове.
    Русский разведчик ткнул плечом дверь в соседнее помещение. Если бы он
    умел читать по-английски, он заметил бы на двери надпись "открывается
    внутрь".
    Но Штирлиц мощным ударом высадил дверь и ворвался в соседнюю комнату.
    Двухлетняя овчарка, приготовленная для опыта, сидела в клетке, и,
    увидев Штирлица, оскалила зубы, давая понять ему тем самым, что данный
    опыт будет несколько осложнен.
    - Гестаповцы, - злобно сказал Штирлиц, назвав имя своей любимой
    организации. Он открыл дверь клетки, собака выскочила наружу и принялась
    истошно лаять.
    - Дура, - обиженно сказал Штирлиц и очередная порция пробирок
    посыпалась на пол.
    Там, где раньше была входная дверь, показался Борман.
    - Штирлиц! - восторженно сказал он, глядя, как русский разведчик
    борется одновременно с собакой, стремящейся разодрать его форменные брюки,
    и горой пробирок. - Ты что, купил мне собачку?
    - Считай, что купил, - сказал Штирлиц, - Если уберешь от меня эту
    заразу...
    Борман сложил губы трубочкой и попытался засвистеть, но вместо свиста
    у него получилось змеиное шипение.
    Собака оставила Штирлица и удивленно посмотрела на партайгеноссе.
    Борман достал из кармана приготовленный две недели назад ошейник с
    поводком и надел все это на шею животному. Затем он с видом профессионала
    посмотрел собаке в пасть и заявил, что это пес.
    - Я его Адольфом буду звать, - сказал он, показывая свою преданность
    обществу охраны животных.
    - Хоть Иосифом, - сказал Штирлиц, критически осматривая порванные
    штаны. - Ну и зубы у твоего Адольфа...
    - Весь в фюрера, - сказал Борман, выводя собаку в коридор. В
    кабинете, где остался Штирлиц, послышался звон разбитой посуды.
    Кожаный намордник, купленный Борманом за семь рейхсмарок, собаке не
    понравился. Злобно чихнув, она мило уронила какую-то пакость в сапог
    Штирлица и зловеще зарычала, отказываясь тем самым от возможных претензий.
    Сапоги зашипели, задымились и бысто поползли вниз. В довершении всей в
    металлическом полу и в сапоге лаборатории образовалась здоровая дырка.
    Внизу оказался женский туалет, в котором сидели успуганные лаборантки.
    - Нашли зверя, - проворчал Штирлиц, шевеля большим палцем ноги, - с
    пироксилиновым заводом в заднице.
    Борман испугался за себя и за свое приобретеньице, но на его счастье
    Штирлиц отвлекся от сапог и обратил свой томный взор вниз, на слабую
    половину человечества. Слабая половина парализовано смотрела вверх, на
    сияющее лицо великого разведчика, который уже доставал из кармана свою
    любимую тушенку.
    "Сейчас кто-то кого-то будет угощать", - злорадно подумал
    партайгеноссе, зная щедрую натуру своего кумира.
    Штирлиц на секунду отвлекся на Бормана, дал подзатыльник, сказал "Не
    кто-то, а величайший разведчик всех времен и народов товарищ фон Штирлиц
    или просто Максим Максимыч Тихонов в смысле Исаев" и опять воззрился вниз.
    Таких радисток Штирлиц не видал. Он совершенно случайно уронил банку вниз
    (не вверх, естественно), уложил одну из радисток и забрызгал халат и
    прическу другой.
    Русский разведчик вежливо извинился, нахмурился, глядя на Бормана, и
    они избавили биологическую лабораторию от своего присутствия. Борман тащил
    за собой электоропровод и сломаный переключатель. Он был настолько доволен
    своим похождением, что размечтался о Мировой Революции и не заметил
    коварный столб, больно огревший его по потному лбу.
    - Скажи, Штирлиц, - спросил Борман весьма душевно, - О чем ты сейчас
    думаешь?
    - О шашлыке и банке тушенки, - сказал Штирлиц угрюмо.
    Борман хотел сказать "а вот я - о Мировой Революции", но удержался.
    За внезапные мысли можно было схлопотать от Штирлица по роже.
    Партайгеноссе притянул к себе собаку, удравшую вследствие длинного
    поводка метров на сорок, и продолжил свои мысли.



    ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Утром непосредственный начальник Штирлица высказал своему
    подчиненному все, что он имел против посягательств на достижения науки.
    - Штирлиц, вы же не ребенок, черт возьми! - кричал Томпсон.
    - Не ругайся, - попросил Штирлиц, спокойно сооружая из сломанных
    спичек пирамиду.
    - Но Штирлиц, зачем вы разбили все имевшиеся в лаборатории пробирки?!
    - Я был пьян, - равнодушно сказал Штирлиц. - У меня голова болела.
    - Я сам пьян, - сказал Томпсон, - и у меня у самого болит голова...
    после вчерашнего... Но я же не иду в лабораторию бить пробирки!
    - А что, там еще что-то осталось? - забеспокоился Штирлиц.
    - Ну чего там может остаться? - удивился шеф разведки. - Вы так там
    вчера поработали, что свернули нам всю программу биологических
    исследований лет на десять... а может, на двадцать... А собаку вы зачем
    сперли?
    - Пса не трожь, - голосом заправского уголовника сказал Штирлиц. - Он
    моему другу маму заменяет...
    - Маму - это хорошо, - сказал Томпсон. - А вообще, Штирлиц, я не так
    уж и недоволен... Пойдем-те, что-ли, в ресторан... а то и правда после
    вчерашнего башка трещит...

    * * *

    В ресторане было тихо, и там никого не ждали. Угрюмый официант,
    зевая, бросил на столик меню и удалился. Ушел он, похоже, весьма надолго.
    Штирлиц вырвал из меню листок, важно вытер им рот и положил обратно.
    - Нас кормить будет кто-нибудь? - плаксиво сказал Томпсон, поглядывая
    на часы.
    - Погоди, я пойду с ними разберусь, - сказал Штирлиц, засучивая рукав
    пиджака.
    Через три минуты он вернулся. Нелюбезный официант, хлюпая разбитым
    носом, плелся за ним и извинялся на всех известных ему языках.
    Еще через минуту стол уже ломился от пищи и выпивки. Венчала
    пиршество крупная банка советской тушенки.

    * * *

    Штирлиц возвращался из ресторана под вечер, точнее, даже, под утро.
    На его левой руке висел Томпсон, громко вопя " Мы красная кавалерия и про
    нас... ". Штирлиц еще держался на ногах.
    - П... пойдем, я тебя п... п... провожу, - сказал он бодро.
    - Пойдем, - сказал Томпсон, вытирая капающие изо рта слюни, чтобы не
    намочить пиджак.
    - Ты где ж... живешь? - вежливо поинтересовался Штирлиц.
    - Там, - сказал Томпсон, махнул рукой в неизвестном направлении и
    захрапел. На его красной роже отразилось величайшее блаженство.
    Штирлиц потащил его в указанном направлении. Спустя полчаса он
    оказался на набережной и стал думать, как надо форсировать реку.
    Светало. На берегу Потомака, катящего свои грязные воды в неизвестном
    направлении, сидел Штирлиц, и, сняв носки, бултыхал ногами в воде. Рядом,
    подперев голову смятым мусорным баком, храпел его начальник, шеф разведки.
    Вскоре Штирлиц, напряженно поморщившись, вспомнил, что он, кажется,
    русский разведчик, и ему надо выполнять соответствующую работу. Он никак
    не мог вспомнить свою настоящую фамилию. В голове вертелись какие-то
    обрывки. Вспоминалась какая-то странная фамилия, отдаленно связанная с
    тишиной, но Штирлиц знал наверняка, что ошибается.
    Наконец Штирлиц махнул головой, отгоняя непрошенные раздумья, и,
    вздохнув, обшарил карманы Томпсона.
    Пистолет системы Вальтер был слишком тяжел и пах плесенью, и Штирлиц
    швырнул его в воду. Кошелек он освободил от содержимого и это самое
    содержимое положил себе в карман, а кошелек последовал за пистолетом.
    В удостоверении личности Штирлиц грязью подрисовал Томпсону бороду и
    усы и сунул его обратно в карман своему шефу.
    Затем он набрал в ладони порядочно холодной воды и плеснул ее в
    распухшую физиономию начальника. Тот мгновенно проснулся и шумно рыгнул.
    Штирлиц счел свою миссию выполненной и решил исчезнуть. Он поднялся
    на набережную и увидел стоящий у обочины "Мерседес" совершенно без
    хозяина. Штирлиц решил, что должен же кто-то на машине ездить и, подойдя к
    ней, решительно дернул ручку двери на себя. После шести энергичных
    движений дверь распахнулась. Штирлиц сел за руль и с удовлетворением
    обнаружил, что ключи болтаются в приборном щитке.
    Он завел машину и поехал куда глаза глядят.
    Глаза глядели на только что построенный и покрашенный свежей краской
    салатового цвета забор.
    Почувствовав удар, Штирлиц вылез из "Мерседеса" и с сожалением
    осмотрел помятый передок машины. Отряхнув с пиджака битое стекло, он
    высморкался в собственный рукав и пошел туда, где виднелся шпиль
    Капитолия.

    * * *

    Войдя в свой собственный кабинет, Штирлиц сразу же почувствовал, что
    он здесь не один - по характерному запаху тухлой селедки в воздухе.
    - Хайль Гитлер, товарищ Штирлиц! - сказал кто-то насмешливо.
    - Хайль, хайль, - сказал Штирлиц и вздрогнул. Голос был на редкость
    знакомым.
    - Вы меня не узнаете? - из-за занавески вышел оборванец с золотым
    зубом, блестящем от зверской улыбки говорившего и в помятом, со следами
    побелки полосатом тюремном пиджаке.
    - Как же, - недовольно сказал Штирлиц. - Клаус, провокатор...
    - Вот именно, - сказал Клаус. - И зачем это надо было в меня
    стрелять?
    - Разве ж я не попал? - огорчился Штирлиц.
    - Не-а! - и Клаус распахнул пиджак. Под ним оказался бледный
    волосатый живот с татуировкой, изображавшей узника концлагеря в полосатом
    костюме, пастора Шлага с сейфом и надписью "Не забуду товарища Штирлица".
    - А ты сам-то хорош, - сказал Штирлиц, обидевшись на недвусмысленный
    сюжет татуировки. - Сожрал у меня все печенье, и хотел весело смыться.
    Они некоторое время угрюмо посопели, глядя друг на друга изподлобья.
    - Ну, как живешь? - спросил наконец Штирлиц весьма миролюбиво,
    ощупывая в кармане кастет.
    - Фигово, - сказал провокатор. - Работы нет никакой...
    - А чего же ты так долго не появлялся? - поинтересовался Штирлиц.
    - Да все дела... - замялся Клаус и потупил взор.
    - За что сидел? - спросил Штирлиц.
    - За женщину, - шепотом сказал Клаус, пытаясь сковырнуть ногтем край
    кожаной обшивки дивана.
    - А как она, ничего? - тем же шепотом спросил Штирлиц.
    - Ничего, - тягостно вздохнул провокатор.
    - Ну как, - он сразу перешел к делу. - Пастора-то этого вонючего
    шлепнули?
    - Тебе-то что, - хмуро сказал русский разведчик.
    - А работа есть еще какая-нибудь?
    - Найдется, - сказал Штирлиц. В его голове стал созревать один из
    самых коварных планов. - Слушай, Клаус, ты документы воровать умеешь?
    - Не пробовал, - огорчился провокатор.
    - А терракты совершать можешь?
    - А сколько дашь?
    - Триста.
    - Зеленых или рублями?
    - Пожалуй, зеленых.
    Провокатор со скрежетом почесал подбородок.
    - Тут же надо много работать, - сказал он.
    - А кто чего говорит? - запальчиво сказал Штирлиц. - Ну как,
    договорились?
    - Да я всегда готов, - сказал Клаус.
    - К борьбе за дело? - насмешливо спросил Штирлиц.
    - А хотя бы.
    - Ну, заходи вечером в ресторан.
    - В какой?
    - А в какой захочешь, - и они по-дружески пожали друг другу руки и
    расстались до вечера.

    * * *

    Штирлиц пошарил в кармане в поисках "Беломора" и обнаружил небольшую
    бумажку, попавшую к нему, наверное, вместе с содержимым карманов его
    начальника. Штирлиц развернул ее и прочел.
    "Поручается, - гласила бумажка, - мистеру Томспону огранизовать
    терракты, подрывную деятельность и т.п. в Советском Союзе, используя своих
    агентов."
    "Своих агентов - кого это они имели в виду?" - Штирлиц яростно
    разорвал документ и стал кипеть от злости.
    Высунувшись в окно, он увидел в конце улицы уходящего Клауса.
    - Стой! - заорал Штирлиц.
    Провокатор взрогнул и пригнулся, как будто на него упала здоровая
    бочка с цементом.
    - Не бойся, иди сюда! - орал Штирлиц. Клаус обернулся и быстро пошел
    обратно.
    Пять минут спустя он был в кабинете Штирлица.
    - Чего надо? - спросил он весьма грубым голосом.
    - Работа есть срочная.
    - А! Это мы всегда пжалста...
    - Вот там где-то, - и Штирлиц махнул рукой в неопределенном
    направлении, - у речки дрыхет мой шеф. Его надо разбудить и утащить в одно
    место... я тебе расскажу... - и оба заговорщика вышли из кабинета в
    коридор.

    * * *

    Шеф разведки мистер Томпсон проснулся в неизвестном ему темном
    помещении.
    - Где я? - спросил он слабым голосом.
    - В тюрьме, - сказал Шелленберг, заглядывая к нему через щель в
    сарае.
    - А в чем меня обвиняют? - спросил шеф разведки весьма равнодушно.
    - Во всем, - сказал Айсман голосом прокурора, очищая косу от налипшей
    травы. - Кто терракты планировал?
    - Я, - мужественно признался Томпсон.
    - Кто русских обижал?
    - Тоже я, - сказал Томпсон.
    - Признаваться будешь?
    - Обязательно... - и Томсон потребовал ручку и пачку бумаги потолще.

    * * *

    Советский посол в Североамериканских Соединенных Штатах неожиданно
    срочно потребовал аудиенции у господина Министра Обороны. Тот знал, что от
    таких визитов можно ждать неприятностей.
    - Господин Министр, - начал посол. - Мы тут вот получили от одного из
    наших... как бы это сказать? В общем, от нашего человека несколько
    бумажек... Вот посмотрите...
    Господин Министр лениво взял у него несколько измятых бумажек.
    "Я, шеф разведки Томпсон, - гласила одна из них, - Признаюсь товарищу
    Штирлицу, что совершал нехорошие вещи против русских и планировал терракты
    в Советском Союзе. Вот. Подпись неразборчива"
    Господин Министр похолодел и расстегнул воротник рубашки. Он бросил
    бумажки на стол и выскочил из кабинета в поисках Томпсона. Тот стоял у
    дверей кабинета.
    - Где Штирлиц? - яростно завопил господин Министр.
    - Нет Штирлица, - сказал Томпсон. - В Москву убег...
    Господин Министр опустился на пол у двери и принялся стонать.
    - Ничего, - ободряюще сказал Томпсон, садясь рядом с ним. - Мы им еще
    Карибский кризис устроем... Только это строго между нами.


    Эпилог

    - А не пора ли нам смыться в Крым побалдеть? - Никита Сергеевич
    задорно посмотрел на свою новую секретаршу с пышным задом и облизнулся.
    - Пора, Никита Сергеич, - секретарша усмехнулась.
    - Напиши записку в ЦеКа, и поехали, - Никита Сергеевич неожиданно
    схвадил ее за одну из выдающихся подробностей и стал радостно тискать.
    Секретарша не сопротивлялась и довольно хихикала. Она написала
    записку, и Никита Сергеевич подписал ее:
    "16 мая 1964 года. Н. Хрущев."
    А за окном проехала телега с молоком и танк, расписанный цветочками.

    * * *

    ... А Штирлиц спал. Ему снилось русское поле с березками, снились ему
    голые девки, и он смотрел на них совершенно не из-за кустов. Сейчас он
    спит, но ровно через полчаса проснется, и у Центра опять найдется для него
    новое задание.
     
 



Поделиться этой страницей